• Бронзовый призер Олимпийских игр Иван Нифонтов: «Тренировался даже на костылях»

    Дзюдо

    02.08.12

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Вам интересно смотреть, как плачут здоровые мужики, способные поднять любого вверх ногами и «вонзить» в землю? Тогда добро пожаловать на олимпийский турнир по дзюдо. Россиянин Иван Нифонтов поддержал медальную традицию своих товарищей Арсена Галстяна и Мансура Исаева, взяв бронзу в категории до 81 кг. И после победы прилюдно заплакал от счастья. Через несколько часов после завоевания награды Иван рассказал корреспонденту «Спорта» о своей победе.

    После серебра не заорешь

    — У этой медали есть предисловие: перед Олимпиадой у меня оторвалась мышца, — начал Нифонтов, в слове «мышца» специально сделав ударение на последний слог. Наверное, хотел показать, что он самый простой барнаульский парень. — Эту самую мышцу мне прикрутили обратно, за это благодарен одному немецкому доктору. Осознаю ли я то, что взял олимпийскую бронзу? Наверное, да. У меня уже были успехи на крупных международных турнирах: победы на чемпионате мира, Европы. Но те эмоции, которые пришли сразу после схватки, просто не передать. Это такой кайф, наркотик, хочется пробовать его снова и снова.

    — После соревнований вы сказали, что лучше занять третье место, чем второе.
    — Да, я действительно так считаю. В дзюдо больше ценится бронза, чем серебро. Причина проста: здесь ты заканчиваешь на мажорной ноте, а если выходишь в финал и проигрываешь, то у тебя сразу такое сильное расстройство и никакой радости. Ты как бы и рад второму месту, но не можешь вскрикнуть, поорать (смеется). Представляете себе ситуацию, когда человек проигрывает в финале, а потом падает и кричит от радости? Вот и я не представляю.

    — На вас не было лица, когда уступили в полуфинале.
    — Я был расстроен, но потом подумал: сейчас выйду и сделаю что-то такое, чем можно будет гордиться. И я горжусь тем, что стал третьим. У нас часто бывает такое: парень получается травму и ломается. Больше не выступает. Я восстановился после операции и выиграл медаль Олимпиады. На костылях пытался тренироваться, когда лежал в больнице, все время прокручивал какие-то комбинации в голове. И когда выходил бороться за бронзу, подумал: надо побеждать, не зря ведь я прошел тяжелый путь.

    — Судьи в полуфинале вас «придержали» или проиграли корейцу по делу?
    — По делу. Правда, в конце я сделал бросок, который не засчитали. Зато корейцу, по-моему, немного подсудили, начислив ему больше баллов, чем положено. А в целом жаловаться не хочу.

     

    — Но золото ведь хотели.
    — Еще как. Я и сейчас хочу. Вот взял бронзу, и у меня такое желание — как бы сейчас все остальные медали захапать (смеется).

    Гамба пришел — перестали задыхаться

    — У нас в дзюдо какое-то сумасшест­вие. Не было никогда столько медалей... Откуда они?
    — Все благодаря тренеру — Эцио Гамбе. В Пекине мы боролись плохо, и решено было все кардинально изменить. Наверное, это логично, что после ямы, в которую мы попали, удалось-таки добраться до вершин. Мы ведь старались, не сидели сложа руки. С Гамбой больше работаем над «физикой». Стали выносливее. Если раньше считали, что с русским надо биться три минуты, а потом он сам упадет, то сейчас все по-другому.

    — Перестали задыхаться?
    — Да. Сейчас даже если чувствуешь, что тяжело дышать, то все равно машинально продолжаешь работать телом — есть физическая база.

    — Если обычный человек выйдет на ковер, через сколько времени «сдохнет»?
    — Чуть-чуть продержится, потом в обморок упадет.

    — Гамба уйдет — не будете тоже в обмороки падать?
    — Нет, у нас у всех с ним хорошие отношения. Если что-то будет идти не так, всегда можно будет позвонить ему, посоветоваться. Думаю, он с радостью поможет.

    — Обычно у нас женщины впереди планеты всей, а мужчины отстают. Сейчас все наоборот. Что не так со слабым полом?
    — Не спешите списывать их со счетов. У них в плане всего одна медаль значится. Возможно, еще завоюют.

    Прыгнул в пропасть — почувствовал себя мужиком

    — Вы числитесь в МВД. Зачем?
    — Не секрет, что туда записывают многих спортсменов. Это полезно. Например, они платят деньги, которые ты можешь потратить во благо спорта.

    — Гамба в прошлом году бросал своих подопечных в пропасть на веревке. Вас тоже?
    — Да. Остались впечатления. Там, по-моему, 175 метров была пропасть. Это надо пересилить себя, чтобы туда сигануть. Но зато, когда ты это сделал, ощущаешь себя настоящим мужиком.

    — Вам в Олимпийской деревне не говорят: «Успокойтесь, ребята»? А то всех остальных наших разбомбят после Игр, и только дзюдоисты на коне.
    — Нет, пока такого не было еще, не слышал (смеется). Наоборот, это должно подстегнуть других. Мол, у дзюдоистов опять медаль! Ну дают! Мы тоже теперь должны…

    — Может, вам прийти на другие соревнования, покричать там что-нибудь, поболеть.
    — Пока надо на своих походить смотреть — турнир-то продолжается. Если время будет, хотел бы гимнастику посетить, прыжки в воду — мне интересны эти виды.

    — Помните первый выученный в детстве прием?
    — Нет, давно это было (улыбается).

    Лондон


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий