• Александр Большунов: Без Сергея Устюгова не Олимпиада, а первенство водокачки

    Бронзовый призер Олимпиады-2018 пожаловался, что дома ему некогда тренироваться

    13.02.18 20:11

    Александр Большунов: Без Сергея Устюгова не Олимпиада, а первенство водокачки - фото

    Фото: AP

    Читайте Спорт день за днём в
    Вся наша жизнь — это череда поступков. Жалеть о том, что не сделал — удел слабых. Разговоры про риск и шампанское — для мажоров. Настоящие мужчины делают, потому что знают, что так и надо. Александр Большунов - из таких. После завоевание бронзы в командном спринте он рассказал об ультиматуме своему тренеру и сравнил Олимпиаду с первенством водокачки.

    Каждую таблетку пробивал по интернету

    — Решение о выступлении было принято за четыре дня до спринта, - сразу признался Большунов - Еще 9 февраля я смотрел с тренером скиатлон по телевизору в Австрии. Тогда я сказал ему: «Юрий Викторович (Бородавко - «Спорт День за Днем»), медали на дороге не валяются – надо ехать». Либо еду и борюсь, либо остаюсь дома. Неделю думал о спринте. Понимал, что могу бороться. Даже несмотря на свое текущее состояние. Я ведь сейчас болею.

    — Что с вами случилось?
    — Слег сразу после «Тур де Ски». Неделю лежал в больнице, температура под 40. Выписался, кажется, только 27 января. Все, кто меня видели, были в шоке. Так хреново было. Был момент, когда уже не мечтал об Олимпиаде. Просто хотел вернуться в строй.

    — Тяжело было лечиться, если многие лекарства под запретом?
    — Конечно, боялся. Каждую таблетку пробивал по интернету через специальную программу. Счастлив, что мы с тренером за такое короткое время сумели вернуть меня к жизни.

    Клэбо готовился, а я лежал в больнице

    — Давайте теперь о сегодняшнем спринте. Йоханнес Клебо настолько крут?
    — Я мог бороться за победу, но ноги в конце подъема сильно закислились. Пока я готов не на 100 процентов. Лыжи — не тот вид спорта, где реально восстановиться за 10 дней. Клэбо готовился, а я лежал в больнице – вот и вся разница.

    — Вы вспоминали товарищей по команде, которых не пустили в Пхенчхан?
    — Жаль, что здесь нет Сереги Устюгова и Глеба Ретивых. Мне было тяжело себя завести, но я пытался. Было такое состояние, что все пофигу. Никакого волнения. Словно первенство водокачки. Даже на этапах Кубка мира совсем другое настроение.

    — Иностранные журналисты не провоцировали вас, как Юлию Белорукову?
    — Я не обращаю внимание, но в интервью себя придерживаю. Все время хочется сказать одно слово. Начинаешь его говорить и… обрываешь себя.

    – Вы из небольшого поселка Подывотье.
    – Это небольшое село в Брянской области. Шесть километров от Украины. 500 км от МКАДа. Мои родители до сих пор там. Сейчас там живет человек 200, а я перебрался в Тюмень. Брянская область никаких условий не предоставляла, и я понял, что нужно оттуда дергать.

    – Сергей Устюгов тоже из небольшого поселка. Может, вся сила лыжного спорта в людях, которые выросли в не самых простых условиях?
    – Если честно, до сих пор, когда приезжаю домой, работы полно. Надо прокосить большой участок, поколоть дрова, помочь бате перекидать какие-нибудь доски. Когда я нахожусь дома, на тренировки остается мало времени. Приходилось бегать кроссы в 10 часов вечера.

    – Ничего себе.
    – Один раз убежал в это время в лес. Подбегаю уже ближе к селу, батя едет на «УАЗе», светит мне. Волновался. Поехал искать меня, все-таки темно на улице.

     


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий