• Главный тренер сборной России Юрий Чарковский: «Наша медицина — это каменный век»

    Читайте Спорт день за днём в

    После провала на чемпионате мира в Либерце перспективы наших лыжников в Ванкувере рисовались исключительно в мрачных тонах. Однако удачный старт россиян на Кубке мира дал повод для оптимизма. Дождемся ли мы медалей в Ванкувере и что может этому помешать, «Спорт» выяснил у главного тренера сборной России Юрия Чарковского.

    — По словам президента Федерации лыжных гонок России Владимира Логинова, россияне едут в Ванкувер за девятью медалями, в том числе двумя-тремя золотыми. Реально ли это, учитывая, что на чемпионате мира в этом году мы вообще остались без золота?
    — Шансы у нас большие во всех видах, где мы попадали в призеры на этапах Кубка мира. Если только не будет никаких случайностей — падений, поломок палок. Вот сейчас в Давосе на спринтерской гонке у Наташи Коростелевой ручка из палки выскочила. Такого вообще никогда ни у кого не было!

    — Состав на Олимпиаду уже вырисовывается?
    — Сейчас в Ванкувер официально отобрались только две женщины — Наталья Коростелева и Ирина Хазова, а у ребят три человека — Максим Вылегжанин, Александр Легков и Сергей Новиков (в заявку на игры, вероятнее всего, попадут по десять мужчин и женщин — по четыре спринтера и шесть дистанционщиков. — «Спорт»). На сто процентов состав еще не понятен, но его контуры уже проясняются. Должна попасть в Ванкувер Евгения Медведева, хорошие шансы у Ольги Рочевой. К тому же не надо забывать про наш «золотой запас»: ту же Ольгу Завьялову, которая сейчас самостоятельно готовится и не принимает участия в Кубке мира. У мужчин прежде всего стоит сказать об Илье Черноусове, который себя великолепно проявил в эстафете на первом этапе, имеет все шансы Николай Панкратов. Очень надеюсь, что наконец прорвет Сергея Ширяева. Я вообще на него больше всех рассчитываю. Василия Рочева нельзя списывать со счетов. Вообще окончательный состав мы хотим назвать в конце декабря после «Красногорской лыжни», но это произойдет только в том случае, если организаторы гонки подготовят круг длиной 5 километров. Пока же там только 2,5, что категорически неприемлемо для отборочного соревнования перед Олимпиадой.

    — Одной из главных причин неудач наших лыжников называлась раз­общенность тренеров в сборной России. Удалось решить эту проблему?
    — У нас сейчас ситуация хорошая, есть взаимопонимание между наставниками. Нельзя сказать, что каждый другого любит, но все работают в одном коллективе, и я считаю, что в этом плане все нормально. Если возникнут какие-то трения, у меня, конечно, есть право решающего голоса, но я надеюсь, что до этого не дойдет.

     

    — Перед чемпионатом мира в Либерце группа Анатолия Чепалова готовилась отдельно. Перед Олимпиадой будет централизованная подготовка или опять по принципу «кому как удобнее»?
    — На завершающем этапе подготовки мы пойдем разными путями — спринтеры 30 декабря поедут в швейцарское местечко Мантресину, возле Санкт-Морица, на высоту 1800 метров. Потом будут участвовать в этапах Кубка мира в Оттепя и Рыбинске и 25 января улетают уже в Канаду. А вот, например, Ирина Хазова, которая два года не выступала, поедет 5 января со своим тренером готовиться к Играм в Тауплицаль. Группы дистанционщиков под руководством Юрия Бородавко и Виктора Смирнова поедут туда же, но уже 13 января. Группа Чепалова будет в Тауплицале. Так что все пройдут среднегорную подготовку и по-разному будут въезжать в Ванкувер, но ни в коем случае нельзя сказать, что это будет чисто самостоятельная работа.

    — Не боитесь очередных допинговых скандалов?
    — Нет, сейчас же идет жесткий контроль со стороны WADA. Да и сколько можно наступать на одни и те же грабли! Я надеюсь, что наконец-то перекрыли кислород тем людям, которые производили и сбывали запрещенные препараты. Хотя это такая индустрия, которая делает большие деньги, и наверняка они без боя не уйдут. У нас во всяком случае в команде официально ничего нет и не может быть, так что если кто-то захочет принять допинг, то сможет это сделать только на стороне.

    — В некоторых зимних видах (двоеборье, прыжки с трамплина), где у нас не все ладно, в сборную России были приглашены тренеры-ино­странцы. В лыжах такая ситуация возможна?
    — Об этом даже и мыслей не было, у нас еще, к счастью, в России столько хороших тренеров-фанатиков. Ни в коем случае нельзя менять и наших великолепных сервисеров, которые пашут день и ночь. А вот деньги они получают недостаточно высокие. Хорошо еще, что в этом году мы до 31 декабря получаем деньги из Фонда помощи олимпийцам. А не будь их, зарплата была бы очень маленькой. А вот то, что наша фармакология отстает, — это точно! Нашим врачам и тренерам еще надо разъяснять, что можно делать, а что нет. Россияне в медицине — это каменный век! Если что-то появится, то обязательно запрещенное! Медицинский отдел при Министерстве спорта может обидеться на меня за такие слова, но мне все равно.

    — Сейчас лыжи оказались в тени биатлона. Возможно ли возрождение интереса к вашему виду спорта или поезд уже ушел?
    — В любой ситуации телевидение и газеты преподносят биатлон намного зрелищнее, чем лыжи. Да и что тут говорить, биатлон, особенно по телевидению, действительно интереснее смотреть. Но здесь нельзя забывать, что биатлон без лыжных гонок ничего не сделает. Вы посмотрите, насколько больше биатлонистов выходит из лыж, чем из своих спортивных школ! Они забирают почти всех лыжников. Более того: я уже слышал, что у них есть программа до 2020 года, в которой предписано вести пропаганду среди лыжников по переходу в биатлон. Они будут агитировать, а потом обрубят сук, на котором сидят. Так делать нельзя.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий