• Чемпион мира 2006 года Александр Костоглод: Приятно, когда на тебя смотрят зебры

    27.08.06

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    На завершившемся на днях чемпионате мира в Сегеде один из самых опытных каноистов России Александр Костоглод завоевал свою шестую в карьере золотую медаль. Причем сделал это вместе с Сергеем Улегиным в заезде на 500 м. О том, почему эта медаль – одна из самых дорогих в его коллекции, Костоглод рассказал корреспонденту «Спорта».

    За Улегина не боролись

    – Нам было очень важно хорошо выступить в Венгрии. Особенно в дуэте с Серегой Улегиным – доказать, что все обвинения против него были беспочвенными, – начал Александр.

    – Вы говорите о дисквалификации за допинг? Но ведь с тех пор прошло уже несколько лет...
    – Слишком уж темной была история. Перед чемпионатом мира в США в 2003 году  Всемирное антидопинговое агентство проверило всех (и Сергея в том числе) на допинг. И получило отрицательные результаты. А уже после чемпионата взяли повторный анализ, и в нем нашли остатки запрещенного препарата. Причем речь шла об анаболиках, принимать которые во время старта совершенно бессмысленно. Но поразило другое: проблемы Улегина не интересовали наше руководство. Мы продолжали тренироваться, сидели на сборе. И нам уже через месяц после чемпионата сообщили, что Сергей дисквалифицирован. Федерация за него, к сожалению, не боролась, а сами мы, гребцы, не могли ничего сделать. Конечно же, Улегин испытал настоящий шок. Но не сломался: проявил характер, вышел на прежний уровень.  

    – Довольны своим выступлением в Сегеде?
    – Мы выполнили поставленные задачи. Хотя нельзя сказать, что удачно провели дистанцию 1000 метров, заняли только шестое место. Отчасти по объективной причине: нам помешал сильный правый ветер. Будь погода чуть лучше, могли пробиться в тройку призеров.

    – Правда, что в Венгрии гребля чуть ли не национальный вид спорта?
    – Чистейшая правда. Вы можете себе представить, чтобы у нас на соревнованиях по гребле на каноэ и байдарках присутствовало 40 тысяч человек! Идешь километр, смотришь на зрительские трибуны, а там яблоку негде упасть. Это завораживает. Мы о таком только мечтаем: в России другие приоритеты – футбол, хоккей, другие игровые виды спорта.

    – Как в Венгрии с гребной инфраструктурой?
    – Гребной канал в Сегеде очень хороший. Единственный серьезный недостаток относится не к самому каналу, а к тому, что он находится на открытой местности. На берегах ни деревца! Именно поэтому там постоянно сильные ветра, которые порой превращают заезды в своеобразную лотерею.

     

    Силой в лодку не сажают

    – Вы выступали не только с Улегиным (на 500 м), но и с Александром Ковалевым (1000 м). С кем вам комфортнее?
    – Бывают разные условия, разное настроение, самочувствие. Подчеркну, с Сашей у нас не получилось не потому, что нам плохо вместе грести. Просто так сложилось.

    – Кто влияет на процесс формирования экипажей? Тренеры?
    – Никто силой в одну лодку двух людей сажать не будет. Я пробовал с разными ребятами. Но, знаете, бывает, что сядешь в лодку и понимаешь: с этим человеком она пойдет. К тому же важно не просто подходить друг другу психологически, но и по физическим кондициям. Хотя Сергей и Саша совершенно разные люди, мне приятно «ходить» дистанции с ними обоими.

    – Вы все время говорите о двойке. К четверке душа не лежит?
    – Это неолимпийский вид, поэтому ее мы «ходим» ради своего удовольствия. Азарт во время этих соревнований колоссальный. Сумасшедший адреналин. Но с двойкой все равно не сравнить. Эта дисциплина – классика гребного спорта.

    – Может, стоит попробовать пересесть в байдарку?
    – Ни за что! В детстве пробовал грести в такой лодке, но радости мало. Каноэ – другое дело. Это мужской вид спорта. Не случайно женщин пока к нам не пускают. Есть, конечно, люди, которые пытаются это правило переписать. Но не думаю, что у них получится. Не женское это дело – на коленях стоять. А в каноэ по-другому нельзя.

    – То есть дочь по вашим стопам не пойдет?
    – Не только она, но и сын. Я не хочу, чтобы они повторяли мой путь. Слишком тяжелый труд. На соревнованиях тяжело, дома редко бываем. В Ростове есть неплохой гребной канал, можно было бы здесь тренироваться. Но все вылеты на крупные соревнования у нас из Москвы, поэтому готовимся там. К тому же в России лето короткое.

    – Зимой вы выбираетесь в экзотические страны?
    – Точно. Чаще всего в Африку. Это классно, «ходишь» на каноэ, а на тебя зебры смотрят. За такие изюминки я и люблю греблю. 

    – Любовь продлится до Пекина?
    – Не знаю. Честно, не знаю. Мне очень бы хотелось принять участие еще в одной Олимпиаде. Но сначала в следующем году выступлю на чемпионате мира. А там решу.

    Факты

    Грузить или грести

    Первой Олимпиадой  в карьере Александра Костоглода стали Игры в Барселоне 1992 года. Там 18-летний гребец занял десятое место, после чего чуть не бросил спорт: жить было не на что. Сразу после Олимпиады в Барселоне Костоглод женился, появились дети, и Александр устроился грузчиком на железнодорожную станцию Ростова. Днем он тренировался, а ночью разгружал вагоны.

    Воля к жизни

    Однажды Костоглод едва не поплатился за свою любовь к гребле жизнью.
    Лет 14 назад он вышел один на тренировку. Дело было на родном Дону, погода стояла хорошая. Но потом внезапно поднялся сильный ветер. Лодка перевернулась, Александра потянуло на дно. А до берега – 60 метров. Холодно, движения сковывало. Гребец уже было попрощался с жизнью. Но тут нащупал дно – на глубине двух с половиной метров. Оттолкнулся, хлебнул воздуха и опять под воду. Так добрался до берега.