• Этот человек важнее главного тренера

    13.01.09

    Читайте Спорт день за днём в

    В «Зените» вновь вакантно место спортивного директора клуба. Александр Бокий, работавший в этой должности в прошлом году, решил присоединиться к Константину Сарсании и стать членом тренерского штаба ФК «Химки». Кстати, до Бокия спортивным директором сине-бело-голубых трудился как раз Сарсания. И занимались они разными делами.

    По объявлению искали

    Принято считать, что спортивный директор должен отвечать за селекцию, а под этим термином обычно понимают поиск не только молодых талантов, а вообще игроков хорошего уровня, которых можно выгодно купить. Так вот Сарсания этим-то и ведал, и справлялся с работой хорошо. Благодаря ему в «Зените» появились Фатих Текке, Павел Погребняк, Алехандро Домингес, Анатолий Тимощук, Николас Ломбертс — стоящие игроки, что бы о них ни говорили. Бокий же занимался детским и юношеским футболом, много внимания уделял организации интерната, от идеи создания которого «Зенит» недавно решил отказаться. Помнится, года три назад «Зенит» разместил на официальном сайте объявление с перечнем требований к кандидату на пост спортдиректора. Было их как-то не много: высшее физкультурное образование, опыт выступлений в профессиональном футболе и работы в футбольных клубах, знание иностранного языка… Получается, спортивным директором может стать едва ли не любой человек, поигравший и немножко поработавший хотя бы во второй лиге и окончивший институт физкультуры, а таких сотни, если не тысячи.

    Важнейший пост

    В европейском футболе спортивный директор — едва ли не важнейший элемент клубной структуры. Он выполняет роль своеобразного буфера между владельцами клуба, его высшим руководством (президент, генеральный директор) и собственно командой (тренеры и игроки). Занимается не только и не столько поиском юных дарований и куплей-продажей футболистов, а созданием клубной пирамиды, или, как модно говорить, «вертикали». Отвечает за идеологию, стратегию развития, борется за преемственность поколений и т. д. и т. п. Его задача — чтобы команда не зависела от смены тренеров, которая всегда неизбежна, и обновления состава, каким бы болезненным оно ни было.

    Спортивный директор — такой же гарант стабильности и жизнестойкости клуба, как и президент. Его должны знать болельщики, которые хотят быть уверены: тренеры и футболисты приходят и уходят, а их любимая команда остается. Поэтому на пост спортивного директора предпочитают назначать людей популярных, с репутацией. Часто это бывшие игроки, не нуждающиеся в представлении. Скажем, в мадридском «Реале» сейчас эта должность доверена Предрагу Миятовичу. В мюнхенской «Баварии» эту роль исполняли в разное время Ули Хенесс и Карл-Хайнц Румменигге.

     

    И у нас есть похожие примеры. Так, в московском «Спартаке» до недавнего времени работал Владимир Федотов. Тренеры красно-белых менялись как перчатки — Невио Скала, Андрей Чернышев, Александр Старков, а Федотов оставался, не позволяя клубу сорваться в неуправляемый штопор. В случае необходимости он даже становился исполняющим обязанности главного тренера. Сейчас в «Спартаке» этот пост занимает человек другого поколения — Дмитрий Попов, которого также не надо представлять болельщикам «народной команды».

    Дефицит кадров

    А что же «Зенит»? В главной команде Питера до поры до времени такой позиции в штатном расписании просто не было. В середине 1990-х в штабе Павла Садырина за селекцию и поиск игроков отвечал Степан Крисевич, работавший с ним до и после «Зенита» в ЦСКА. При Анатолии Бышовце спортивным директором стал Алексей Степанов — чемпион СССР 1984 года, популярный игрок. Казалось бы, хороший вариант, вполне «европейский». Но круг его обязанностей был далек от того, чем должен в идеале заниматься спортивный директор. Возможно, Алексей Николаевич со временем стал бы хорошим футбольным функционером, но судьба отвела ему слишком мало времени.

    Борис Рапопорт до появления в «Зените» был известен не столько как игрок (он защищал ворота ленинградского «Динамо», команд из Волгограда и узбекского Карши) или тренер профессиональных команд (питерское «Динамо», «Северсталь»), сколько как детский наставник, много лет проработавший в СДЮШОР «Зенит». Сперва он руководил дочерней командой, потом стал спортивным директором. На этом посту (с перерывом на работу главным тренером в конце сезона-2002) он трудился и при Юрии Морозове, и при Михаиле Бирюкове, и при Властимиле Петржеле. Рапопорт привел в «Зенит» первых в его истории легионеров из дальнего зарубежья — сербов Милана Вьештицу, Владимира Мудринича, Предрага Ранджеловича, румынов Даниэля Кирицэ и Зено Бундю. Однако сработаться с Петржелой ему не удалось.

    После Рапопорта вакансию в «Зените» занял… Александр Бокий — бывший защитник «Спартака», известный Петржеле и Боровичке по работе в Словакии, где он провел несколько лет как игрок и тренер. Его назначение было, скажем так, непопулярным решением: по мнению большинства болельщиков, в Питере хватало людей, которые справились бы с такой работой.

    Кстати, найти нужного специалиста по объявлению «Зенит» несколько лет назад не смог, и в итоге обратился к услугам Константина Сарсании, на тот момент известного футбольного агента.

    Как выясняется, найти спортивного директора гораздо сложнее, чем главного тренера. Посмотрим, как с этим справится «Зенит»…

    Подготовил Михаил Григорьев

    Корреспондент «Спорта» связался со специалистами, которые в 2006 году высылали в петербургский клуб свои резюме на должность спортивного директора, а Борис Рапопорт занимал эту должность с 2003 по 2004 годы

    Сергей Ломакин, экс-тренер петербургского «Динамо»

    — Несмотря на то, что три года назад я отправлял свое резюме на эту должность, желание работать спортивным директором «Зенита» у меня осталось. Думаю, что, зная футбол, имея определенный опыт и знания, я вполне мог бы помочь клубу. Однако это очень серьезный пост, за границей он чуть ли не выше главного тренера. У меня же нет такого авторитета... Из руководства клуба на меня с таким предложением никто не выходил.

    Что касается функций, то спортивный директор должен помочь тренерскому штабу комплектовать основной состав. Необходимо выстроить систему подготовки собственных резервов для главной команды. Можно вспомнить пример «Милана» и «Манчестера Юнайтед», которые добивались успехов, за счет своих воспитанников. При Константине Сарсании успешно работала система скаутинга. Но тут надо организовать дело таким образом, чтобы сначала в главную команду попадали собственные воспитанники, затем талантливые российские игроки и потом уже легионеры из ближнего и дальнего зарубежья. Думаю, на эту роль больше подходит российский специалист.

    Наверняка сейчас идет поиск громкого имени. В этой связи я могу порекомендовать Гаджи Гаджиева, обладающего большим опытом работы. Что касается тех функций, которые должен выполнять спортивный директор «Зенита», то он должен помочь тренерскому штабу в плане комплектования основного состава.

    Марк Рубин, заслуженный тренер России

    — У меня есть и силы, и желание работать спортивным директором «Зенита». Знаю, как и что нужно делать. Однако, думаю, у клуба на этот счет свои планы. Тем более что в 2006 году был объявлен конкурс, сейчас его нет. Функции у спортивного директора могут быть самыми разнообразными. Прежде всего, это селекционная работа, затем сектор детско-юношеского футбола, представительство в премьер-лиге и РФС. Спортивный директор обязательно должен быть россиянином. Дело в том, что иностранец не знает так хорошо внутренний рынок. Еще лучше, чтобы спортивным директором «Зенита» был петербуржец, знакомый с детскими футбольными школами, тренерами, агентами и так далее. Многие наши клубы уже поняли, что футболистов надо искать на российском рынке. Приглашение игроков из-за рубежа — путь в никуда. Легионеры обязательно в конечном итоге уезжают или не вписываются в основной состав. И потом в связи с этим возникают трудности.

    Сергей Веденеев, чемпион СССР 1984 года

    — Я отправлял в «Зенит» не только свое резюме, но и собственную программу, которую, кстати, в интервью одному изданию изложил Сергей Фурсенко (экс президент «Зенита». — «Спорт».).

    Сейчас у меня нет желания выставлять свою кандидатуру, поскольку я трудоустроен. К тому же на данный момент работа, связанная с трансферной политикой, в клубе налажена. Там много других проблем. В частности, необходимо заниматься детской школой. Что, кстати, входит в обязанности спортивного директора. В его функции должно входить все то, что связано со спортивной частью. Он не должен касаться организационных вопросов. Необходимо заниматься игроками, начиная с основного состава и заканчивая детской школой. Если вся работа в области трансферной политики отлажена, и селекционеры трудятся в определенной области, спортивный директор должен быть связующим звеном между ними и руководством клуба. Должность, на мой взгляд, должен занимать отечественный специалист, имеющий опыт работы за рубежом, знающий европейскую организацию. Сейчас в российских клубах именно этого и не хватает.

    Борис Рапопорт, спортивный директор «Зенита» 2003–2004 годов

    — Когда работал в «Зените» спортивным директором, у меня были достаточно широкие полномочия. Президент «Зенита» Виталий Мутко ставил задачу создания системы подготовки игроков, начиная с детско-юношеских школ и заканчивая основным составом. Мы просматривали игроков из школ «Смены», «Зенита», любительских команд, они попадали в дублирующий состав. Виталий Леонтьевич хотел, чтобы ни один перспективный футболист из Питера не затерялся. Да, не сложились отношения с главным тренером Властимилом Петржелой. Поэтому я не мог влиять на селекционную работу, покупки футболистов для основной команды. В мою задачу входило и дальнейшее трудоустройство футболистов, учитывая широкомасштабную селекцию Петржелы. Сейчас происходит так, что трудоустройством футболиста занимается агент. На мой взгляд, это задача спортивного директора или руководителя селекционной службы. Игрок — собственность клуба, а не агента. У меня есть желание вернуться на подобную работу. Наизусть знаю программу, связанную со спортивной составляющей футбольного клуба.

    Подготовил Николай Попов

    В европе. Они решают все!

    Предраг Миятович, «Реал» (Мадрид)

    Один из самых знаменитых игроков в истории стран бывшей Югославии закончил карьеру игрока сравнительно недавно. Миятович стал всемирно известен после выступлений за «Реал». В 1998 году его гол «Ювентусу» на 66-й минуте решил судьбу Лиги чемпионов. Вклад Предрага в успехи «галактикос» был оценен высоко — ему был предложен, на первый взгляд, «расстрельный» пост спортивного директора клуба. Авторитет Миятовича оказался столь высок, что даже члены знаментой «хунты» не позволяют себе вступать с сербом в безоглядную полемику, и большинство трансферных решений зависит именно от него.

    Ули Хенесс, «Бавария» (Мюнхен)

    «Цепной пес» мюнхенского гранда может позволить себе быть категоричным и резким в высказываниях — в начале 1980-х он пережил страшную авиакатастрофу. Склочность Хенесса раздражает СМИ, но в то же время оказывает «Баварии» неоценимую услугу на трансферном рынке: стоит захотеть, как клуб получает практически любого игрока. Хенесс вцепляется в «жертву» мертвой хваткой и приводит ее в ряды баварцев.

    «Зенит» получит Хохштеттера?

    По информации, имеющейся у «Спорта», одним из кандидатов на пост спортивного директора «Зенита» является Кристиан Хохштеттер, до последнего времени работавший на этой же должности в клубе бундеслиги «Ганновер». В свое время Хохштеттер трудился вместе с Диком Адвокатом в менхенгладбахской «Боруссии», где оба во время зимней паузы активно поработали на трансферном рынке. Сейчас Хохштеттер отказался продлевать контракт с «Ганновером» без конкретных причин. Напомним, летом Адвокат встречался с Хохштеттером для того, чтобы обсудить возможность приобретения венгерского полузащитника Хушти.

    Подготовил Иван Жидков

    В россии. Где-то директор, где-то никого

    К необходимости иметь в штатном расписании должность спортивного директора в каждом клубе относятся по-своему. Например, в «Зените» не скрывали, что одну из ключевых ролей в создании команды-чемпиона образца 2007 года сыграл тогдашний спортдиректор клуба Константин Сарсания.

    Схожая ситуация была в 2008-м и в «Рубине», в золото которого вложил значительную часть своего труда Рустем Сайманов (арестованный в мае). Главный тренер «рубиновых» Курбан Бердыев после победы в чемпионате особо отметил работу Сайманова, сумевшего в межсезонье решить многие вопросы, связанные с селекцией (в частности, уговорил приехать в Казань Гекдениза Карадениза) и жизнедеятельностью клуба в целом. Летом Сайманова сменил в этой роли Мухсин Мухамадиев, однако о достижениях бывшего форварда сборной России и экс тренера «Витязя» на берегах Волги упомянуть забыли. То ли Мухамадиева брали как фигуру формальную, дабы просто закрыть образовавшуюся брешь, то ли Мухсин Муслимович просто не успел проявить себя в новой роли…

    В большинстве же клубов премьер-лиги положение дел со спортивными директорами выглядит иным, а в некоторых такая должность вообще отсутствует. В официальной заявке на прошедший чемпионат ее не было у ЦСКА, московского «Спартака», «Локомотива», «Крыльев Советов» и «Томи», а еще ряд клубов расстались со спортдиректорами по окончании сезона. О результатах их работы судить со стороны сложно, ведь у каждого свой круг задач. В том числе и селекция. Например, очевидно, что к приходу в «Москву» полузащитника Алексея Ребко имел непосредственное отношение теперь уже бывший спортивный директор «горожан» Владимир Федотов.

    Подготовил Роман Логинов


    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»

     


    Эксклюзив: легендарный тренер Геннадий Машьянов в программе «Первая перчатка»