• Доказательства от противного

    Читайте Спорт день за днём в

    Аргументы у Хосе-Марии Одриосола были «убойные» – чемпионка Европы в беге на 10 км Инга Абитова улучшила личный рекорд на минуту (на Играх 1968 года Боб Бимон в прыжках в длину почти на метр превысил не личное достижение – мировое). После чего сеньор Одриосола заговорил о кровяном допинге, употребляя такие термины как гематокрит и гемоглобин.

    Как только ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство) упирается лбом в гематологию и способы стимуляции кровообращения, оно совершенно забывает о приличиях. Я не о якобы найденной сумке, содержащей все необходимое для введения кровяного допинга, для удобства нашедшего оснащенной надписью на русском языке. Такой сюжет напоминает бессмертный мультик про кота Леопольда, прибегшего к «допингу», на упаковке с которым крупными буквами было написано «ОЗВЕРИН». Шедевр рассчитан был на детскую аудиторию, равно как и находка в Гетеборге. Это – даже не неприлично, это просто убого. Я совсем о других приличиях.

    Суть в том, что и стероиды, и прочую «фарму» нужно поймать, и поймать доказательно: проба А, проба B, и т. д., с соблюдением положенных норм. Но с гемоглобином и гематокритом всесильный глава ВАДА Ричард Паунд дал себе послабление. Не знаю, читал ли он теоретические работы Вышинского, но решил прибегнуть к его методам. Сталинский прокурор предлагал своим жертвам доказать свою невиновность. Вот точно такую же тактику избирает в наши дни ВАДА в отношении тех атлетов, у которых повышен гематокрит. Несчастный атлет, разумеется, не может доказать, что он не верблюд, но ведь и никакая антидопинговая лаборатория не возьмется со стопроцентной точностью доказать, что рост гемоглобина в крови спортсмена связан с приемом какого-то запрещенного препарата. Сколь бы сильно ни подозревали правоохранительные органы человека в тяжком преступлении, при отсутствии железных доказательств его оправдает любой суд. Но ВАДА играет по иным правилам.

    Все очень просто при выявлении запрещенного средства. Вот нашли у бегуна, скажем, эфедрин, ну не вырабатывает его наш организм, значит, «кушал», ничего не попишешь. А гемоглобин?! Ах он повышен? И что это значит? А ничего это еще не значит. Шестипалые люди тоже встречаются – сам видел.

    Организм профессионального спортсмена если и не патологичен по определению, то во всяком случае не нормален. Гора мышц, гипертрофированных, деформированных – это уже отклонение. Любимый пример всех медиков – пятикратный победитель «Тур де Франс» испанец Мигель Индурайн. Феноменальная выносливость Короля горных дорог объясняется тем, что у него пульс в покое 27 ударов в минуту. Соотечественник «велоидальго» сеньор Одриосола мог бы сегодня заявить, что тут не обошлось без запрещенных препаратов, а мистер Паунд зловеще заявить: «Докажи, что у тебя такой пульс от природы, а не докажешь – дисквалифицируем». 

     


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий