• Главный тренер «Динамо» (Санкт-Петербург) Александр Зыбин: «Заставлял Горовикова прыгать на тумбу»

    19.04.13

    Читайте Спорт день за днём в

    Людям, разбирающимся в хоккее, имя одного из ярчайших игроков ЦСКА восьмидесятых, девятикратного чемпиона СССР и восьмикратного обладателя Кубка европейских чемпионов Александра Зыбина хорошо знакомо. Прекрасно помнят его и в Петербурге, ведь в армейской команде он провел несколько сезонов, играл под руководством незабвенного Бориса Михайлова. Зарекомендовал себя Зыбин и как строгий, но справедливый тренер. Не так давно Александр Викторович возглавил питерское «Динамо»: вновь образованную команду МХЛ, в которой трудится и знаменитый тренер СКА Сергей Черкас. Корреспонденту «Спорта День за Днем» удалось пообщаться с легендарным форвардом и узнать, чем китайские хоккеисты похожи на канадских, у кого хранятся дневники выдающегося тренера Моисеева, кому достались коньки Владимира Петрова и что говорил Валерий Харламов начинающим игрокам…

    Таланты в Питере есть и будут. Просто с ними надо работать

    — Что вас привлекло в новой работе? Почему приняли решение возглавить питерское «Динамо»?
    — То, что работать предстоит с молодежью. Команда создана на основе воспитанников питерского коллектива «Форвард». На мой взгляд, это хорошая идея — создать новую команду, которая будет играть в МХЛ.

    — Из года в год приходится слышать, дескать, в Питере нет талантливой молодежи, в то время как в том же Челябинске регулярно появляются свои Ничушкины и Кузнецовы…
    — Нахожусь в Петербурге около двух недель. Просматриваем игроков — от мала до велика. Мое мнение: таланты были, есть и будут. Просто нужно серьезно подходить к делу: находить способных ребят, воспитывать из них классных игроков. Нашему тренерскому штабу предстоит хорошенько потрудиться, поработать, чтобы появились достойные игроки для команды МХЛ. Команда «Форвард» существует не так давно, но, как рассказал мне Сергей Михайлович Черкас (Черкас будет генеральным директором «Динамо» Санкт-Петербург. — «Спорт День за Днем»), некоторые ребята в своей возрастной категории уже добиваются успеха среди сверстников.

    — Говорят, много проблем возникает из-за того, что спортивный отбор нынче не тот. Раньше мальчишек, что называется, подбирали в дворовых коробках. Теперь позволить себя дорогой вид спорта могут только дети состоятельных родителей. Вы согласны?
    — Раньше много мальчишек приходило в спортшколы, но в команду мастеров попадали лишь единицы. Тогда вообще все было иначе. Как вам известно, я во­спитанник ЦСКА, так вот для нас просто получить форму было счастьем. Помню, мне достались импортные коньки Владимира Петрова. Он отыграл в них сезон, и потом «по наследству» они перешли в юниорскую команду. Их подшили, подкрасили, и потом в них снова играли.

     

    — За коньки Владимира Петрова можно было душу продать, наверное?
    — Так оно и было. Тогда вообще любую форму жалели. Сломалась импортная клюшка, так ее не выбрасывали: родители ее починят, подлатают, и дальше играешь. Сейчас у молодых хоккеистов всего в достатке. Форма и клюшки — на любой вкус. Зарплаты у игроков высокие. Поэтому состоятельные люди на форму деньги не жалеют и покупают своим детям и внукам дорогущую экипировку. Теперь хоккеистов ничем не удивишь. Я работал и в СКА, и в «Салавате», и в других командах. Так вот бросилось в глаза, что игроки порой покупают себе какую-то фирму брендовую только потому, что она модная. Им даже неважно, удобно в ней играть или нет, главное — покрасоваться.

    Михайлов увел нас в Тольятти в раздевалку — в качестве протеста

    — И как воспитывать разбалованное поколение next?
    — Мое мнение: жестче надо быть. В команде должна быть дисциплина. Справедливо надо относиться ко всем ребятам. Нельзя за одинаковые проступки одного хвалить, а другого прощать. Или наоборот. Конечно, если парень забил важную шайбу, его можно поощрить, но все должно быть по-честному.

    — А чем можно стимулировать игрока, оформившего дубль?
    — Раньше в качестве ценного подарка была, допустим, клюшка. Сейчас этого добра у всех хватает. Лично я своему внуку не стану покупать дорогущую клюшку, а куплю простую. И коньки такие же точно. Пускай учится, а когда заслужит хорошую форму, тогда посмотрим. Неприятно видеть, когда бабушки за внуками рюкзаки носят на тренировку и по первому требованию родители своему отпрыску все покупают. Воспитывать мальчишку надо строго. Иначе на голову сядет потом.

    — В сезоне-1992/93 вы играли в СКА под руководством Бориса Михайлова. Вспомните, пожалуйста, то время.
    — Это был очень хороший сезон. Тогда в армейской команде играли Шенделев, Шастин и другие ребята. У нас очень удачный чемпионат вышел. Но в полуфинале плей-офф нам не повезло — из-за одного курьезного гола. Играли с «Ладой». Проиграли у себя дома по буллитам, затем поехали в Тольятти. Там дворец битком забит. «Горели» по ходу матча, ну все, думаем, проиграем. Однако первое звено, в котором я играл, за семь минут забрасывает две шайбы. Вытащили игру. Тогда ведь серии длились до двух побед. И в следующем матче, а он проходил там же, в Тольятти, при счете 2:1 не в нашу пользу случился такой эпизод: нападающий соперника вместе с нашим защитником и шайбой въехали в ворота, сбив их, а заодно и вратаря. Судья засчитал гол, который ни по каким законам засчитывать было нельзя. Тогда Борис Петрович увел команду в раздевалку. Минут пятнадцать мы сидели там — в качестве протеста, — не возвращаясь на лед. Засчитать такую шайбу — форменное безобразие! Вышли, только когда поступил звонок из ФХР и нам сказали: не выйдете на лед — оштрафуем. В итоге мы ту встречу проиграли, а «Лада» в тот год стала чемпионом страны. А в целом вспоминаю время, проведенное в армейском клубе, как очень хорошее (Зыбин выступал за СКА в сезонах 1992/93, 1996/97 и 1997/98. — «Спорт День за Днем»).

    — Кстати, в 1993-м наша сборная выиграла чемпионат мира в Мюнхене. Почему Борис Петрович вас не взял в национальную команду? Вы ведь были у него на глазах?
    — Из нашего звена взяли четверых, а мое место занял более молодой игрок, ведь мне было уже 34 года. Не знаю, в общем. А играл я до сорока! В то же самое время, считаю, Борис Петрович Михайлов сделал для меня очень много, и я ему до сих пор благодарен.

    Наш приоритет — московское «Динамо»

    — Потом вы работали в «Локомотиве», с покойным Сергеем Николаевым…
    — Был на его похоронах. Хороший мужик: всегда правду говорил в глаза и все по делу. Мог и пошутить. С ним работать было приятно. Его и женщины любили. Все поварихи на базе души не чаяли в Сеиче. Безобидный, хороший дядька в жизни, но команду держал в ежовых рукавицах. Мог и накричать, но все по делу. Начитанный человек, всегда мог поддержать разговор на любую тему. Как-нибудь в следующий раз расскажу вам интересные истории, а сейчас, извините, голова полностью нашей молодежной ­командой «Динамо» забита: день и ночь думаю, как поступить, кого брать, кому отказать… Ведь хочется собрать как можно больше питерских воспитанников. Однако сделать так, чтобы их в команде было большинство, никак не получается. Все равно придется приглашать иногородних… С нами ведь можно связаться по Интернету: прислать заявку. Посмотрели и ужаснулись. Пишут люди со статистикой: тридцать игр, ноль голов и одна передача. Спрашивается: зачем вы пишете? Или, допустим: я такой-то, зовут так-то, могу постоять за себя и за команду, в обиду одноклубников не дам; сам — защитник, но при необходимости могу сыграть крайнего левого нападающего. Иногда задумываешься: здоров человек или нет? Ты или защитник, или нападающий. Пишут нам на сайт и такое: могу прибыть на просмотр в мае, не раньше. Ему, видите ли, удобнее в мае — волосы дыбом встают, честное слово.

    — Насколько мне известно, ваше «Динамо» будет под патронажем московского «Динамо», а не СКА. Так?
    — Приоритет — московское «Динамо», но и СКА тоже с нами сотрудничает.

    — Вы ведь, говоря словами фанатов, конь. И тут «Динамо»…
    — Вы удивитесь, но, несмотря на то что играл за ЦСКА, всю жизнь болел за «Динамо» — во всех видах спорта. Помню, мы постоянно жили на сборах, и я старался не пропускать матчей, когда играли футболисты-динамовцы. Помню, Фетисов ворчал, мол, опять ты свое «Динамо» смотришь. Но мне команда бело-голубых всегда нравилась. Мог оказаться во­спитанником этой команды, ведь отец работал рядом со стадионом «Динамо». Но ближе к дому находился ЦСКА — первый клуб страны, поэтому и предпочтение мы отдали ему. Вообще наш 1960 год в ЦСКА хороший был: Крутов там играл, Дмитрий Сапрыкин (отец экс форварда СКА Олега Сапрыкина. — «Спорт День за Днем»). Мы ни одного первенства Москвы не проиграли своему году. Выиграли и чемпионат Союза. Хотя у вас не менее классная команда в Питере была: Касатонов, Турлаев, Бойцов играли… Половина юниорской сборной СССР.

    Тихонов — фанат своего дела

    — Вы работали в ЦСКА под руководством великого тренера Виктора Васильевича Тихонова. А внука его в деле видели?
    — Только по телевизору. В прошлом году, когда приезжал в Питер, довелось немного поработать в паре с комментатором Андреем Шестаковым. Тогда и увидел Тихонова-младшего в деле. Что касается Виктора Васильевича, то провел с ним все памятные сезоны. Дебютировал я в ЦСКА в сезоне-1978/79. Мы ничего не проигрывали. Тихонов — фанат своего дела. Стратег и тактик. Прекрасно знал, кого и куда надо поставить, чтобы команда побеждала. У него и помощники хорошие были, например Юрий Иванович Моисеев. Когда Виктор Васильевич отлучался, он готовил команду. И ЦСКА всегда был в порядке.

    — Скоро на экраны выйдет фильм о Валерии Харламове «Легенда № 17». Там Тихонов-старший предстает не в лучшем свете. Каково ваше отношение к фигуре Харламова и ко всей этой истории в целом?
    — Сложный вопрос, если честно. Кто-то говорит, что, возьми Тихонов Харламова на Кубок Канады, все было бы нормально. Кто-то говорит, его не пригласили, потому что надо было давать дорогу молодым. Но знаете, в ЦСКА такая команда была… Каждое звено очень мощное: игроки один другого лучше. Мне трудно сказать, кто был прав, а кто виноват. Никто не знает, как все могло случиться. Может, у Харламова так на роду было написано — судьба, так сказать, умереть молодым. Может, на решение Тихонова кто-то повлиял. Что касается Харламова, то он был выдающийся человек. Хоккеист с большой буквы. Помню, был совсем юным и думал: как же я буду разговаривать с Михайловым или с Харламовым? Но все оказалось не так страшно. Когда начал играть, меня поставили в тройку к Петрову. Думал: как к нему подойти, спросить что-то? Такой легендарный человек, звезда. Но все оказалось просто. В Ленинграде в межсезонье как раз проходил турнир на призы «Советского спорта» — в СКК. И в итоге я подошел к нему и говорю: «Владимир Владимирович, как мне играть?» Он отвечает: «Саша, игра простая, ты здесь стоишь, я — там, остальные — там…»

    Легкоатлеты спокойно разминались в сторонке, а мы «топили» кроссы в тридцатиградусную жару

    — Одним словом, разложил все по полочкам?
    — Именно. Он никогда не кричал, все говорил четко и по делу. Мы тогда не полным составом приехали в Ленинград, но турнир все равно выиграли, а Петров стал лучшим бомбардиром и игроком турнира… Я же тогда только пробивался в первую ­команду. Мне нужно было ехать на Кубок европейских чемпионов. И как раз добрым словом Харламова вспоминаю. Мы ведь тогда пахали будь здоров. Это сейчас предпочтение отдается велосипедам и тренажерным залам. А раньше легкая атлетика у нас была по полной программе. За одну тренировку выдавали шестнадцать отрезков по четыреста метров.

    — Вы шутите? Мне как тренеру по легкой атлетике даже страшно представить, что такую нагрузку без обморока можно выдержать…
    — Вот, а представьте, что мы бегали такие дистанции в тридцатиградусную жару! Легкоатлеты спокойно разминались в сторонке, а мы «топили». Помню, бежал впереди многих и слышу голос «старичка»: дескать, парень, ты куда так торопишься?

    — То есть зачем выпендриваешься?
    — Именно. А Валерий Борисович Харламов ему и отвечает: «Тебе какая разница? Ты уже в составе, а ему пробиваться надо! Пусть парень работает, не мешай! Если ты не можешь, пусть парень покажет, на что способен». Заступился за меня, одним словом. В итоге поехал на свой первый Кубок европейских чемпионов.

    — ЦСКА ведь это соревнование девять раз подряд выигрывал. Тогда турнир сильно отличался от того, что мы видели в Петербурге?
    — Конечно, отличался. Приезжали очень сильные команды: из Чехословакии, Финляндии, Швеции… Серьезный турнир был и проводился каждый год. Как мы готовились? Вам словами не передать. Наслышаны ведь, наверное, что такое «баллоны» по асфальту таскать? Сейчас, кстати, к старой методике подготовки пришло московское «Динамо». Поэтому они второй год подряд в финале играют.

    — Видела недавно уважаемого нами игрока Костю Горовикова. У него, по-моему, одна кожа да кости остались. Видно, что парень пашет будь здоров…
    — Помню, на базе СКА на Звенигородской заставлял Горовикова утром и вечером прыгать на тумбу. Мы с ним и Михайловым-младшим в одной тройке играли. Костя много работал над собой, утром и вечером дополнительно прыгал на тумбу, чтобы ноги были сильнее.

    Китайцы бегут втроем, а куда и зачем — непонятно

    — Честно говоря, это такая нагрузка на колени и связки…
    — Но ведь у игроков сейчас и средства восстановления на уровне. Раньше такого не было. Сейчас и доктора, и все массажисты к твоим услугам.

    — Александр Юдин говорит, что раньше существовал, как в джунглях, естественный отбор: в хоккее выживал сильнейший…
    — Нужно было быть не только сильным, но и умным. Хотя вы правы, нагрузки были просто сумасшедшие. Знаете, у меня сохранился дневник Моисеева 1985 года. Он всегда при мне и сейчас. Если дать нынешним хоккеистам такую нагрузку, интересно, выживет кто-нибудь вообще или нет? Видно, придется нам хорошего доктора искать, чтобы проблем не возникло на предсезонной подготовке с «молодежкой» (улыбается).

    — Вы ведь в Китае в свое время работали. Говорят, очень трудолюбивая нация? Как вы вообще там оказались?
    — Действительно, поработал в Китае. Правда, сначала меня пригласили в Латвию работать главным тренером. Но человек из ФХР позвонил мне и предложил: «Не хочешь поработать в Китае? Но нужно взять с собой пять игроков». В общем, поехали. Там проблемы возникли сразу — языковой барьер. Ведь далеко не все китайцы знают английский. Мы там сыграли три игры, потренировались, но китайцы сказали: готовы оставить только одного тренера и игрока. Остальных отправили обратно. Но замену им я так в России и не смог найти: сезон там уже начинался и все были под контрактами. А везти туда слабых хоккеистов не захотел. Но строить команду на китайцах — тоже не вариант. В общем, пробыл там месяц и вернулся обратно. Дворец у них, конечно, просто шикарный — весь в мраморе. Тренажерный зал блестит. Люди работают день и ночь. Кажется, что даже ночью стройка не прекращается.

    — А могли бы китайцы в хоккее чего-то добиться?
    — Думаю, им вполне это по плечу. В фигурном катании же у них есть звезды. Если с игроками из Поднебесной поработать, то они могут добиться многого, поскольку трудолюбие в хоккее — больше половины успеха.

    — Говорят, у них как-то зрение по-особенному устроено и они «поляну» видят иначе…
    — Мне показалось, что китайцы прямолинейные, как и некоторые канадцы. Стиль, во всяком случае, похож.

    — То есть такие ниндзя импульсивные?
    (Смеется.) Да, бегут все втроем вперед, а куда и зачем — непонятно.

    Если игроки не «выпрыгивают из штанов» в плей-офф — надо что-то менять

    — Вам теперь предстоит работать в Петербурге. У вас лежит душа к Северной столице?
    — Очень красивый город, но климат, прямо скажем, своеобразный. Не всем подходит. Некоторые игроки сюда именно из-за погоды не едут. У вас немного покричишь во время игры или тренировки, и уже горло прихватило. Так что здесь надо всегда тепло одеваться и голос повышать не на льду, а в раздевалке (улыбается).

    — Вы, наверное, человек горячий. И в раздевалке при плохой игре, небось, «планшеты» об стену разбиваете?
    — Иногда без того, чтобы повысить голос, не получается. Раз скажешь, другой, а потом… Это раньше игроку только один раз достаточно было сделать внушение. Если он не понимал с первого раза, на второй оказывался на скамейке запасных. А тот, кто не играл, тот тренировался в два раза больше. Сейчас, к сожалению, выбор не такой большой. Молодые теперь совсем другие, не знают основных заповедей хоккея. Например, не понимают, что если тренер на него кричит, значит, ему еще что-то от него надо. А если наставник молчит, можно идти коньки на гвоздь вешать. Скорее всего, ты уже не нужен команде. В общем, с молодыми и работать надо, и держать их в кулаке.

    — Про Питер говорят: на болоте в хоккей не играют. Вы с этим согласны?
    — Сергей Черкас правильно сказал: если люди по три года играют в команде, а результата нет, значит, надо что-то менять. Если ведущие игроки не «выпрыгивают из штанов» в плей-офф, это о чем-то говорит. Впрочем, сейчас в команде работает такой опытный человек, как Алексей Касатонов. Думаю, он сделает правильные выводы.

    — Видно, что вы человек очень целеустремленный, сильный…
    — Характер воспитывается. Меня закалил ЦСКА. Ведь у нас не было другой цели, кроме первого места. Любое другое считалось поражением. Ценным считался только один металл — золото. Поэтому дух победителей нам прививали с детского возраста. А с хоккеем мне теперь, видно, до конца жизни не разойтись. Здесь все мое, родное. Предпринимательской жилки в себе не обнаружил. Чтобы стать бизнесменом, надо с молодости не шайбу гонять, а джинсами на рынке приторговывать (смеется).


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий