• Акинфеев смотрится в сборной ветераном

    23.03.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Цепная реакция – как еще объяснить, что до Эстонии не добрались именно те игроки, которых никак не назовешь чужими друг другу. Без шуток: Погребняк на сборах живет в одном номере с Павлюченко, Колодин с Семшовым, братья Березуцкие – друг с другом. Только Титов, чье расставание со сборной получилось форс-мажорным, не вписывается в эту теорию. Таких потерь не было давно, если вообще подобное когда-либо случалось. Покрайней мере менеджер сборной Виктор Вотоловский не думал над этим вопросом ни секунды: «Никогда столько народу не теряли».

    Врач Андрей Гришанов, сидевший в самолете неподалеку от старого товарища, услышал, о чем идет речь, сокрушенно махнул рукой и отвернулся в другую сторону. Час назад, когда автобус сборной, наводя страх и ужас, мчался по встречной полосе Кутузовского, доктор в свойственной ему саркастической манере кивнул в сторону главного тренера:

    – Он мне сегодня говорит: «Я уже боюсь, когда ты ко мне подходишь».

    – А ты?– Что тут поделаешь, приходится подходить.

    Травмы, болезни, недостаточно быстрый ход выздоровления… Гришанов «пашет» на сборе в поте лица, как и массажисты. Но человеческую природу не обманешь. Будь ты хоть профессор, хоть простой фельдшер. Трудно начинается год, очень трудно. Поглядим, что будет поздней осенью.

    Колодин, чьи шансы сыграть в Эстонии изначально расценивались как минимальные, беседует с Хиддинком у входа в отель «Мариотт». Разговор выходит коротким. Денис с грустью идет не к автобусу, а совсем в другом направлении. «Их уже девятнадцать», – резюмирует кто-то из тренерского штаба. Девятнадцать, и среди них есть такие, кто впервые оказался в сборной. Шишкин, ездивший в прошлом году в Сочи, а затем просидевший в запасе весь матч с Македонией, выглядит почти завсегдатаем. А Акинфеев, уверенный, сосредоточенный, проходящий мимо вспыхивающих возле него фотокамер с отрешенным взглядом, и вовсе старик. Это в свои неполные 21!

    Хиддинк оживился по дороге в аэропорт, когда автобус проезжал мимо Белого дома, заговорив непривычной для себя скороговоркой, в которой легко можно было разобрать два слова: «стрельба» и «танки». Потом Гус начал читать свой КПК (карманный персональный компьютер), заслуживший с чьей-то легкой руки прозвище «пейджер».

    Во Внукове команда пьет кофе. Альберда, то ли на фарт, то ли ради особого внимания дам избавившийся после игры с Голландией от длинных волос, расхаживает по залу отлета с телефоном в руке. Бородюк поднимает настроение команде. Пошутит с молодыми, подбодрит ветеранов. Пару минут – и они уже смеются над шутками старшего тренера. Бородюк – тренер-демократ, который понимает, когда шутят над ним. Беседа потихоньку скатывается на утреннюю тренировку. Редкий случай: у Александра Генриховича не получался на ней какой-то мудреный финт.

    – Что поделаешь, когда 15 лишних.

    – Игроков?
    – Килограммов, – смеется Бородюк.

    Лишних игроков действительно нет. Только необстрелянные. Сережа Ефимов стесняется, держась чуть  в стороне от всех.

    — Я в «Локо»-то не успел с кем-нибудь сдружиться, а тут сборная…

    – Ну и как тебе?
    – Хорошо, только непривычно. Вот Бородюк вчера после тренировки подошел и велел пластырь ото рта отлепить.

    – Какой пластырь?
    – Вот и я спросил: «Какой?» «Ты центральный, – говорит, – защитник и обязан указывать, куда разворачиваться, кого держать. Не имеет значения, сколько тебе лет. Понятно?»

    Позже Бородюк кивает в сторону «железнодорожника»:

    – Защитник будет классный, уже сейчас видно.

    Дай-то бог. Вполне возможно, что взрослеть Сергею придется уже в эту субботу. Надо же хоть кому-то бороться с эстонцами в воздухе. Играть низом на таком поле просто нереально.