• Главный тренер сборной России Юрий Чарковский: «Мы не провалились, но и не отличились»

    Читайте Спорт день за днём в

    В Ванкувере наши лыжники выступили неоднозначно — с одной стороны, кроме них с золотом покидают Канаду только биатлонисты, щедро осыпанные деньгами Михаила Прохорова, а с другой — столь бедный улов медалей не собирался с далекой Олимпиады-1968 в Гренобле. С извечными русскими вопросами — кто виноват и что делать — корреспондент «Спорта» обратился к наставнику сборной России Юрию Чарковскому.

    Иностранцы нас обелят

    — Лыжники ехали за девятью медалями, включая две-три золотых. Выиграли же в итоге четыре, в том числе одну золотую. Как оценить такой результат?
    — Я поставлю или три с плюсом или четыре с минусом. Мы не провалились, но и не отличились. Не хочу при этом сравнивать наше выступление с результатами россиян в других видах спорта, все-таки каждый должен отвечать прежде всего за себя.

    — Лидер сборной Александр Легков уже успел признаться, что в Ванкувере ему пришлось выступать больным. Как же так получилось?
    — Мы знали, что он не совсем здоров. Но он пребывал в таком состоянии еще с «Красногорской лыжни». Ему, конечно, надо было взять паузу, сначала вылечиться и только после этого начать снова тренироваться. Но Саша очень жадный до тренировок, и пропустить даже одно занятие для него просто немыслимо! Настолько предан лыжам! Но этим сам себя и сгубил, и все Олимпийские игры выступал больным. У него хронический бронхит. Хотя в другой стране такое бы терапевтическое прикрытие получили бы из-за этого заболевания…

    — Вы имеете в виду Норвегию?
    — Мне бы не хотелось конкретно называть кого-либо.

    — А у нас, получается, этого сделать ­нельзя?
    — У нас нет таких специалистов, которые бы обосновали причины для принятия лыжником различных лекарств.

    — К Играм в Сочи можно что-то при­думать?
    — Можно, мы уже делаем первые шаги, о которых я пока не могу сказать. Мы хотим пригласить иностранных специалистов в области медицины, которые обелили бы нашу команду. Если во всем мире будут знать, что у нас работают медики, которые ничем не запятнали свою репутацию и пользуются не запрещенными, а допустимыми приемами, это пойдет на пользу не только спортсменам, но и авторитету всего нашего лыжного спорта. А то сейчас он пошатнулся.

    — Но все-таки на Олимпиаде ни одного нашего лыжника не поймали на до­пинге.
    — Слава богу! Нам было сказано перед Играми: ни в коем случае не попадаться! Мы уже столько наделали промахов, что лучше было пробежать похуже, но быть чистыми. Хотя это нас нисколько не оправдывает. Видимо, сделали несколько промахов при подготовке к Олимпиаде, особенно на завершающем этапе, и сами себе немножко навредили.

     

    Ищем тренера

    — Почему не сложилась Олимпиада у Ирины Хазовой? Столько было ожиданий, надежд, а выиграла она только бронзу, да и ту в командном спринте.
    — Абсолютно верно, мы от нее ждали в Ванкувере гораздо большего. Ирина, видимо, переоценила свои возможности, и потом это Олимпиада. Вспомните, сколько фаворитов горели на Играх! Правда, к сожалению для нас, это не относится к норвежцу Петтеру Нортугу (смеется). Человек приехал лидером и на Олимпиаде только подтвердил свое явное превосходство над всеми остальными.

    — Может, не стоило тогда отдавать всю подготовку Хазовой на откуп ее личному тренеру Николаю Седову?
    — Я уже думал об этом — он, конечно, стоит на правильном пути и делал все абсолютно правильно. Может быть, когда Хазова приехала уже в Ванкувер и поняла, что от нее ждут только золота, то она излишне перенервничала, перегорела из-за груза ответственности. Я могу, конечно, обидеть тренера такими словами, но скажу, что прежде всего в ее неудаче присутствует психологический момент.

    — Довольны дебютом Петра Седова на Олимпиаде?
    — Конечно, это такой обнадеживающий мальчик! Он имеет отличный потенциал, а если к нему добавить его ровесника Евгения Белова, то это будет хороший задел на будущее для нашей страны.

    — С девушками, как я понимаю, ситуация не столь оптимистичная?
    — Да, мы не можем назвать ярких личностей.

    — А кто же будет завоевывать медали в Сочи?
    — Надо искать таланты, тренеров, которые способны довести спортсменов до высокого уровня. Нужно найти одержимого наставника, который был бы амбициозен, горел желанием доказать что-то и был при этом достаточно грамотным. А такого найти достаточно тяжело.

    — Проблемы в женской команде — это камень в огород ее старшего тренера Виктора Смирнова?
    — С одной стороны, конечно, но, с другой стороны, та же Ирина Хазова тренировалась у Николая Седова, а у него была Наташа Коростелева, и бронзовые медали в командном спринте они все же завоевали, просто по дистанциям у них не получилось. Конечно, критиковать Смирнова можно, но тут всех надо критиковать, и меня в первую очередь. Но все-таки что-то Смирнов сделал.

    Отставки не боюсь

    — Почему так здорово обстоят дела у наших мужчин-спринтеров, а у женщин, напротив, все складывается неважно? Может, у старшего тренера спринтеров Юрия Каминского просто не хватает рук на всех?
    — Над этим сейчас ломают голову все. Если посмотреть, кто хорошо бежит у женщин спринт, то это те же «дистанционщицы». Норвежка Марит Бьорген, полячка Юстина Ковальчик, раньше выигрывали финки Вирпи Куйтунен и Айно-Кайса Сааринен. Так что здесь все надо пересматривать. Может, ребят спринтеров и надо готовить отдельно, а девочек именно через дистанционные тренировки и гонки.

    — Много было нареканий от российских лыжников в адрес сервисеров, то есть обслуживающего персонала. Произойдут ли какие-то изменения в этой группе?
    — Здесь изменений не будет. Все сервисеры старались, уезжали на стадион в четыре утра и занимались лыжами до позднего вечера, поэтому нельзя их упрекать в том, что они лентяи. Да, они напрочь ошиблись со смазкой лыж в нескольких гонках, я с ними много ругался по ходу Олимпиады, они сейчас, наверное, на меня обижаются, но менять их сейчас нет никакого смысла. Хорошего сервисера нельзя подготовить за один год, на это уходит до пяти лет, а может, еще и больше времени, так что если мы захотели бы их поменять, у нас других нет. А вот если в их группу добавить еще одного иностранца, то это было бы идеально. Может, конечно, наши будут против, но я считаю, что было бы неплохо, если среди сервисеров появился бы человек, прекрасно владеющий английским и немецким языками и имеющий контакты не только с представителями лыжных фирм, но и с представителями других стран, своими друзьями.

    — После прошлогоднего провала на чемпионате мира в тренерском штабе сборной России произошел ряд перестановок. Сейчас стоит ждать чего-то подобного?
    — Наверняка, такие вопросы обычно выносятся на большой тренерский совет, который традиционно проходит в конце апреля. А окончательно решение уже будет принято на президиуме федерации.

    — Не боитесь, что вас отправят в от­ставку?
    — А что тут такого? Отправят — значит, так работали!


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий