• До Быстрова был Швецов

    Ленинградское дело

    27.08.13

    Читайте Спорт день за днём в

    Воспитанник кутаисского «Торпедо» Сергей Швецов провел за «Зенит» 34 матча, в которых забил 6 голов, после чего покинул невские берега. Такова предельно краткая фабула едва ли не самого скандального перехода в советской истории «Зенита». Полагаю, кстати, что не только в советской. Но в нашем расследовании важна и терминологическая точность. Переходы — не трансферы, а именно переходы — это из советского футбола термин.

    Конечно, Швецов перебрался в «Спартак», что для питерского болельщика во все времена — «предательство». Вспомним историю Владимира Быстрова. Но шуму в 1980-м было уж очень много. Сергей был не первым зенитовцем, проделавшим путь из Удельной в Тарасовку. Он в «Зените»-то провел не так уж много времени, уроженец Кутаиси, то есть не коренной питерец. К таким на невских берегах традиционно меньше претензий. Тут же творилось нечто несусветное. Хорошо помню эти события и рискну предположить, что ленинградские болельщики, не отдавая себе, безусловно, в этом отчета, покушались на основы основ: они устраивали если не демонстрации, то несанкционированные и довольно массовые сборища. Это по тем временам — фронда, да какая!

    Морозову его рекомендовал Бесков

    «Спартак — команда подлецов,
    И среди них Сергей Швецов»...

    Конечно же, стишки подобного рода (болельщицкое творчество) в газетах тогда не печатали. Но скандировали громко. А времена были — не чета нынешним, дамы в полости ничего не проносили, пиротехнику на трибунах собравшиеся не жгли, на поле не бросали, матерные вирши не «заряжали». Вегетарианские были времена. И тут — швецовская эпопея. И стихи вроде тех, что я привел, предварительно «причесав».

    Эйфория, конечно, сказалась. Первые медали в истории «Зенита». Сергей Швецов, раззабивавшийся в последних, «бронзовых» турах. Сергей Швецов, чье имя на невских берегах и сегодня звучит как нарицательное. Эдакий символ предательства.

    Любопытно, что одаренного молодого форварда в составе кутаисского «Торпедо» приметил главный тренер «Спартака» Константин Бесков. То ли парень показался Константину Ивановичу сыроватым, то ли по каким-то другим причинам, но он не торопился приглашать его в «Спартак». Он позвонил коллеге-тренеру, с которым тогда приятельствовал (недолго, впрочем), и предложил глянуть на молодого форварда. Благо этот наставник работал с командой, не казавшейся Бескову на тот момент конкурентоспособной.

    Этим молодым тренером был Юрий Андреевич Морозов. Тому форвард сразу понравился. И Сергей Швецов вскоре оказался в «Зените». А в «бронзовый» сезон не затерялся.

     

    И получил приглашение из... «Спартака».

    Но ответил поначалу отказом.

    Дело не в квартире

    Что было дальше? Пусть расскажет сам Швецов.

    — Давайте попробуем восстановить события. Что произошло тогда, в конце 1980-го?
    — Неужели это еще кому-то интересно? — удивляется Сергей, ныне живущий в Москве.

    — Поверьте, многим. Вы предполагали, что переход получится столь громким?
    — Нет. Для меня-то поначалу все протекало спокойно. В команде меня вроде поняли. Я с зенитовцами дружил и дружу по сей день — с Мишей Бирюковым, Сережей Веденеевым... Никакого осуждения не было.

    — Так что все-таки послужило побудительным мотивом?
    — «Спартак». Совершенно иной уровень футбола. Иной уровень организации.

    — Организации игры?
    — Всего. Я играл за «Зенит» в юго­славских бутсах. Они у меня порвались. Получить новые было проблемой. В «Спартаке» все по-другому.

    — Так у «Зенита» в 1980-м команда была очень приличная. Вам ли этого не знать. Поговаривали, что Константин Иванович Бесков поставил вам условие: или переходишь в «Спартак», или дверь в сборную закрыта.
    — Не было этого. Бесков звал, уговаривал — это было. Да я и сам хотел у него играть. Нравился мне его футбол. И Бесков очень нравился как тренер.

    — Еще поговаривали, что вам в Мо­скве предложили ну очень классную квартиру, потому вы и согласились на переход.
    — И снова не в этом дело. Не в квартире. Вопрос чисто футбольный. Нравился мне «Спартак».

    — Говорят, Бесков интересовался вами еще до вашего перехода в «Зенит».
    — А вот этого и я толком не знаю. Серьезный, предметный разговор с Бесковым у меня состоялся только в 1980-м, когда я играл за «Зенит».

    — Незадолго до перехода вы сказали в телеинтервью, что покидать «Зенит» не собираетесь.
    — Этого я просто уже не помню. Столько лет прошло. А решилось все очень быстро.

    — И все же реакция питерских болельщиков была ожидаемой?
    — Нет. Понимал, что не простят. Но не думал, что все будет столь эмоцио­нально. Я ж не коренной питерец, да и за «Зенит» сыграл не так много.

    — Но в 1981-м на матч в Ленинград даже не приехали. Это было решение Бескова или вы его об этом просили?
    — Что вы, зачем мне его просить? Это Константин Иванович так решил.

    — Интересно, чего он боялся? В те годы порядок на стадионах был образцовым, никаких эксцессов быть не могло, болельщики на поле не выбегали. Свист как проявление болельщицких эмоций — это максимум допустимого. Не было ни баннеров, ни слова такого в лексиконе.
    — Я был тогда совсем молодым парнем (Швецову было 20 лет. — «Спорт День за Днем»). Возможно, тренер решил просто поберечь мою психику, пощадить нервы.

    Лишен медалей, исключен из комсомола

    При переходе в «Спартак» Швецов был лишен звания мастера спорта, бронзовой медали чемпионата СССР 1980 года, исключен из ВЛКСМ (восстановлен в спартаковской организации годом спустя). Получил трехкомнатную квартиру в Москве со встроенной мебелью. В составе «Спартака» завоевал три серебряные медали чемпионатов СССР и одну бронзовую. За сборную СССР (тоже стимул при переходе) провел один матч. Его карьере помешала травма, полученная на тренировке. Завершал выступления в командах «Гурия» (Ланчхути), «Локомотив» (Самтредиа). Последним клубом стал бельгийский «Борнем» из четвертого дивизиона. Сергею было тогда 32 года. Сейчас живет в Москве, работает охранником.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий