• Его ценил Тарасов, а Тихонов готов был обсуждать с ним хоккей даже в бане

    В четверг исполняется пять месяцев со дня смерти Валентина Быстрова

    14.06.17 23:54

    Его ценил Тарасов, а Тихонов готов был обсуждать с ним хоккей даже в бане - фото

    Фото: ХК СКА

    Читайте Спорт день за днём в

    Сегодня исполнилось пять месяцев со дня смерти Валентина Александровича Быстрова — легендарного ленинградского и петербургского хоккеиста, тренера, арбитра и преподавателя.

    Детство под бомбежками

    Казалось, что этот человек будет жить вечно. Еще в годы войны и блокады Ленинграда 13-летний Валя не желал обрекать себя на мученическую смерть от голода и холода, а пошел работать на Победу. По вечерам, сидя на крыше и на чердаках, тушил зажигалки, ликвидировал последствия бомбежек, а когда выдавался свободный час, бежал на стадион института имени Лесгафта. Он жил от него в каких-то ста метрах, на углу улиц Декабристов и Писарева. Летом играл в футбол, а зимой в русский хоккей, и в обоих братских видах спорта был лучшим. Еще успевал учиться в вечерней школе, а за свой труд в годы блокады был награжден медалью «За оборону Ленинграда». Этой наградой он гордился больше всего и считал ее самой дорогой.

    Когда пришло время поступать в институт, Валентин не раздумывал ни минуты. Это было время зарождения отечественного хоккея с шайбой, и на кафедре спортивных игр Владимир Лапин, Константин Копченов, Иван Таланов и Георгий Ласин сразу стали адептами нового вида спорта: играли сами, тренировали. Ласин даже был назначен главным тренером команды мастеров ОДО (окружного Дома офицеров), включенной в чемпионат страны, а Лапин принялся создавать команду «Авангард» на базе Кировского завода. На построенной хоккейной коробке в институте день и ночь рубились студенты, а хоккейные клубы росли как грибы в спортивных коллективах крупных предприятий города.

    Быстров выделялся своим мощным катанием и сильным броском, когда многие хоккеисты еще не могли оторвать шайбу ото льда. Однажды на спор он пробил шайбой толстую фанеру в хоккейной коробке на глазах у нескольких десятков студентов и жителей окрестных домов. Талантливого парня Лапин взял в «Авангард», а затем его пригласили в ОДО, который уже выступал в Высшей лиге. Там Валентин попал в одну тройку вместе с прирожденным бомбардиром Беляем Бекишевым, и вдвоем они превратились в грозу всех вратарей Высшей лиги.

    В отличие от нынешних спортсменов, раньше тем, кто совмещал учебу с игрой в профессиональных командах, в институтах индивидуальных графиков обучения не давали, но Валентин не имел задолженностей по учебе и закончил ее в срок. Его карьера хоккеиста могла быть более успешной, если бы он принял предложение Анатолия Тарасова или Аркадия Чернышова и перешел в ЦСКА или московское «Динамо». Предлагали не раз, но для коренного ленинградца, пережившего блокаду, сама мысль о переезде в столицу была неприемлема.

     

    Расплата за серебро чемпионата мира

    И все-таки игнорировать такого хоккеиста было нельзя. Быстров был наконец-то замечен и включен в сборную страны, отправлявшуюся на чемпионат мира и Европы 1958 года. «На Европе» мы стали первыми, а на мировом первенстве оказались только вторыми, завоевав серебряные медали. Высшие партийные органы посчитали это провалом и сменили тренеров сборной. Новые наставники больше не стали включать не московских хоккеистов в состав и при прочих равных условиях предпочитали дополнять армейцев и динамовцев хоккеистами «Крыльев Советов» и «Локомотива».

    Так и закончил в родном городе свою славную спортивную карьеру Быстров, первый из ленинградцев надевавший свитер сборной СССР. В 1962 году он перешел работать на кафедру спортивных игр родного института. Сразу создал сильную студенческую команду, выигрывал множество городских и всесоюзных турниров, воспитал десятки талантливых учеников, поднимавших впоследствии хоккей во многих городах Союза. В середине 1960-х согласился на предложение из Польши, где за короткий срок привел хоккейную команду города Катовице к победе в Кубке и чемпионате страны. Поляки предлагали возглавить национальную сборную, но в Ленинграде у Валентина Александровича подрастала дочь Инна, увлекшаяся художественной гимнастикой, да и тоска по любимому городу становилась все сильнее.

    В родном институте обрадовались возвращению своего воспитанника, хоккей в конце 1960-х — начале 1970-х достиг в стране пика популярности, в него играли миллионы людей, требовались тренерские кадры. Строились дворцы спорта, в крупных городах возникали команды мастеров, а хоккейные коробки заливались в каждом дворе.

    В Ленинграде появилась новая команда «Шторм», которую создали на базе одного оборонного предприятия, ее и возглавил Быстров. Но оборонщики явно не рассчитали свои силы, и через несколько лет команда канула в небытие. Но без тренерской работы Быстров не остался.

    Соратник Пучкова, учитель для Белошейкина и Гусарова

    СКА возглавил олимпийский чемпион Игорь Ромишевский, взявший Быстрова в помощники. Этот период Валентин Александрович считал лучшим в своей тренерской жизни. Хорошо зная питерский хоккей, он быстро привлек в команду одаренных юношей из клубов и спортивных школ — Николая Маслова, Александра Михайлова, Василия Каменева, Святослава Хализова, Алексея Гусарова, Евгения Белошейкина и других. Через несколько лет они и стали костяком сильной армейской команды. Потом была работа с Борисом Михайловым, Владимиром Петровым.

    Но родную кафедру заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер России не бросал, а в конце 1990-х даже возглавил ее. Кстати, после провала «дыр-тим» на чемпионате мира — 2000 в Санкт-Петербурге сюда пришел еще один корифей нашего хоккея — Николай Георгиевич Пучков. Два мэтра трудились не покладая рук — организовывали тренерскую учебу, писали книги и методические пособия, консультировали специалистов, вели большую общественную работу в городской федерации хоккея. Не забывали Быстрова и в родном СКА — свитер с его фамилией подняли на верхотуру Ледового дворца, где он висит в одном ряду со свитерами других питерских хоккейных легенд.

    Сначала ушел из жизни Пучков, успевший за несколько лет до смерти еще раз возглавить СКА. Быстров, всегда соблюдавший режим, не позволявший себе никаких излишеств, продолжал работать на благо любимой игры. Его ценил сам Тарасов, а Виктор Тихонов даже попарился в баньке на даче в Кобрино, что под Павловском, где они несколько часов обсуждали судьбы российского хоккея.

    После раздела кафедры на две самостоятельные — футбола и хоккея — Валентин Александрович ушел из родного вуза, но связи с ним не терял. Очень гордился успехами своей дочери Инны, ставшей одним из лучших специалистов в мировой художественной гимнастике. Сейчас ее знают не только в России, но и в Китае, Азербайджане, Японии и во многих странах, сборные которых она привела к вершинам. В последние годы Быстров писал книгу по истории ленинградского-петербургского хоккея. Говорил, что если не он, то кто? Почти успел завершить, и ее появление обязательно состоится, войдя в летопись петербургского спорта.

    Жизнь бренна, вечно жить невозможно, да и без малого 88 лет — большой срок для любого человека. Но уход Валентина Александровича Быстрова — это потеря не только для Университета имени Лесгафта, отечественного хоккея, но и для всего Петербурга. Именно здесь он навечно останется в памяти людей, став первым ленинградцем, попавшим в сборную СССР, хоккеистом поколения Боброва и Сологубова, создавшим незыблемый авторитет и огромную славу отечественному хоккею, всему нашему спорту.

    В тему: Дроздецкому исполнилось бы 60

    60 лет назад, 14 июня 1957 года, в рабочем пригороде Ленинграда Колпино родился Николай Дроздецкий, который прославил ленинградский хоккей как в Европе, так и за океаном.

    Карьеру игрока Николай начал в СКА в 1975 году. На талантливого молодого нападающего обратил внимание тренерский штаб ЦСКА, который тогда был базовым клубом сборной СССР, и в 1979 году Дроздецкий перешел в стан московских армейцев. В составе сборной СССР воспитанник ленинградского хоккея стал олимпийским чемпионом (Сараево-1984), дважды выигрывал чемпионаты мира (1981, 1982), а также стал обладателем Кубка Канады (1981).

    В 1987 году Николай вернулся в родную команду и помог ей завоевать бронзовые медали чемпионата СССР сезона-1986/87. Всего в чемпионатах СССР нападающий сыграл более 500 матчей и забросил 253 шайбы.

    Именно Николай Дроздецкий забил решающие шайбы в матче «Химик» (Воскресенск) — СКА (Ленинград), после которого ленинградцы второй раз в своей истории стали бронзовыми призерами чемпионата СССР. Армейцы проигрывали 2:4. Для того чтобы стать недосягаемыми для конкурентов, им нужно было сыграть хотя бы вничью. И Дроздецкий вначале сократил отставание, а потом и сравнял счет. Произошло это в марте 1987 года.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий