• Главный тренер «Динамо» (Санкт-петербург) Леонид Ткаченко: Взять меня на работу рискнет не каждый

    12.08.07

    Читайте Спорт день за днём в

    Новый наставник петербургского «Динамо» – личность в футболе известная. Причем как в российском, так и в украинском. Корреспондент «Спорта» встретился с Леонидом Ткаченко, чтобы поговорить о дне сегодняшнем и дне вчерашнем…

    Привлекли город и задачи

    – Леонид Иванович, как состоялся ваш приход в петербургское «Динамо»?
    – Все получилось совершенно неожиданно для меня, а вопрос решился буквально за один день. Поступило приглашение, я встретился с президентом клуба, и мы довольно быстро договорились о сотрудничестве. Если не ошибаюсь, помимо моей рассматривались еще четыре кандидатуры.

    – Какие-то альтернативные варианты у вас были?
    – На тот момент других приглашений не было, но со временем они, разумеется, появились бы. Из первого дивизиона или какие-то иные. Однако меня привлекли задачи клуба, возможность работать в Санкт-Петербурге. Я вижу хорошие перспективы у «Динамо».

    – Перед командой стоит задача непременного выхода в первый дивизион уже в этом сезоне?
    – Она ставилась изначально, еще до моего прихода. Впрочем, я сам на встрече с руководством сказал, что для начала готов заключить соглашение до конца сезона, то есть фактически на три месяца. Если моя работа устроит, то мы продолжим сотрудничество. Если же нет – по­благодарим друг друга и разойдемся.

    – Принимая команду, вы в свою очередь выдвигали какие-нибудь требования?
    – Я не мог этого сделать хотя бы потому, что для начала необходимо было ознакомиться с тем, что есть. Сейчас постепенно накапливается информация, и ситуация проясняется, что необходимо поменять, что стоит добавить. Предстоит немалая работа.

    – В каком состоянии вы нашли команду?
    – Не очень люблю отвечать на подобного рода вопросы, так как не отношусь к тем тренерам, которые, приходя на новое место, начинают с критики работы предшественника. Мол, команда никакая и надо разгребать руины. Могу лишь заметить, что я ожидал увидеть несколько иную картину. Все-таки я представляю себе, какой должна быть команда, ставящая задачу повышения в классе, в плане подбора футболистов и их общего настроя.

    – Желание усилить состав есть? Может быть, вам кого-то предлагает руководство?
    – Ни в одной команде мне никогда не навязывали сверху каких-либо футболистов. А укреплять состав, естественно, необходимо. Хотя бы по той причине, что у нас пятеро травмированных и трое из них – Шевченко, Басков и Лазарев – игроки основного состава. Будем искать умелых футболистов, но при этом учитывать возможности клуба.

     

    В «Балтике» боролся с несправедливостью

    – В прошлом году вы достаточно плодотворно работали в «Балтике». Однако ваш отъезд из Калининграда получился скандальным...
    – У меня и команды не сложились отношения с гендиректором Фадиным. Мой принцип такой: если ребята, выходя на поле, работают по максимуму, то я всегда буду на их стороне. В то же время от халявщиков избавляюсь безо всяких колебаний. В Калининграде действительно удалось сделать многое, «Балтика» выступала даже лучше, чем от нее ожидали. Но, к сожалению, наши финансовые возможности оказались скудными, а во втором круге генеральный директор стал искусственно тормозить команду. Перестал платить премиальные и во всем ущемлял ребят, хотя средства были. В результате созрел наделавший шуму конфликт. Позже нам удалось заставить руководство выплатить все долги, что обернулось массовым исходом людей из «Балтики». Боссам это пришлось не по душе, они приняли сторону гендиректора.

    – Вам ведь пришлось добиваться справедливости через суд?..
    – Который по всем статьям признал действия по моему увольнению неправомочными. Мне выплатили положенную компенсацию. Между прочим, я до сих пор мог работать или, вернее, числиться там главным тренером. Тогда была бы создана уникальная ситуация: у «Балтики» было бы два главных тренера. Одного уже приняли на работу (Александра Игнатенко. – «Спорт»), а второго в должности восстановили. Однако чтобы не мешать команде, которая готовилась к сезону, я написал заявление и ушел. Не хотелось нагнетать ситуацию. Все-таки «Балтика» для меня – родной клуб, да и конфликт у меня был с конкретным человеком. Вообще мне в Калининграде доказывать нечего, пусть другие тренеры попробуют добиться с «Балтикой» того, чего достиг я.

    – Калининград – ваш родной город. Обидно, что с вами так поступили на родине?
    – Вспоминаю известную поговорку: «Нет пророка в своем Отечестве». Причем она актуальна не только для Калининграда. Думаю, моему предшественнику в «Динамо», коренному ленинградцу Сергею Дмитриеву тоже досадно от того, что клуб с ним распрощался. Это нормальная ситуация для футбола, вот только расставаться можно по-разному – цивилизованно, соблюдая тренерскую этику, или так, как было в «Балтике». Когда человек приходит на «живое» место, забыв про дружеские и человеческие отношения. Я подобными вещами никогда не занимался и понять такие поступки не могу.

    – Как заполняли творческую паузу после ухода из Калининграда?
    – Так же, как наверное, и другие люди моей профессии. Смотрел весь футбол, который транслировался по телевидению, ходил на рыбалку и охоту, занимался семьей. Еще систематизировал собственные архивы и ждал интересного приглашения.

    Армия довела до Украины

    – Вы начинали карьеру игрока в «Балтике», но затем перебрались на Украину, где выступали за «Автомобилист» из Житомира и харьковский «Металлист». Почему покинули родные края?
    – Это было в 1975 году. Тогда футбол очень сильно развивался на Украине, где команды создавались практически при каждой шахте. Россия в этом плане отставала от соседей. Достигнув призывного возраста, я ушел в армию – в «Балтику» меня не звали. На первенстве Вооруженных сил меня приметили, и последовало приглашение в Житомир, откуда через два года уехал в Харьков. В «Металлисте» прошла вся моя игровая карьера, с этим клубом связана и важнейшая часть моей тренерской жизни.

    – Почему после окончания карьеры вы выбрали именно тренерскую стезю?
    – Очевидно, у меня были определенные тренерские задатки. Свою роль сыграл и мой тренер – Евгений Филиппович Лемешко, чья личность сподвигла меня к этому выбору. Переход с игрового поля на тренерскую скамейку у меня получился резким – какое-то время я был помощником Лемешко, а потом стал главным.

    – Чем вам памятен тот «Металлист»?
    – К сожалению, по объективным обстоятельствам «Металлист» не мог достичь высоких результатов. Единственный серьезный успех – победа в Кубке СССР в 1988 году. Харьков, несмотря на традиции, периферийный город, и хотя команда была неплохой, футболисты подбирались добротного, но все-таки среднего уровня. Боевой дух и сплоченность – вот главные козыри «Металлиста».

    – При вашем непосредственном участии создавалась сборная Украины, как один из ее тренеров вы участвовали в первых товарищеских матчах национальной команды. Почему не остались в ней?
    – В тот момент вокруг украинской сборной царил самый настоящий хаос. Только создавалась независимая федерация, шел процесс становления, и зачастую недоставало самых элементарных вещей. Шел тот период, которым надо было просто переболеть. На первых порах сборной руководил Виктор Прокопенко, и я ему помогал. Чувствовалось, что наше назначение – кратковременная мера, но все равно опыт мы получили полезный. Я тогда по большому счету лишь начинал свою тренерскую карьеру и одно время был самым молодым наставником в высшей украинской лиге. Затем Прокопенко ушел из сборной Украины. Федерация стала ориентироваться на более маститых на тот момент специалистов.

    – В 1993-м вы возглавили малоизвестную украинскую команду «Темп» из Шепетовки. Известно, что это был уникальный клуб – один из первых частных на территории СНГ…
    – Великолепная была команда! Выросла, можно сказать, ни на чем. «Темп» был создан благодаря энтузиазму одного человека – владельца клуба Джумбера Нишнианидзе – и за два года прошел путь от второй до высшей лиги. За «Темп» выступали извест­ные футболисты – Кондратьев, Гомонов, Скаченко, Аваков, Ралюченко, Есипов, Колесов, братья Капанадзе, которые обладали блестящей техникой и по-футбольному светлой головой. Этих мастеров не надо было учить каким-то азам. Требовалось только подготовить физически и правильно расставить на поле. Все остальное футболисты делали сами. Мы жили скромно, но очень дружно. Команда базировалась в пионерском лагере, в сосновом лесу. Понятно было, что все это временно. Тем не менее за короткий срок мы добились уважения всех своих соперников: побеждали и «Днепр», и «Шахтер», играли на равных с Киевом. Эту команду и трудившихся в ней людей вспоминаю с теплотой.

    Первым делом – за справкой в дурдом

    – Затем вы вернулись на родину и четыре года возглавляли «Балтику». Можно сказать, что это был самый лучший тренер­ский период для вас?
    – Выходит, что так. Это действительно было великолепное время, «Балтика» в первые годы постоянно прогрессировала – с первого места вышла в высшую лигу, далее уверенно закрепилась в ней. Команда участвовала в Кубке Интертото, собирала полные трибуны. Сгубил ее дефолт. Ведь «Балтика» была бюджетным клубом, ей стало тяжело чисто экономически конкурировать с соперниками по элите. А бедных нигде не любят! Мало того, что не протягивают руку, так еще и начинают методично уничтожать. В результате Калининград лишился высшей лиги, потерял большой футбол.

    – В последние годы вам нередко приходилось менять место работы – «Сокол», «Анжи», снова «Сокол», «Балтика». Шли разговоры о возвращении в «Металлист». Почему нигде не удалось осесть надолго?
    – Везде свои причины. О прошлогодней ситуации в «Балтике» вы уже знаете. В «Соколе» в 1999 году ставилась задача по выходу в элиту, но мы заняли только третье место. Все было на нервах, и я сам принял решение покинуть Саратов, хотя меня просили остаться. Просто на тот момент я «наелся» футболом, очень сильно устал. После некоторой паузы принял «Анжи». О махачкалинской команде осталась добрая память – мы обыграли ЦСКА и «Зенит», сыграли вничью со «Спартаком», но на моем настрое все-таки сказалась местная специфика. Я не привык, когда руководители бросаются из стороны в сторону. Если дела идут нормально – то все хорошо, чуть что не так – другая крайность. Тяжеловатые ощущения. В результате я снова принял предложение президента «Сокола» Романа Пипия. Команда боролась за выживание, однако ей не хватило совсем чуть-чуть… Что касается слухов о возвращении в «Металлист», то они не совсем соответствуют действительности. Я и в самом деле был в Харькове еще перед тем, как возглавить «Анжи». Но, ознакомившись с условиями и возможностями клуба, понял, что реальных перспектив нет. Только теперь «Металлист» обрел амбициозного хозяина.

    – Где вам было уютнее – в России или на Украине?
    – Мне комфортно в обеих странах. Практически везде у меня были хорошие условия, как для себя, так и для команды. И в Саратове, и в Махачкале ко мне относились с теплотой. Понятно, что Харьков – особенный город для меня. Все-таки там я провел двадцать лет.

    – Вы уже почти четверть века работаете тренером. Что уяснили для себя в качестве главного постулата?
    – Убежден, футболом должны управлять профессионалы. Наверное, я старомоден, но никак не могу привыкнуть к тому, что в клубы все чаще приходят люди, далекие от нашей игры. Ключевые должности, будь то президентская или место гендиректора, все чаще и чаще занимают самые настоящие дилетанты. Можно понять людей, выделяющих день­ги на содержание клуба, хотя и они, на мой взгляд, должны доверять профессио­налам. Но вот всякие мелкие «бизнесмены от футбола» – совершенно неприемлемое явление. Потратив копейки, они хотят получать большую прибыль, вместо того чтобы думать о развитии. Поймите, мы – главные тренеры – каждые три года проходим специальные курсы. Сидим за партами, как малые дети, чтобы получить лицензию. Это прекрасно, вот только не пора ли сделать такие же профессиональные курсы для функционеров? Некоторые из них принимают такие решения, что им, простите за прямоту, вообще прямая дорога в дурдом. Пусть сперва освидетель­ствуются, а потом управляют футболом. О чем, кстати, я недавно откровенно заявил, выступая на тренерских курсах. Поэтому теперь не каждый начальник рискнет взять тренера Ткаченко на работу (смеется). Я прямо говорю, что думаю.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий