• Чемпионка Европы — 2006 Евгения Исакова: «Сейчас ценятся сильные ноги»

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    На минувшей неделе сразу две сильнейшие бегуньи на 400 м с барьерами (россиянка Юлия Носова-Печенкина и австралийка Яна Роулисон) отказались от участия в Олимпиаде. В такой ситуации на петербурженку Евгению Исакову сразу посмотрели другими глазами: из второго номера сборной она превратилась в едва ли не фаворита предстоящих Игр. Правда, корреспонденту «Спорта» она рассказала, что выступать в роли «темной лошадки» ей куда привычнее.

    Могу задать жару

    — Евгения, как вы восприняли новость, что сразу два лидера в вашей дисциплине не поедут на Олимпиаду?
    — Я в ужасе! Очень сочувствую девушкам, потому что понимаю, насколько это тяжело — отказываться от того, что тебе уже почти принадлежит. Я сама последние месяцы пытаюсь ухватиться за соломинку, только бы дотянуть, дотерпеть до Олимпиады, а людям уже приходится расставаться с надеждой. Это чудовищно тяжело.

    — Но вы же понимаете, что теперь ваши шансы на медаль заметно увеличиваются?
    — Конечно, понимаю. Но я склонна высоко оценивать всех соперников. Когда выхожу на дорожку, то от каждой спортсменки жду чего-то сверхъестественного. Я сама такая: могу пробежать очень медленно, а могу задать жару! Поэтому и боюсь таких же, как я, — «темных лошадок».

    — В начале июня вы тоже едва не простились с мечтой об Играх?
    — Я серьезно заболела. Началось все с обычного кашля. Но, как это часто бывает, подумала, что приму пару таблеток — и все пройдет. Не прошло. Поднялась температура. Я прошла длинный курс лечения антибиотиками, и только после этого температура вернулась в норму. Делала рентгенографию легких — все в порядке, анализ крови тоже хороший. Врачи так и не знают, что со мной было. Более того, потом я вышла на первые же соревнования и сильно дернула ногу. До сих пор до конца не восстановилась. Специально приезжала в Петербург, чтобы сделать курс массажа у знакомых специалистов. Вроде бы стало легче.

    Не хватает поддержки тренера

    — Чемпионат России в этом году закончится 20 июля. Многие считают, что слишком мало времени останется до начала Олимпиады.
    — Ну нам ведь не вчера об этом сказали?! О том, что отбор будет именно на национальном чемпионате и что он пройдет в июле, мы знали уже за полгода. Поэтому вольны были делать что и как мы считали нужным. Кто-то хотел тренироваться, пока хватит сил, — тренировался, кому-то нужен был отдых — отдыхал. Но самое главное, что все знали правила игры. Я, к примеру, после национального чемпионата собираюсь еще принять участие в двух стартах, один из которых — Гран-при в Монако. А уже потом поеду в Иркутск, чтобы пройти акклиматизацию. В прошлом году перед чемпионатом мира в Осаке у нас был похожий опыт — последний сбор мы провели во Владивостоке.

     

    — И некоторые спортсмены жаловались, что условия там были далеки от идеальных.
    — Я бы так не сказала. Наша гостиница располагалась рядом со стадионом, а это очень большой плюс. Кормили не очень хорошо — это правда. И еще в нашем, к примеру, номере частенько раздавался шум с набережной. Люди гудели в кафешках. Но лично для меня это такие мелочи! Самое главное, что временную акклиматизацию удалось пережить проще, да и к жаре начинаешь привыкать на Дальнем Востоке.

    — А вы ведь вполне могли и не поехать на чемпионат мира...
    — Это правда. На чемпионате России чувствовала себя в хорошей форме, но совершенно неожиданно финишировала лишь четвертой. И тренеры взяли меня только потому, что Юлия Носова-Печенкина ехала защищать свой титул и мы могли выставить на одну участницу больше, чем все остальные. Кстати, я прошла в финал и там сама упустила победу. Бороться за медали мне было вполне по силам.

    — Чего не хватило?
    — Как это ни странно, но поддержки личного тренера. Я очень нервничаю во время соревнований. А он (Геннадий Жубряков. — «Спорт») вместо того, чтобы успокоить, сказать, чтобы не волновалась, наоборот, только нагнетает обстановку.

    На дискотеках шушукались

    — Может, стоить пригласить в сборную психолога?
    — Не вижу в этом смыла. Каким бы гениальным ни был психолог, для меня он все равно будет человеком чужим. Для спортсмена самый лучший психолог и наставник — личный тренер. Ну а в моем случае приходится помогать себе самой.

    — В прошлом году в сборной сменился тренер. Ощутили перемены?
    — Не могу сказать, что после ухода Куличенко стало лучше или хуже. Мне кажется, что стало больше свободы. Теперь я сама должна принимать решения, где мне стартовать и в какие сроки.

    — Вы когда-нибудь жалели, что посвятили себя спорту?
    — Ни разу. У меня был период, когда я бросила спорт. В 2003 году попала в тяжелую автомобильную аварию и несколько месяцев вообще не тренировалась. В тот момент хотелось закончить со спортом. Жаловалась тренеру (а тогда я работала с Анатолием Михайловым), что хочу жить, а легкая атлетика не позволяет мне нормально заработать. Ему удалось меня уговорить остаться. И теперь я ему очень благодарна. Сейчас многое поменялось. Появились многочисленные гранты.

    — А меняется ли как-то отношение к вам, спортсменам?
    — О да! Если в 2000 году я приходила на дискотеку, то могла услышать как в стороне шептались: «Смотри, какие у нее накачанные ноги! Как это некрасиво!» А сейчас все совершенно иначе. Спортивные, накачанные фигуры очень высоко ценятся.

    В тему

    Окончательный состав олимпийской сборной России будет объявлен после национального чемпионата, который пройдет 16–20 июля в Казани. На данный момент из петербургских спортсменов не переживать за отбор могут только Анна Богданова (многоборье) и Алексей Соколов (марафон). Они уже на 90 процентов в составе сборной России, которая поедет в Пекин. Что касается остальных, то порядка 25 спортсменов из города на Неве шансы на поездку на Олимпиаду сохраняют. Это число выглядит весьма внушительным, особенно если учесть, что в Петербурге заниматься легкой атлетикой, (кстати, самым медалеемким видом спорта на Играх), фактически негде. Дорожка на стадионе «Петровский» и так в последние несколько лет была в не идеальном состоянии. А после того как меняли футбольный газон, на ней стало страшно тренироваться.

    «Она вся в ямах, колдобинах. Кроме того, она очень жесткая. Мышцы на ногах забиваются уже после нескольких минут тренировок», — поделилась Евгения Исакова.

    Однако петербургские власти пообещали в ближайшее время эту проблему решить. К концу 2011 года в городе должен появиться современный стадион, который будет предназначен исключительно для легкоатлетов.