• Экс-защитник сборной России Александр Юдин: Мне даже руку жать опасно

    21.09.06

    Читайте Спорт день за днём в

    «Приходите в гости! Прямо при вас забью в стену золотой гвоздь и повешу на него коньки», – сказал корреспонденту «Спорта» в первый день осени известный «полицейский» суперлиги Александр Юдин. Оставалось лишь поймать «великого и ужасного» на слове. Через пару дней мы действительно встретились. На пороге квартиры, над дверью которой красовалась железная табличка с надписью «Образцово-показательная», меня встречал не только гостеприимный хозяин, но и его домочадцы: супруга Светлана, две дочки и полуторагодовалый сынишка. Темно-коричневый лабрадор по кличке Зидан покорно уселся у ног хозяина.

    «Назвали собаку в честь знаменитого француза, – увидев улыбку на моем лице, говорит Юдин. – Зидан отличный игрок, да и карьеру закончил по-нашему, по-тафгайски, в финальной игре чемпионата мира как следует вмазал этому задире Матерацци».

    Ресторан и три диплома

    – Стало быть, вы тоже уходите из спорта?
    – Твердо решил: или буду играть за питерский СКА, или завяжу с хоккеем. В начале сезона готовился, готовился... Вон, даже с собакой наперегонки бегал. Поговорил с Борисом Михайловым, но он ответил: «Саша, я хотел бы видеть тебя в команде, но кое-кто будет против». Так что мне ничего не оставалось, как повесить коньки на гвоздь.

    – Чем теперь станете заниматься?
    – Буду детей воспитывать. Пока играл в хоккей, ими в основном занималась жена. Да и когда мне было? На отдых хоккеисту отводится месяц. Первую неделю голова кругом от накопившихся дел, потом уезжаешь с семьей на юг, ныряешь в море и в коньках выныриваешь – на другом берегу. А там тебя уже тренер с секундомером поджидает: мол, где твоя форма, парень?

    – На тренерском поприще себя попробовать не хотите?
    – Да, есть такие планы. Но детским тренером точно не стану, лучше уж тогда своих повоспитываю. А вообще, в будущем хотелось бы тренировать какой-нибудь клуб суперлиги.

    – Ну а что насчет бизнеса? У хоккеиста Юдина есть свой «маленький свечной заводик»?
    – А как же. Например, в Озерках открыл ресторан русской кухни «Знатный повар», скоро планирую открыть второй – в Пулкове. Делаем свой квас, морс, печем хлеб... Там даже детская комната есть.

    – Образование соответствующее имеется?
    – Да какого у меня только образования нет! В свое время закончил железнодорожный институт, потом Академию имени Лесгафта и вот недавно получил диплом в Высшей школе тренеров. Впрочем, закончить ее было не так легко. Ведь экзамены принимал мой закоренелый враг Рафаил Ишматов…

     

    Робин Гуд в коньках

    – Чем он вам так успел насолить?
    – Когда-то именно из-за этого человека мне пришлось уехать в Америку. На защите диплома он валил меня, как мог. И когда я все-таки получил пятерку, выбежал из кабинета весь красный от злости. Впрочем, искренне благодарен всем своим врагам: стал только умнее и сильнее. Обидно другое: злые люди уничтожают вокруг себя хороших, которые не в состоянии дать им отпор. Хочу, чтобы такие платили по счетам. 

    – Вы прямо как Робин Гуд…
    – Каждому свое. Даже когда машина проезжает по дороге и обливает человека грязью, это не просто так. Моя миссия беречь добрых людей и не давать их в обиду.

    – Бойцом, наверное, нужно родиться…
    – Так и есть. Помню, раньше ходил с дискотеки только самыми темными улицами. Натяну шапку на уши, надену ватник, сяду на трактор и поехал в соседнюю деревню «спарринговаться». Раньше ведь как: подрались мужики – и ничего страшного. Сейчас ударишь кого-нибудь – и на тебя тут же в суд подадут, чтобы денег стребовать. Как в Америке прямо…

    – Как изменились нынешние хоккеисты?
    – Знаете, сейчас на хоккеистах больше парфюмерии, чем на девушках. Вот помню, у меня в свое время был один шариковый дезодорант, и все. Сейчас уже какие-то крема в бауле, шесть штук дезодорантов… Раньше хоккеист был мужиком. Его толкнешь, и он даст сдачи. Сейчас же ребята предпочитают не связываться. Бывает, зацепишь кого-нибудь, он упадет и давай орать, к судье апеллировать. Мало того – вся лавка орет, требуя возмездия.

    – В последнее время хоккей стал каким-то рафинированным. Нет драк, мало силовой борьбы…
    – Не рафинированным он стал, а «голубым». Да что там хоккей, вы телевизор включите, что ни передача – пропаганда нетрадиционной ориентации. «Спокойной ночи, малыши» детям стало страшно показывать. 

    В суперлиге меня считали безбашенным

    – Расскажите о негласных правилах, существующих у тафгаев.
    – Прежде всего человек их устанавливает сам для себя. И если ты начинаешь от них отступать, то тебя перестают уважать. Например, если ты налетел на «малыша» – твоему имиджу конец. 

    – Вам тренеры давали задания «выключить» того или иного игрока?
    – Конечно, но чаще мне не нужно было давать советы. Помню, порой Борис Михайлов говорил: «Не знаю, что ты там будешь делать с этим парнем, но главное – не удаляйся». Вот и думай, как сделать так, чтобы подраться вдоволь, на скамейку штрафников не угодить и еще чтобы твоя команда в итоге победила.

    – Были ли на площадке люди, на которых вы никогда не смогли бы замахнуться?
    – Конечно, есть люди, которых я очень уважаю: Андрей Коваленко, Рафик Якубов или Валера Карпов... Но если кто-то из них сам бы спровоцировал конфликт или, допустим, въехал опасно игроку коленом... Врезал бы, невзирая ни на какую дружбу.

    – А на кого вы нападали без сожаления?
    – На агрессивных игроков, нарушающих правила. Ведь есть хоккеисты, которые просто толкаются, а есть те, которые вызывают агрессию, провоцируют. Тогда я начинаю на него охотиться и проверять «на вшивость».

    – Вам когда-нибудь угрожали расправой после игры?
    – Всякое бывало. Но всех, кто меня приглашал, я ждал. Впрочем, на разговор меня обычно вызывали не хоккеисты. Мы же играли еще в 90-е, во времена смуты…

    – Сразу фильм «Бандитский Петербург» вспомнился…
    – Да что там фильм… И вообще, то, что творилось в других городах, Питеру и не снилось.

    – У вас был человек, которого вы персонально опекали?
    – Да нет, я за всех вписывался. Просто в лиге меня знали как абсолютно безбашенного человека. Порой кто-то применит против меня прием и думает, что ему с рук сойдет. Но я во время рукопожатий его предупреждаю: дескать, парень, теперь не расслабляйся…

    Боксер в ватнике

    – Не боитесь, что во время драки можете всерьез кого-то покалечить?
    – Знаете, раньше я был очень агрессивным человеком. Потом, с рождением детей, стал другим. Как-то мне довелось беседовать с одним японцем, занимающимся единоборствами, и он мне сказал, что, если человек не чувствует запахов, значит, он очень агрессивный. Вот и я раньше плохо чувствовал, пахнет на кухне пирожками или нет. Все поменялось с рождением ребенка. До этого мне было абсолютно все равно, какие от моих поступков будут последствия. Старался не просто драться, а выбирать себе самых сильных соперников. 

    – Что нужно, чтобы победить соперника в драке на льду?
    – Для начала надо родиться бойцом. Затем овладеть навыками различных единоборств: самбо, дзюдо, бокса… Тафгаи – что-то вроде уличных бойцов. Вообще, у ледовых боев есть своя специфика – непредсказуемость. Ведь на льду центр тяжести у спортсмена, можно сказать, отсутствует. Только шевельнешься – потеряешь равновесие. Если хоккеиста подловить в этот момент, то можно делать с соперником все что хочешь. Плюс нельзя долго замахиваться. Надо бить «укороченным», ведь на руках хоккеиста налокотники, которые гасят скорость удара. Хоккеист на льду – это что-то вроде боксера в ватнике. Вообще, у меня было много всяких хитростей. Например, я сильно обрезал защитную амуницию, чтобы быть более подвижным в бою.

    – Есть у вас какой-то коронный прием?
    – У меня очень сильный удар правой. Так что если во время боя мой удар справа соперник пропускает, то, считай, game over. У всех великих бойцов в арсенале два-три коронных приема, которыми они побеждают.  

    – Насколько мне известно, вас тренировал брат...
    – Олег занимался единоборст-вами, изучал специальную литературу, переписывал все упражнения… Добрым стал только после армии, а до призыва был еще в несколько раз хуже меня. Он и погиб в одной драке. Вообще, у нас в Мурманске, где я родился, одни «викинги» ходят. Северяне народ крепкий, так что любой бар или ресторан – картинка из знаменитого фильма «Человек с бульвара Капуцинов». 

    Надоело бегать за адреналином

    – Вам когда-нибудь было по-настоящему страшно?
    – Нет. Раньше сам бегал за адреналином, но сейчас у меня есть дети, и мне это уже не нужно. Наверное, мне будет страшно, только если я окажусь ночью посреди океана, а вокруг меня будут плавать акулы.

    –  Ну вы прямо какой-то хулиган получаетесь. Хотя мне известно, что вы едва ли не лучше, чем драться, умеете играть в шахматы…
    – Помню, когда играл в Нижнекамске, напокупал шахмат на всю команду. Но порой нужно и поддаться. Помню, когда пришел в «Спартак», сразу всех тренеров стал обыгрывать. Тогда ко мне подошел великий Якушев и сказал: «Саша, запомни раз и навсегда: как бы хорошо ты ни играл, никогда не обыгрывай главного тренера». И был прав! 

    – А кто был вашим любимым тренером?
    – Владимир Голубович. Он относился к хоккеистам как к людям. Ведь некоторые тренеры в борьбе за свои места сердца посадили. И порой, не стесняясь, заявляли игрокам: «Мне сердце посадили, а я теперь вам посажу».

    – Почему тафгаи не прижились на Руси?
    – А что тут думать? Во-первых, всем тренерам нужен только результат, а шоу в России делать из хоккея не умеют. Почему-то у нас все думают, что поставили девчонок, прыгающих с мочалками, и сделали шоу. Не люблю кого-то поливать грязью, но, на мой взгляд, хоккей сейчас губят. А ведь когда-то им гордились не меньше, чем завоеванием космоса. К сожалению, у нас не умеют раскручивать игру.

    «Полицейские» российской суперлиги

    Михаил Стрелков

    Единственный российский боец, имеющий в боях с Александром Юдиным положительный баланс. Сошлись они в схватке еще в далеком 1998 году, когда оба выступали за питерские клубы: Юдин – за СКА, Стрелков – за «Ижорец». Большую часть своей карьеры провел во втором дивизионе, где у него достойные конкуренты отсутст-вовали. В прошлом сезоне перешел в «Ладу». Правда, почти все первенство провел на скамейке запасных, не вступая в боевые действия. Нынешний чемпионат начал в составе «Витязя», где должен образовать ударный кулак с канадцем Ридом Симпсоном.          

    Андрей Назаров

    Большую часть карьеры провел за океаном, оставаясь пока первым и единственным российским «полицейским» в НХЛ. В суперлиге отметился в год локаута, выступая за «Авангард», когда исполнял роль телохранителя Яромира Ягра и неплохо справлялся со своей работой. Заработал годичную дисквалификацию после угрозы в адрес судей в полуфинале плей-офф 2005 года. В этом сезоне завершил карьеру. 

    Андрей Срюбко (Украина)

    Защитник сборной Украины Андрей Срюбко сегодня является единственным специалистом по кулачным боям среди игроков стран СНГ. Большую часть карьеры провел в низших североамериканских лигах. В суперлиге дрался и с Юдиным, и со Стрелковым, и с канадцем Ридом Симпсоном. И по мнению очевидцев, ни одного боя как минимум не проиграл. Сейчас выступает в клубе высшей лиги «Торпедо» НН.   

    Рид Симпсон (Канада)

    Выступая в НХЛ, входил в элиту полицейского круга. По слухам, канадца пригласили в «Витязь» в год локаута защищать Алексея Жамнова. И он вполне прижился в нашем хоккее. Впрочем, большинство российских хоккеистов его не любят, считая, что канадский ветеран выискивает для расправы «беззащитных» игроков, стремясь специально нанести им травмы. В нынешнем сезоне наставник «витязей» Майк Крушельницки неожиданно запретил своему соотечественнику драться. По крайней мере, пока. И Рид уже успел отметиться первым забитым голом.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий