• Арбитр международной категории Андрей Бутенко: «В футбольных странах симулянтов карают безжалостно»

    27.10.11

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Какова в нынешнем сезоне атмосфера вокруг судейства? Почему арбитры имеют право не комментировать спорные эпизоды со своим участием? Какие футбольные хитрости считаются спортивной подлостью? За счет чего можно добиться большей пользы от приглашения Розетти? Об этом известный судья Андрей Бутенко рассказал в интервью «Спорту».

    Давление на судей — часть стратегии

    — Не согласен с теми, кто в этом сезоне видит много негатива, связанного с судейством, — Бутенко с места в карьер ударил по сложившимся у некоторых тренеров и президентов стереотипам. — Наоборот, на мой взгляд, обстановка заметно оздоровилась.

    — А как же неоднократные «забеги» наставников в центральный круг после финального свистка и словесные пикировки на пресс-конференциях?
    — Это просто эмоции. Ведь от результатов матчей зависит не только место команды, но и зарплата с премиальными. Поэтому потеря потенциального заработка влияет на психику людей. И им в некоторых случаях кажется, что показать нужный результат мешают третьи силы, то есть арбитры. Отсюда и бьющие порой через край эмоции.

    — А как можно объяснить поведение хозяина одного клуба, который после каждого матча с прямыми конкурентами громогласно заявляет, что судьи помогали соперникам?
    — Думаю, подобные высказывания вызваны в первую очередь эмоциональным тонусом, который в такие моменты преобладает над разумом. Но кроме того, это и намеренная игра на публику, часть стратегии.

    — В чем смысл?
    — В том, что косвенное давление на арбитров тоже является одним из средств достижения результата. На кого-то оно не действует, а кто-то окажется ему подвержен. И эти заявления после матчей — словно вложения в будущие успехи.

    А тренеры готовы рассказать о причинах своих решений?

    — Иногда дополнительный негатив вызывает отсутствие комментариев после судейских ошибок. Может, арбитрам имеет смысл разъяснять, почему они приняли то или иное решение?
    — Задам встречный вопрос. А вы можете представить, чтобы футболисты или тренеры после матчей в подробностях рассказывали, что они сделали неправильно в подготовке и почему поступили так или иначе?

    — В подробностях, может, и нет. Но мы же говорим об ошибках, по­влиявших на результат.
    — Но если тренеры с игроками не комментируют природу своих ошибок, то почему это должны делать судьи? Тем более по горячим следам сразу после матчей.

     

    — А если не сразу?
    — Приведу пример из своей практики. Смотрю матч «Рубин» — «Зенит». Малафеев после столкновения с Дядюном оказывается на газоне, а мяч влетает в пустые ворота. Мне звонят с просьбой прокомментировать этот момент, и я говорю, что, на мой взгляд, нарушения правил со стороны форварда не было и мяч засчитан справедливо. Именно так мне показалось с ракурса, откуда я видел этот эпизод. Проходит два дня. Я приезжаю на телевидение, смотрю повтор еще раз, но уже из-за ворот. И четко вижу, как с Малафеева шипами снимают трусы. То есть фол очевиден. Но чтобы это заметить, мне потребовалось не только несколько раз просмотреть момент, но и сделать это с определенного ракурса. Судья же принимает решение мгновенно, причем в ситуациях, когда у него может быть ограничена видимость, а все это усугубляется еще и шумовым эффектом.

    — Но вы ведь сами сказали, что от ошибок судьи страдает не только результат, но и карман. Так почему для снятия напряжения нельзя прокомментировать отдельные эпизоды? И что зазорного в том, если судья признает свою оплошность и извинится?
    — Да, в отдельных случаях арбитр может прямо повлиять на результат. Идеала здесь добиться едва ли возможно. Но не стоит все же преувеличивать это влияние. Футбольной статистикой давно доказано, что если судья и ошибается, то делает это равномерно по отношению к обеим командам.

    — И все же, считаете правильным запрет всем, кто имеет отношение к судейскому корпусу, высказывать свое мнение по конкретным эпизодам?
    — Если руководители судейского департамента приняли такое решение, значит, видят в этом логику. Но рассуждать о том, насколько это обоснованно, я права не имею.

    Видно доверие к молодым арбитрам

    — Еще одна тема для дискуссий — слишком частые назначения на топовые матчи одних и тех же рефери.
    — Считаю, что арбитр должен обслуживать до четырех матчей в месяц. Если он работает чаще, тем более на сложных матчах, то восприятие процесса становится не таким свежим, как необходимо. Из-за этого может снизиться и концентрация. Но во втором круге стали заметны изменения. Розетти все чаще назначает на матчи ведущих команд молодых арбитров, которые только начинают заявлять о себе.

    — Какие-то еще изменения увидели с появлением итальянца?
    — Само доверие к молодым арбитрам я уже отметил — Вилков, Казьменко, Мешков появляются все чаще. Я видел последний матч Вилкова («Зенит» — «Динамо» в 27-м туре. — «Спорт») и отмечу вот что: если наши судьи с такой концентрацией и самоотдачей будут проводить все матчи, а не только топовые, ошибок станет намного меньше. Это вопрос подготовки. Ведь арбитры во время нее учитывают все нюансы, способные повлиять на их действия, работают над всеми своими качествами и обеспечивают себе настрой, который позволит им выплеснуть весь потенциал в нужный момент.

    — Особенности поведения игроков и тренеров тоже надо учитывать?
    — Конечно. Ведь, принимая во внимание эти моменты и их регулируя, арбитр создает ауру вокруг предстоящего матча. Во многом от него зависит, какую она получит окраску.

    — Что скажете об инициативах некоторых клубов, которые не желали видеть на своих матчах определенных судей?
    — Считаю, клубы не имеют права требовать замены назначенного на их матч арбитра. Впрочем, при Розетти такого и не происходит.

    — Тем не менее руководство «Терека» перед матчем с «Локомотивом» очень беспокоила положительная статистика «железнодорожников» при судействе Сухины.
    — Ну и что? В моей карьере тоже такое бывало. Например, «Жемчужина» никак не могла выиграть, уступала при моем судействе даже дома. Но поводом для формирования негативного ко мне отношения неудачные результаты сочинцев не становились. Все ограничивалось шутками. Когда я приезжал на их матчи, они говорили: «Ну сегодня-то нам наконец повезет?» Я отвечал: «Все зависит от вас, а я мешать не буду».

    Регламент не может предусмотреть всего

    — Насколько, на ваш взгляд, оптимален регламент чемпионата России? Иногда кажется, что судьи становятся его заложниками из-за того, что некоторые пункты прописаны нечетко.
    — Не согласен. Впрочем, почему вы так считаете?

    — Например, будь указана четкая температура или конкретные условия, при которых проведение матчей невозможно, арбитрам было бы проще принимать решения, а они вместе этого, похоже, вынуждены идти на риск.
    — Регламент, как, кстати, и правила игры, не может предусмотреть абсолютно все. Есть определенные пункты, от которых надо отталкиваться. Если уж вы заговорили о неблагоприятных погодных условиях, то там прописано: судья вправе отменить или прекратить матч, если погодные условия могут нанести урон здоровью футболистов. И вот представим, что на улице 15 градусов мороза. Игроки могут заболеть после матча при такой температуре? Вполне. Если поле обледенело, могут получить тяжелую травму или вовсе что-то себе отбить? Да запросто! Объективный факт: в такой ситуации здоровье спортсменов будет подвергаться опасности. И если для судьи это очевидно, он вправе отменить матч. При чем, спрашивается, здесь зависимость от чего-то?

    — А может быть, не от чего-то, а от кого-то?
    — Приведу еще пару примеров. Допустим, метеорологические условия не позволяют провести матч в соответствии с правилами. Скажем, поле занесено снегом и нет возможности начертить четкую разметку. Как в такой ситуации играть? Или представьте, что на стадионе поднимается ураганный ветер. Причем не в сторону ворот, а поперек. И как по мячу ни ударь, он все время улетает в сторону трибун. Ну и что это будет за футбол? Тем более если он существует для болельщиков.

    Кто мешал Егорову отменить матч на болоте?

    — Мы плавно подошли к нашумевшему матчу «Крылья Советов» — «Динамо».
    — Об этом уже так много сказано. Что можно еще добавить? Спрошу прямо: вам игра понравилась?

    — Нет. Более того, я чувствовал себя как зритель обворованным.
    — Вот мы и вернулись к вопросу о зависимости арбитров от кого-либо в подобных случаях. Окончательное решение о возможности проведения матча принимает главный судья. Да, в отдельных случаях кто-то вышестоящий может высказаться за то, чтобы игра состоялась. Но если вспомнить конкретно матч в Самаре, вы слышали, чтобы руководители безапелляционно заявляли о необходимости командам выходить на поле в таких условиях? Нет? И я не слышал. Егоров тоже такого не говорил. Значит, он сам принял решение провести матч. Провел. Что из этого получилось, все видели. На мой взгляд, Егоров не прав.

    — Вернемся к моменту с голом «Рубина» после падения Малафеева. Эта ситуация наглядно убедила, что пришло время видеоповторов?
    — Я противник видеоповторов, за исключением эпизодов, связанных со взятием ворот. Все! Остальное должны видеть арбитры. На то они и выходят на матч втроем и имеют еще в качестве помощника резервного. Если же кто-то не способен в должной мере следить за игрой, то надо просто заканчивать с судейством.

    Симулянтов можно наказывать задним числом

    — Периодически разгораются дискуссии о симуляциях. Кто-то считает их недопустимыми и призывает строже карать, другие называют это хитростью, частью игры.
    — Частью игры это являться не должно. Иначе мы вынуждены признать, что для достижения цели все средства хороши. По моему мнению, симуляция граничит со спортивной подлостью. А подлости на поле не место.

    — Похоже, пользуясь актуальностью темы о грубости в отношении вратарей, сами голкиперы после мало-мальских контактов явно преувеличивают эффект от столкновений. Согласны?
    — Да. Демонстративно падая на газон и изображая гримасы, они пытаются показать, как сильно пострадали, хотя зачастую этого и близко нет. Но касается это ведь не только вратарей. Сплошь и рядом полевые игроки катаются по газону и одним глазом наблюдают, удалось ли произвести нужный эффект.

    — Так стоит ли разработать жесткие меры против симулянтов?
    — Если мы собираемся с этим бороться, то однозначно. Для примера приведу недавний матч «Локомотива» с «Томью». В штрафную сибиряков врывается игрок хозяев, против которого нарушаются правила. Контакт был, вопросов нет. Но «железнодорожник», понимая, что контакта не избежать, заранее начинает валиться на газон, и в итоге его падение получается излишне картинным. И я считаю, что наказывать в похожих случаях надо не только тех, кто нарушил правила, но и того, кого сбили. Хотя признаю, что это очень тонкие моменты и разобраться в них, тем более имея на то доли секунды, очень сложно.

    — Может быть, тогда после просмотра видеозаписи наказывать симулянтов задним числом?
    — Отвечу просто: в развитых футбольных странах так делают. Неслучайно Красич в Италии получил за это три игры дисквалификации, наказывали в свое время и Дрогба в Англии. Считаю, это уместные и эффективные меры.

    Лучше бы Розетти говорил на родном языке

    — Можете емко сформулировать, почему наши арбитры стали меньше востребованы на международном уровне?
    — Первая причина — языковой барьер. Умение свободно общаться — достоинство, которым надо обязательно обладать на высоком уровне. А когда возникают ошибки в работе, коммуникационные проблемы только все усугубляют.

    — В таком случае можно ли ждать максимального эффекта от работы Розетти, если он с нашими судьями не общается напрямую?
    — Профессия футбольного арбитра очень многогранна. Судьям необходимо обладать качествами, которые не нужны игрокам. Для успешной работы требуется широкий кругозор и масса навыков: и актерское мастерство, и знание характеров футболистов, умение общаться, общая эрудиция. И что касается Розетти, то, на мой взгляд, больший эффект от его работы можно будет получить, если его станут переводить с итальянского, на котором он сможет более расширенно и выразительно донести до наших арбитров свои идеи. Ведь родной язык открывает массу возможностей для передачи информации. Уж это мы прекрасно знаем по тому, насколько богат русский.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий