• Экспертиза Скандал – точная наука

    01.08.06

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Недавний матч «Москвы» с «Динамо» запомнили многие. «Горожане» ведут 1:0, имеют явное игровое преимущество. До конца матча остается совсем немного времени, когда до этого не раз спасавший ворота бело-голубых вратарь и капитан команды, опытнейший Сергей Овчинников… закатывает скандал. Повод кажется совершенно нелепым – решение бокового о том, от кого ушел за лицевую мяч. Но Сергей Иванович кричит, машет руками, вокруг собираются игроки, подбегает главный судья. А Овчинников не унимается, несмотря на попытки игроков своей команды его сдержать, хватает арбитра за майку, отпихивает. И тому не остается ничего другого, как удалить вратаря.

    Ну, вот и все, решили болельщики «Динамо». В меньшинстве, без вратаря – тут уж точно крышка. Но бело-голубые вдруг разом задвигались, прижали отчего-то заробевших «горожан» к воротам – и… отквитали мяч. На следующий день один умный журналист написал: «Овчинников разбудил Булыкина». А второй не поверил в то, что вратарь, с которым он лично знаком, не может себя контролировать. Впрочем, большинство все же сообщили публике о традиционной распущенности голкипера, а телевизионщики даже дали хронологию скандалов нашего чемпионата. Мол, вот он, футбол, который нам не нужен.

    И все-таки, как же повлиял поступок капитана на судьбу матча? Герой или злодей Овчинников?

    Противостояние в НБА «Селтикс» и «Лейкерс» в 80-х до сих пор считается классическим. Великие Мэджик и Берд, суперзвезды, бились в той паре, творя чудеса. Но не меньший восторг, чем скайхук Мэджика на последней секунде одного из матчей, вызывает… драка, которую затеял худенький, интеллигентный Макхейл. Да еще с кем – с высоким очкариком лос-анджелесцев Куртом Рэмбисом.

    И повод-то у того столкновения был самый что ни на есть «овчинниковский» – уходивший за лицевую мяч. И снова отчего-то сбежались все игроки, прибежали судьи – и наказали Макхейла. Ключевого, кстати, игрока того «Селтикс». Вот только его команда – еще минуты назад поникшая, потерявшая уверенность в себе – завелась и понеслась громить непобедимых лос-анджелесцев. И победила. Считается, что исход этой серии в финале решил именно этот поступок Кевина Макхейла. Который, кстати, никогда – ни до, ни после – в неигровой агрессивности замечен не был.

    Если в баскетболе драки, к счастью, исключение, то в НХЛ в каждой почти команде с 70-х годов имеется свой «полицей­ский», штатный драчун. Его роль – в защите звезд от попыток намеренно нанести им травму и вывести из игры. Он как бы «наказывает» за это, причем делает это открыто, а не исподтишка. Вызов на бой стал уже целым ритуалом, в котором чуть ли не расписаны все действия – как игроков, тренеров, так и судей. Последние не рвутся разнимать хулиганов, а спокойно ждут окончания действа (если все идет по дуэльному кодексу: драка не становится массовой и не ведет к членовредительству), а затем выдают четко регламентированные наказания. А трибуны вопят от восторга! Впрочем, речь не о неких двойных стандартах, не о любви американцев к боксу на коньках.

     

    Она о второй функции «драчунов», роли «спасителя проигранных игр». Американские тренеры давно, еще до драки имени Макхейла, заметили (точнее, им подсказали работающие в каждой профессиональной команде психологи): открытый бой «за правое дело, за честь и достоинство клуба» частенько поднимает заснувшую, смирившуюся с поражением команду на БОРЬБУ. И моментально матч перестает быть просто игрой, становясь ВОЙНОЙ – и, значит, действуют не правила игры, а законы военного времени. (Оттого многие американские тренеры и даже игроки, например великий хоккейный капитан и боец Марк Мессье, обожают перечитывать труды мудрого военного стратега Сун Цзы. Они считают, что выведенные китайцем принципы победы над врагом весьма актуальны для мира «профи, мира спорта и бизнеса»).

    «А во время войны температуру не меряют», как говаривал тренер Эдуард Малофеев. Не делают скидок на то, что что-то болит, что устал или беспокоят какие-то личные проблемы. И не разбирают, кто в данной ситуации прав, а кто виноват – вопреки исконному российскому стремлению к справедливости! Важно лишь то, что обидели НАШЕГО. Разом обостряется чувство принадлежности к команде, воспаряет боевой дух. И с криком, рожденным еще в пещерах: «Наших бьют!», устремляются вдруг вперед разом ставшие воинами спортсмены.

    И неожиданно для уже подсчитывающего победные дивиденды противника сметают все на своем пути. Ибо бьются с сего момента уже не за деньги либо кубок – за справедливость, за своего парня, за честь и достоинство команды.

    Причем даже удаление проштрафившегося – это зачастую, как ни странно, плюс. Ибо игра в меньшинстве, «за себя и того парня» (который вдруг разом отчего-то становится близким и родным) мобилизует до предела все накопленные спортсменом резервы, зачастую скрытые, потаенные. Как те, что вдруг открыл в себе английский клерк, вытащивший из пожара огромный сейф, который на следующий день он не смог даже сдвинуть. Так и команду вдруг охватывает вдохновение, возникает неожиданный прилив сил, особая концентрация внимания, охотничье чутье и азарт. Да, воистину вспененный праведным гневом адреналин может творить чудеса, переворачивая течение любого матча.

    А что же противник? На него драка обычно действует негативно. Во-первых, она может его сбить с набранного игрового ритма, отвлечь от собственно игры. А вернуться в оптимальное боевое состояние – дело сложное, требующее немалого времени. Во-вторых, расслабляет уверенность, что теперь-то победа точно в кармане. Они ведь и так лучше играют, а уж находящегося в численном меньшинстве они тем более возьмут голыми руками. А как иначе, ведь преимущество с удалением врага – увеличилось? Тем ужаснее, болезненнее воспринимается неожиданная, как снег на голову атака неприятеля. Ты словно пробудился от сладкого сна – и видишь кошмарную реальность. Противник как бы дает понять: для него это уже не спорт, а нечто большее. Но вы-то еще в сладких грезах, еще не готовы к жесткому противостоянию, вас застали врасплох!

    Наконец, сам факт перенесенного физического воздействия (если побили их партнера), поражения в драке унижает и ослабляет, пригибает к земле, словно в его лице тебя высекли. И это тоже на уровне первобытного инстинкта. Оттого порой в дальнейших противостояниях этих спортсменов исход становится понятен заранее. Как говорится, только увидел неприятеля – и уже задрожали колени. Словно в той 7-матчевой серии «Селтикс» и «Лейкерс», предрешенной действием Макхейла.

    Теперь становится более понятным произошедшее на Восточной улице. Поведение капитана встряхнуло потерявшую надежду команду. Она наконец-то почувствовала себя припертой к стенке, позабыла личные беды и обиды, встрепенулась – и вынуждена была контратаковать. А вот воспитываемые тонким, интеллигентным учителем Слуцким правильные «горожане» смешались, попятились под неожиданным напором. И получили ответный гол.