• Александр Маренич: «Поселю Аланию на Олд Траффорд»

    ЧМ-2018: Кто понесет знамя?

    20.08.10 23:54

    Читайте Спорт день за днём в

    Александра Маренича совсем уж новой фигурой в российском футболе не назовешь. Игрок молодежной сборной, чемпион Европы 2006 года и ранее был на виду, правда, все более с ноткой сожаления о таланте, которому фатально не дают раскрыться в полной мере различные обстоятельства. Переехав во Владикавказ, Маренич словно рукой отодвинул все неприятности в сторону, и теперь о молодом человеке говорят как об одной из главных звезд «Алании». Матч с латвийцами на «Петровском» показал, что Саша не из тех, кого можно назвать игроком одной команды. Может быть, потому что азарт и воля к победе футболиста вкупе с мастерством не могут испортить ни один коллектив.

    — Александр, новое руководство РФС озвучило вполне конкретную задачу — выиграть чемпионат мира в 2018 году. А выигрывать-то его, если посчитать, надо вам и вашим нынешним партнерам по молодежке…
    — Да, получается так. Но конкретизировать силы, которыми это может быть сделано, пока рано. Впереди столько времени, что может измениться все — от климата на земле до намерений конкретного человека. Могу сказать одно: нам надо расти и играть, играть и расти, чтобы добиться этой цели. А то, что желание стать обладателем такого трофея есть абсолютно у всех, — так это естественно.

    — Одним из показателей роста футбольного уровня по-обывательски считается число игроков, которые уезжают из страны в пятерку ведущих чемпионатов. При легком подсчете получается, что мы шагаем вперед семимильными шагами.
    — Да, Россия стремительно растет в футбольном плане, и этого нельзя не заметить. Мне, например, так же как и всем болельщикам, приятно следить за успехами в Англии Аршавина и Павлюченко, за тем, как играют в ведущих чемпионатах футболисты, которые начинали у нас. И приятно, и интересно. Но, между тем, думаю, что менеджеры наших клубов, которые отпускают своих игроков только в ведущие команды Европы, правы — прибавлять в футбольном плане в составе аутсайдера так же трудно в Италии, как и в той же России. Исключением, наверное, является только английский чемпионат.

    — Почему?
    — Потому что английский чемпионат самый сильный, в нем нет откровенно­ отстающих в игровом плане команд. Хотя мне нравится не только он, нравится и Испания, да и в Италии по­пробовать свои силы не отказался бы, думаю, никто (смеется).

    — Если вернуться на наши поля, почему настолько разными по настрою оказались в исполнении россиян два матча в Питере — молодежка играла азартно, а основа через не хочу?
    — Не знаю, может быть, дело в разном статусе матчей. У национальной сборной игра была товарищеская, нам же обязательно надо было побеждать, чтобы набирать очки в группе.

     

    — Критерии вызова в сборную сейчас какие? Спрашиваю, потому что недавний конфликт Роналдинью с Дунгой показал всем, что они могут быть не всегда футбольными даже на самом высоком уровне. Влияет ли на наш тренерский штаб, к примеру, насколько сильны позиции клубов, которые представляют потенциальные сборники?
    — Конфликты конфликтами, но, на мой взгляд, все должно отходить в сторону, когда речь идет о деле. Ведь понятно, что такой игрок, как Роналдинью, не может испортить что-то в сборной. Это, как мне кажется, аксиома просто. Хотя... дело бразильцев, кого ставить. У них-то с выбором никогда проблем не было. А у нас зато конфликтов таких нет и, думаю, быть не может. В молодежку сейчас привлекаются игроки только по одному принципу — хорошей игры. Вот сколько бы ни говорили о том, что у нас по классу разница между дивизионами большая, а в сборной этого не чувствуется — ребята, которые приезжают из клубов первой лиги, играют так же хорошо и с настроем, как и те, кто представляет команды премьер-лиги.

    — Помню, присутствовала год назад зимой на сборе молодежной сборной, который впервые проводил в Турции Игорь Колыванов. Между прочим, он тогда сказал, обращаясь персонально к игрокам, некогда выигравшим под его руководством чемпионат Европы в своем возрасте, что они расслабились, а потому спрос с них будет двойной…
    — Не думаю, что кто-то из той команды расслабился. Просто прошло много времени и случилось много вещей: кто-то так и не смог заиграть в основе своего клуба и немного потерял мотивацию, кто-то получал травмы, у кого-то жизненные обстоятельства поменялись... Все идет, движется, и ребята меняются. Но сказать, что хотя бы один из тех пацанов до сих пор «на звезде сидит» или еще что-то... такого, конечно, нет. Все люди адекватные, да и когда мы это выиграли... сколько лет уже прошло! Пора уже смотреть в будущее. Могу сказать за себя: мне заиграть мешала травма и то, что произошло потом с клубом.
    А сейчас переехал во Владикавказ и все, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, нормализовалось.

    — В связи с, как вы выразились, «нормализацией» возник и повышенный интерес со стороны буквально всех. Это не мешает? Или, наоборот, комплименты и похвалы не дают повода расслабиться?
    — Чем больше хвалят, тем к большему это обязывает. Хотя, если чест­но, я не особо внимание обращаю на слова со стороны. Если что-то сказано близкими людьми, то да, прислушиваюсь. Но на оценки в газетах после матчей стараюсь не ориентироваться. Я ведь для себя ­играю, не для 6,0 или 6,5. Для себя и команды.

    — Интересно, а насколько Миодраг Божович — близкий вам человек? Его-то мнение, что «Маренич из всей молодой плеяды — самый талантливый», оно вами в расчет принимается?
    — Мнение Божовича для меня важно, и очень приятно от него такое слышать. Мне жаль, что так получилось с «Москвой», что мне так и не удалось там полностью раскрыться.

    — Скучаете по «Москве», как и все ее бывшие игроки?
    — Да, это был супер-коллектив. Уж не знаю, как так получилось, что в одно время в одном месте собрались такие однозначно хорошие люди, но это было... На базу в Мячково с утра мы просто рвались. Баскетбол перед тренировкой, потом с настроением полтора-два часа тренировки. Разъедемся по домам, а вечером снова собираемся... Во все моменты были вместе — в тяжелые и радостные, простые и сложные.

    — Вы до последнего оставались на том самом историческом сборе уже фактически не существующей команды?
    — Улетел за два дня до того, как разъехались все. Нас распустили официально еще до того, Миодраг всех собрал и сказал, чтобы мы искали себе другие клубы. Но никто не хотел уезжать. Хотелось продлить еще по­следние мгновения вместе. Да и не верилось, что это происходит на самом деле. В общем, тяжелый был период. Но все считали своим долгом до по­следнего тренироваться, готовиться, быть рядом.

    — Переезд на Кавказ был простым решением? Сколько вам понадобилось времени, чтобы принять приглашение «Алании»?
    — Много. Два или три часа (смеется). На самом деле я ведь переезжал поближе к родным краям, сам-то из Ростова-на-Дону. Посоветовался с близкими людьми и на следующий день уже сидел в самолете, летел на предыгровую тренировку. А еще на следующий — уже играл матч. Необычная ситуация. Еще одна (улыбается).

    — Сергей Кузнецов, вернувшийся из владикавказской аренды в «Карпаты», рассказал на родине о напряженной атмосфере во Владикавказе, связанной с его географическим положением…
    — Я лично никакого напряжения не чувствую. Все нормально, можно сказать, отлично. Иногда я даже скучаю по нашей базе, когда бываю в отъездах. Честно-честно, после матча в Питере гулял по набережной и поймал себя на мысли, что думаю совсем не о Неве, а о том, как там сейчас у нас — пошел дождь или нет, что делают ребята, как они сыграли двусторонку... В общем, я уже практически местным стал (улыбается).

    — Как вы пришли в футбол? Папа привел или сами папу потащили в секцию?
    — Я не мог не стать футболистом. Дома даже фотка есть, мне на ней три года, а нога на мяче. Папа играл в футбольной команде, но не на высоком уровне, а в местном росто­вском чемпионате. Лет в пять я начал путешествовать с ним по области на матчи, потом были профессиональная школа и тренер Сергей Гаврилович Селин, потом дубль... Все как у всех. Но желание стать футболистом меня никогда не покидало. Так что, можно сказать, я тот человек, у которого сбылась мечта.

    — Наверное, поэтому у Маренича всегда особое настроение на играх? Как вам вообще удается постоянно поддер­живать себя в прекрасном расположении духа? Метод Исинбаевой? Загадочные заклинания?
    — Нет (смеется). Заклинаний нет. Может быть, дело в плеере. Я всегда­ перед выходом на поле заряжаюсь музыкой. В основном это хаус, могу и транс послушать. Но в любом случае это такая... энергичная и энергетиче­ская музыка.

    — DJ Tiesto — номер один сейчас в мире?
    — Это вы лучше у Вани Стоянова спросите — он всех диджеев прекрасно знает, я же просто на уровне слушателя. А Стоян у нас подкован покруче любого диджея (смеется).

    — Во многих матчах вы берете игру на себя, и в части эпизодов это даже выглядит как работа по методу «сам танцую, сам пою, сам билеты продаю».
    — По такому методу в футболе ни у кого не получится. Просто иногда бывает, что у меня откровенно идет, и тогда даже тренер советует в раздевалке, чтобы старались играть на меня. А вообще, у нас вся команда боевая, нет исключений. Если что-то получается, то как бы ни казалось со стороны, что это индивидуальные заслуги, на самом деле это все командное.

    — Номинально Маренич — нападающий...
    — ...но уже привык играть слева в полузащите (улыбается). Мне нравится атаковать с бровки, могу сказать, что это мое. Иногда, когда наша команда с мячом, мы со Стояном устраиваем перемещения, меняемся флангами, бывает, что я оказываюсь в центре, но это только когда мы оба чувствуем, что от этого будет польза.

    — У вас в чемпионате свое собственное дерби — с «Ростовом»…
    — Да, необычно немного. Играю против своих друзей, с которыми вырос вместе, учился... Они мне звонили накануне матча с Латвией, позд­равляли с вызовом в сборную, обещали болеть за меня. Я тоже за них, естественно, переживаю и болею. Но отрицать, что матчи с «Ростовом» для меня в какой-то степени дерби, на которое особая мотивация, все-таки не могу. Так, наверное, у всех футболистов.

    — У всех футболистов еще бывают и неординарные поступки, совершенные на поле. Алан Гатагов вот судью целовал, Чиди Одиа на флажок покушался...
    — А я ласточку исполнял (смеется). Было это после гола в матче со «Спартаком» московским. Накануне игры ко мне в комнату залетела ласточка, мы с Дакостой ее долго ловили, а потом рассказали об это нашему физиотерапевту Эдику Кундухову. Тот прокомментировал: «Это знак. Значит, точно забьешь». Так и получилось. Забил — и посвятил ласточку Эдику.

    — Значит, Карпин может быть спокоен — не он проиграл, а ласточка выиграла. Кстати, об управленцах. В «Футбольный менеджер» играете?
    — Последний раз делал это два года назад, кажется. Но тогда меня носило от одной команды к другой — играл и «Манчестер Юнайтед», и «Ростовом», и «Барсой», и «Зенитом»…

    — А если предложить сейчас сесть за игру, какую команду и каких игроков выберете?
    — Нашу возьму, «Аланию». Подпишу со всеми нашими ребятами большие контракты на много лет, стадиончик типа «Олд Траффорд» им отдам, и вперед!   


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №31 (11-17 августа 2010 года).

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий