• Дмитрий Ульянов: «От горнолыжников требуют всего и сразу»

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    В свете нынешней ванкуверской паники российским горнолыжникам, можно сказать, повезло: никто на них не давит, не теребит и не устраивает разборок. Выступили они, как и ожидалось, — то есть, по большому счету, никак. Двадцатые-тридцатые места, иногда сороковые, ни одной трансляции в прямом эфире, ни одного интервью — и можно ехать домой. Случайные гости на празднике жизни...

    Вообще, начиная с 1936 года, когда горнолыжный спорт вошел в программу зимних Олимпийских игр, мы взяли всего две медали: бронзовую в 1956 году завоевала Евгения Сидорова, а серебряную в 1994-м — Светлана Гладышева. И все.

    Между тем, горные лыжи — одна из самых сладких кормушек Олимпиады. Там разыгрывается 10 комплектов наград — по 5 у обоих полов. В пяти дисциплинах — скоростном спуске, суперкомбинации, супергигантском, гигантском и простом слаломе, за них в этот раз бились спортсмены из США, Норвегии, Словении, Хорватии, Швеции и Швейцарии. Почему же — не России?

    Возможно, этот вопрос в очередной раз не заинтересовал бы никого, если бы сюрприз не преподнесла сборная России по сноуборду: Екатерина Илюхина завоевала серебряную медаль в параллельном гигантском слаломе. В общем-то, от женской команды по сноуборду ждали медали, но именно от этой участницы — нет.

    Как же так выходит, что темные лошадки от сноуборда съезжают с гор прямиком на олимпийский пьедестал, а лыжники тянут лямку в середине турнирной таблицы? Ответа «Спорт» попытался добиться от Дмитрия Ульянова, который еще недавно был лидером сборной России по горнолыжному спорту, а в Ванкувере комментировал олимпийские спуски.

    Медальные планы

    — На этой Олимпиаде случилась не одна сенсация, многие фавориты «посыпались» в своих видах. А в горных лыжах?
    — У нас все ожидания, в общем, оправдались. Все фавориты хоть по какой-то медали, да завоевали.

    — Двукратной чемпионкой смогла стать только Мария Риш. Но, наверное, этого ждали и от других спортсменов.
    — Ей повезло, что она отхватила не просто две медали, а две именно золотых. Это не так часто происходит, претендентов на победу всегда достаточно. Поэтому и несколько медалей разного достоинства — как у американки Линди Вонн или норвежца Акселя Лунд Свиндаля, это уже очень круто.

    — Какое состязание лично вам запомнилось больше других на этой Олимпиаде?
    — Очень был интересным мужской слалом-гигант, где выиграл Аксель Лунд Свиндаль. Ну конечно, там, где наши участвуют, всегда так или иначе интересно смотреть. Все надеемся, что они войдут в десятку или в первые пятнадцать.

     

    — Лучшее место — 21-е у Александра Хорошилова в суперкомбинации. Это нормально?
    — Если посмотреть на план, который тренеры озвучивали в начале сезона, то расхождение, конечно, существенное. По нему мы вообще должны были в комбинации претендовать на медаль. Так что не выполнили ребята свои задачи.

    — Медаль! Очень неожиданно.
    — Ну в том году на чемпионате мира мы неплохо выступили: в слаломе Хорошилов был пятнадцатым, в гиганте нормальные результаты… Наверное, с учетом этого и составляли планы на Олимпиаду.

    — Пусть так, но куда пятнадцатому месту чемпионата мира до олимпийской медали!
    — Это не я так планировал, и прокомментировать такие планы не могу. В принципе они, конечно, не могут ни удивлять. Но вообще в команде с этим всегда так было, перед нами всегда ставились космические задачи — вот, выиграть медаль. Черт его знает, почему так.

    — Может, Олимпийский комитет России давит, требуя результата от подчиненных?
    — Наверное, вы правы. Они, в свою очередь, требуют от своих.

    — А что могут спортсмены? Отложим пока медальный план и взглянем в лицо фактам. У тех, кто выступал на Играх, был шанс закрепиться в первой десятке?
    — Да, конечно, вот у Хорошилова был очень хороший шанс быть в десятке в суперкомбинации. Слалом он хорошо проехал, а в скоростном спуске не повезло. Я не «отмазываю» его, действительно не повезло. И он как раз тот спортсмен, который может быть в десятке, быть в ней стабильно.

    — Но почему не получается?
    — Не знаю, я с командой не езжу. Работать надо, обретать уверенность.

    Сломленная психика

    — Вообще положение удивительное: ведь в России много людей увлекаются горными лыжами. На мировых горнолыжных курортах каждый четвертый лыжник — русский. Почему же со спортом так плохо?
    — У нас нет ни гор, ни курортов, ни детских школ. Сноуборд-то есть в каждом комплексе, куда ни ткнись, а с лыжами не так. Вообще, вот ведутся разговоры про провальную Олимпиаду, а почему так вышло? Потому что у нас нет молодой смены, нет нормальных тренировок…

    — Но Россия получила серебряную медаль в сноуборде именно в параллельном слаломе-гиганте. Им тоже нужны горы и курорты.
    — Я не знаю! Это загадка. Можно, конечно, сказать, что в сноуборде — молодые тренеры, но и лыжников тренируют не старые и не последние люди. Вот, австрийцев подключили. Набрали специалистов, которые должны были привести нас к какому-то результату.

    — Приводят?
    — Ну, улучшения есть. Например, Хорошилов хоть стал в тридцатку заезжать на Кубке мира в слаломе, Сергей Майтаков на юниорском чемпионате мира стал третьим…

    — Вы тренировались у Бернда Цобеля, что можете сказать об «австрийском методе»?
    — Разница есть. Подход у них ко всему более системный. Сперва одно, потом другое, и так постепенно наращиваешь силу, шаг за шагом улучшаешь результат. Сначала одну цель достигаешь, потом следующую… У нас такого никогда не было, наши требуют всего и сразу. Когда за плечами ни одной победы на Кубке мира, мы должны выиграть на Олимпиаде что? — медаль! У нас в прошлом году Хорошилов был в тройке на Кубке Европы. В этом заехать туда не удалось — а медаль должен выиграть. Может быть, спортсмены из-за этого и расстраиваются: им ставят такие задачи, которые они выполнить в принципе не способны. Получается, что за всю карьеру они не могут достигнуть ни одной поставленной цели. И потом они уже просто не верят в себя.

    — Выходит, мы сейчас думаем «Ну, выступили, как и ожидалось», а они чувствуют себя глобальными неудачниками?
    — Вот именно.

    — Мы еще привыкли считать, что в России нелады с оборудованием, восстановительными препаратами, деньгами в сборной…
    — Нет, с этим в последние годы все было не просто на уровне, а даже лучше: в Европе не у всех такие условия. Все просто супер. Чаще всего команда тренируется в Австрии.

    — А может, мы просто не способны к горным лыжам? Знаете, есть такая теория о «талантах нации»: мол, бразильцы футболисты, немцы бобслеисты, русские фигуристы…
    — В Австрии считают, что даже нищего, неодаренного человека можно научить чему угодно — лишь бы здоровье позволяло. Отсюда и тот метод, о котором мы говорили — пошаговый. Сперва одно, потом другое. Так появляется уверенность. А у нас… Сколько помню — «Вы должны выиграть!» — и все. И если не выиграете, то вы дерьмо полное. И каждый раз не выигрывая, мы «зарастаем».

    Ближайшее будущее

    — Сейчас чиновники сходят с ума по Сочи. Там будут олимпийские горнолыжные трассы, станет ли сборная там тренироваться?
    — Конечно станет. Но только лишь там тренироваться она не будет, надо разъезжать. Понимаете, склон один, но трассы на нем можно поставить разные. Каждый специалист ставит на свой вкус и под разные ситуации. Только лишь скоростной спуск учитывает естественный рисунок трассы, и по-другому там ничего не поставишь, а в технических дисциплинах трассы никогда не повторяются. Тренируйся — не тренируйся, без разницы. Горы везде одинаковые.

    — Разве нельзя «прикататься» к одной трассе?
    — Конечно нет! Я, допустим, тренировал один поворот, а на соревновании мне поставили совершенно другой и в другом месте.

    — Но склон…
    — Склон не особо решает. Но для того, чтобы спортсмены посмотрели на него, на нем проводятся тестовые соревнования. За два года до Олимпиады — Кубок Европы, за год — Кубок мира. Все могут посмотреть.

    — Выходит, если к Сочи горнолыжная сборная сильно улучшит свои результаты, это произойдет не потому, что она тренировалась все эти годы на «домашнем» склоне?
    — Нет, это будет значить, что спортсмены действительно повысили свой уровень. Посмотрите на канадцев — думаете, они мало времени проводили на своей трассе? А как выступили неважно.

    — После неудачного выступления сборной России в Ванкувере, скорее всего, полетят чьи-то головы. Стоит ли ждать реформ в горнолыжном спорте?
    — Безусловно. Я думаю, стоит ждать смены тренерского состава, в том числе главного тренера.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №8 (3-9 марта 2010 года).

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий