• Баварская лампочка

    04.05.12

    Читайте Спорт день за днём в

    Испанское класико в финале Лиги чемпионов отменили тренеры, редко фигурирующие в сводках новостей. Но если Роберто Ди Маттео еще молодой специалист, то Юпп Хайнкес просто таков – не привык сиять, кроме как лицом. Прозвище Осрам – по названию фирмы, выпускающей лампочки (когда Юпп нервничает, то сильно краснеет), – дано не из-за желания зацепить, а исключительно от большого уважения.

    «Я нашел “Баварию” очень сильной командой, особенно в выездном матче с “Реалом”. До этого я видел ее игру отрывками, и мне не казалось, что мюнхенцы столь мощны. Но теперь возникает справедливый вопрос: как такая команда умудрилась не выиграть чемпионат?»

    Такую оценку немецкому клубу дал тренер «Зенита» Лучано Спаллетти на следующий день после того, как Мюнхен получил настоящий, полноценный финал Лиги чемпионов. Та самая «Бавария», что вызвала в душе итальянца настоящую смуту, не только лучше «Реала» исполнила серию пенальти, но еще и переиграла «сливочных», доказав настойчивостью, азартом, эмоциями и при этом жесткой дисциплиной, что никакие те уже не «галактикос», никакой не фаворит Лиги чемпионов, а обычный соперник, с которым можно и нужно играть в свою силу. И тогда обрящешь.

    Когда Хайнкеса год назад возвращали в «Баварию» из Леверкузена, где старина Юпп выжал из «Байера» все, что было можно, в Германии посмеивались. Мол, после тирана, вроде ван Галя, и самодура, по типу Магата, Ули Хенесс и Карл-Хайнц Румменигге захотели «карманного» тренера, который не будет никого посылать подальше, а станет смиренно внимать речам старейшин. Дескать, пошли дедушки по пути наименьшего сопротивления, поверив в удачный опыт второго возвращения Хайнкеса в «Баварию», когда тот прибирал конюшни после Юргена Клинсманна.

    В июле прошлого года я спросил у Ули Хенесса в ходе одного из нескольких пресс-туров, организованных «Баварией», почему же все-таки Хайнкес, а не, скажем, Моуринью. «Потому что Юпп не только хороший тренер, но и мудрый человек, – последовал ответ. – Что же касается Моуринью, то мне не кажется, что ему нашлось бы место в нашем клубе. Нашему образу жизни вряд ли подходит специалист, который, не успев выиграть финал Лиги чемпионов, уже ведет переговоры с другим клубом». Хенесс намекал на то, как Моуринью после победы «Интера» над «Баварией» в финале 2010 года сразу же ушел в «Реал».

    Жизнь показала, что в Мюнхене оказались правы. И в то время, как Моуринью, стоя на коленях, вымаливал у высших сил, чтобы ледяное спокойствие снизошло на психопатического Серхио Рамоса, собиравшегося исполнять пенальти, Юпп Хайнкес спокойно смотрел на все происходящее со своей лавки. На тот момент у него было в запасе еще кое-что, выгодно отличающее его от Моуринью: Кубок чемпионов, завоеванный с «Реалом». В 1998‑м мадридцы не мытьем, так катаньем одолели «Ювентус» за счет гола Предрага Миятовича.

     

    Самый подходящий кандидат

    Послужной список Хайнкеса, если брать в целом, впечатляет. Но до весны 2009‑го, когда Мюнхен выбрал его на роль спасителя, дела у тренера не клеились. О нем стали забывать после пресных попыток встряхнуть Менхенгладбах и «Шальке». Говорить о том, что Хенесс и Румменигге повелись на «сговорчивость» Юппа, на самом деле – глупость, хотя бы потому, что после удачного завершения сезона (чемпионский титул) с Хайнкесом распрощались, а на замену ему пригласили Луи ван Галя, от упоминания имени которого на Зэбенер-штрассе до сих пор плюются. Осраму потребовалось два года в Леверкузене, чтобы доказать, что старина Хайнкес не потух, что еще может создавать серьезные команды. И если в этом году Робин Дутт не смог воспользоваться тем, что оставил ему опытный предшественник, то это только его, Робина Дутта, проблемы. В Мюнхене все поняли сразу, и потому Хайнкес вернулся.

    Теперь о его мудрости. Юпп всегда считал крайне важным в работе тренера не только чертить схемы и разжевывать маневры. Огромное значение он придает личному общению с игроками, за счет чего находил с ними язык и в Испании, и в Стране Басков. Команда-семья – вовсе не утопичное понятие в футболе, если за дело берется Хайнкес. «Бавария»-семья – вещь, казалось бы, из области фантастики, но и эту сказку Юпп сделал былью, насколько это было возможно.

    «Ты не найдешь у нас ни одного игрока, который с тобой не поздоровается при встрече, даже если увидит в первый раз в жизни. Также ни один футболист не пройдет на базе мимо уборщицы, не пожелав ей доброго утра и не спросив, как у нее дела. Это – порядок вещей, это – философия нашего клуба, который, при всех масштабах деятельности, можно с чистой совестью назвать семейным», – рассказал директор отдела международных отношений Мартин Хегеле, когда я недавно оказался на Зэбенер-штрассе уже с частным визитом.

    Хегеле не обманывает, не пиарится. Это истинная правда, я готов подписаться под каждым словом, ибо вряд ли даже кто-то из бывалых мне с ходу назовет базу, куда каждый раз хочется возвращаться, как к себе домой.

    Хайнкес при отсутствии внешней харизмы идеально вписывается в «порядок вещей» и «философию». При этом он умеет быть гибким, даже когда ситуация накаляется, а без подобных периодов «Баварию» себе представить сложно. Испокон веков считалось, что чем больше игроки этого клуба собачатся между собой, тем лучше выдают результат. И если вчера Эффенберг послал в ночном клубе на все неприличные буквы Оливера Кана, это значит, что сегодня их сопернику не поздоровится. Когда Рибери в перерыве мюнхенского матча с «Реалом» поставил Роббену фингал, никто не устраивал разносов и публичных посыпаний головы пеплом. Как говорят, Хайнкес нейтральным голосом пообещал Рибери, что тот будет оштрафован, но спустя десять минут две надежды «Баварии» уже выясняли друг с другом игровые моменты. От уплаченных в кассу 50 тыс. евро Рибери не обеднел, зато спустя неделю пугал «Реал» своей активностью, изрядно пошатнув уверенность подопечных Моуринью в собственных силах.

    «Хайнкес никогда не кричит, – рассказывал Анатолий Тимощук. – Но, бывает, так скажет, что становится не по себе. Тон сразу меняется на металлический, неприятный…»

    Искусный постановщик

    Помимо того, что «Бавария» получила вожделенный домашний финал, она развивается стремительными темпами, и не один раз придется за это поблагодарить главного тренера. При нем невероятную солидность и стать обрел 19‑летний Алаба, который, подсев на карточку и привезя пенальти в начале мадридского матча, затем выдал суперигру. Все обстоятельнее и эффективнее выглядит Бадштубер. Все понятнее становится, зачем «Баварии» Луис Густаво и почему Тони Кроос, проявивший себя именно у Хайнкеса в «Байере», превратился из временной фигуры в незаменимую. При Осраме клуб получил возможность спокойно, не размениваясь на непредвиденные пиар-акции, заниматься бизнесом, давать стабильные результаты и усиливать свою полезность с точки зрения социальной сферы. Что же касается лояльности Хайнкеса к руководству, то, честное слово, здоровье Хенесса и Румменигге следует поберечь. И Моуринью на Зэбенер-штрассе выглядел бы пингвином, забредшим на Северный полюс.

    Мюнхен


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий