• Чемпион мира среди молодежных команд 1989 года Александр Годынюк: Скрутили и подстригли

    01.02.08

    Читайте Спорт день за днём в

    Александр Годынюк был представителем первой волны советских хоккеистов, уехавших покорять НХЛ. В 1990 году на молодежном чемпионате мира украинец был признан лучшим защитником турнира, после чего Александра задрафтовал «Торонто». В «Соколе» отпускать Годынюка не спешили. Киевлянину пришлось совершить побег, за что он тотчас же был заклеймен советской прессой как предатель и поставлен в один ряд с Сергеем Федоровым и Александром Могильным.

    — Не давило, что вы тогда попали в разряд отказников?
    — По крайней мере желание играть в НХЛ перевешивало. Я с 16 лет начал выступать за «Сокол», вскоре меня пригласили в молодежную сборную СССР. В 1989 году мы выиграли первенство мира, через год стали вице-чемпионами. Моя игра привлекла внимание скаутов НХЛ. Я получил приглашение от канадского «Торонто». Однако в «Соколе» со мной прощаться не хотели. Пришлось самому принимать соответствующее решение.

    — «Сокол» получил от «Торонто» за ваш переход какие-то деньги?
    — Да, через полтора месяца после моего переезда в Канаду «Соколу» перевели $ 120 тыс.

    — Перед отъездом за океан в ЦСКА вас не звали?
    — Приглашали в «Динамо». Но, во-первых, у меня большого желания менять Киев на Москву не было, а во-вторых, в «Соколе» подсуетились и приняли меня в армию. Так что у киевлян были рычаги меня отстоять.

    — Сколько вы зарабатывали в «Соколе» и сколько стали получать в «Торонто»?
    — В Киеве зарплата составляла около 300 рублей. С премиальными набегало до 500–600. В «Торонто» же в своем дебютном сезоне мне было положено $180 тыс. в год. Тогда минимальный контракт новичка составлял $120 тыс. за сезон. А через 14 лет минимальный контракт был уже $1,7 млн. Как говорится, почувствуйте разницу.

    — Какой у вас был самый крупный в НХЛ контракт за сезон?
    — Когда я перешел в «Хартфорд», подписал соглашение на $850 тыс.

    — Курс молодого бойца в «Торонто» проходили?
    — Да, меня буквально скрутили семеро одноклубников и подстригли. Затем традиции в НХЛ стали немного помягче.

    — Когда первый раз подрались в НХЛ?
    — Практически сразу же. Играли против «Чикаго». Я применил силовой прием против одного из нападающих. Уже подъехал к скамейке своей команды смениться, слышу, партнеры мне что-то кричат и показывают руками назад. Оборачиваюсь, на меня несется штатный «полицейский» «Чикаго» Майк Пелузо. Серьезный громила. Пришлось защищаться. Не знаю, возможно мне повезло, но я его нокаутировал с первого удара — удачно «встретил».

    — Почему вам не удалось полностью реализовать себя в НХЛ?
    — В 1997 году меня обменяли в «Сент-Луис». На третий день предсезонки я порвал связки колена. Затем сломал палец и позвоночник. Такая череда травм любого выбьет из колеи. В итоге заканчивать с хоккеем пришлось в 31 год.

    — Что заставило вас вернуться в Киев?
    — Меня всегда тянуло домой. После завершения карьеры игрока я нашел себя в другой отрасли. За океаном работал директором компании, специализирующейся на ресторанном бизнесе. У меня до сих пор остался бизнес и недвижимость в американском Балтиморе. Однако когда появилась возможность вернуться в Киев, я долго не раздумывал. За 17 лет я накопил много знаний, которые теперь применяю на Украине. Уже 8 месяцев работаю в компании, специализирующейся на строительстве торгово-развлекательных центров.

    Киев