• Главный тренер «Томи» Валерий Непомнящий: «То, что происходит, для меня большая боль»

    19.06.09

    Читайте Спорт день за днём в

    Валерия Кузьмича болельщики «Томи» называют между собой ни много ни мало «наше все». А казалось бы, еще совсем недавно интеллигентный тренер с исключительно зарубежной «рабочей пропиской» был так далеко от сибирского сердца, путь к которому, как говорят в России, тернист и долог. Томское «наше все» сейчас в центре внимания – тут и букмекерский скандал, и непростое финансовое положение, да и турнирная таблица свою лепту внесла. Ловлю себя на мысли: очень жаль, что наша встреча обусловлена такими невеселыми поводами, мысли о которых Валерия Непомнящего, и это видно, оченьи очень гнетут.

    Ситуация близка к критической

    — Валерий Кузьмич, дела турнирные в какой степени в вашем, томском случае являются отражением дел клубных?
    — Что касается положения дел в таблице, то я бы сказал, что мы здесь идем без особых отклонений. То есть это приблизительно то, что предполагалось тренерским штабом, приблизительно соразмерные с прогнозами результаты. А вот дела клубные… В ситуации, подобной моей, тренеры обычно высказываются в таком духе: «Могу уйти, потому что руководство обещаний не дер­жит и не соблюдает условий, которые оговаривались при заключении контракта». Но тут очень сложная ситуация, потому что к нашему клубному руководству у меня никаких претензий нет. Да и какие могут быть, если я вижу, что люди очень стараются исправить положение, прикладывают к этому все усилия. Но… увы, это находится не в их зоне влияния, это не их возможности. Здесь нужны совсем другие рычаги, решения совсем других лиц. Я бы сказал: то, что делается сейчас руководством ФК «Томь» для выправления ситуации, — это даже не 100, это 200 процентов усилий. Но… ничего пока не получается.

    — Так насколько серьезна ситуация с финансированием клуба? Можно назвать ее перешедшей грань, за которой подобные эпизоды становятся критичными?
    — Я отвечу так: эту линию мы уже, как ни прискорбно, перешли. Ситуация действительно близка к критической. Понимаете, все это время (а хвост задолженностей у нас по разным пунк­там финансирования команды и игроков — с конца прошлого года) мне приходилось, опираясь на то, что игроки мне как тренеру доверяют и верят, выступать в роли своеобразного буфера между ними и руководством. Но бесконечными обещания быть не могут. А так, увы, получалось, что раз за разом сроки, в которые ситуация должна была начать исправляться, отодвигались. И в итоге мы пришли к тому, что на конец июня все ровно в таком же положении, как и было ранее. Все это усугубляется тем, что сейчас время, когда открывается трансферное окно, и в случае обращения игроков в КДК мы можем банально потерять состав. Но... посмотрим, как оно будет. Покрайней мере, несмотря на общую тревогу, которая есть у ребят и которую я полностью с ними разделяю, мы договорились после матча с «Амкаром», что до нашей следующей встречи никто ничего решать самостоятельно не станет. Соберемся 22-го числа в Томске перед планируемым вылетом на сбор — там все и обсудим.

     

    — Значит, информация о том, что игроки в ультимативной форме заявили, что не полетят на сбор, если задолженности не будут погашены, не соответствует действительности?
    — Нет. Пока ничего такого нет. Как нет и подтверждения информации о переходе, который планирует для себя Корниленко.

    Ничего гарантировать нельзя

    — Валерий Кузьмич, давно и широко известно, что как футболист в России — это не просто футболист, так и тренер — тоже не просто тренер. Иными словами, во всем мире обязанности живых единиц футбольного хозяйства ограничены тем, что прописано в контракте: игрока — вовремя прийти на тренировку — пройти подготовку — сыграть, а тренера — определить тактическую схему — подготовить игроков — ну и пресс-конференция. Это утрированно, конечно, но понятно, что в России долгов и обязательств друг перед другом и у тренера, и у игроков больше. То, что мы называем микроклиматом… Так какая система для вас предпочтительнее?
    — Очень хороший вопрос, над которым я сам порой подолгу думаю. С одной стороны, это очень по-русски — сохранять прекрасные дружеские отношения внутри коллектива, быть практически одной семьей, все трудности и радости переживать вместе с игроками. С другой стороны, для любого тренера, в том числе и для меня, было бы гораздо проще, если бы все обязанности ограничивались исключительно профессиональной сферой. Но, если честно, я это «практичное» на наше русское сейчас уже не поменял бы. Да, у нас одной из важнейших задач является постоянно держать руку на пульсе команды, каждого игрока. Но именно после того, как это удается сделать, после того, как достигается полное взаимопонимание и взаимоуважение, получается такая команда, как наша «Томь». Я не мог нарадоваться только на одно: несмотря на все огрехи, которые у нас были, на все клубные катаклизмы, внутри всегда была атмосфера полного дружелюбия и доверия. Для меня будет огромной честью, если мне как российскому тренеру удастся это сохранить в ребятах. Я не преувеличиваю. Если все разрешится хорошо, я буду считать именно честью то, что удался такой микроклимат в коллективе.

    — Не испортили его последние букмекерские новости? Та игра, которая разгорелась на тотализаторах перед вашим матчем с «Амкаром»?
    — Нет, к счастью, мы ничего обо всем этом не знали до матча. А после — прочитали о возможном договорном характере уже в газетах. Якобы что-то пошло не так, кто-то что-то не так понял… Вообще отказываюсь думать, что какие-то подобные варианты могут возникнуть внутри нашей команды. По-моему, эта информация — глупость в высшей степени своего проявления. Особенно учитывая проблемы, которые испытывают оба соперника.

    — Вот интересно, вы знаете, что финансовые проблемы действительно коснулись практически всех клубов, которые находятся в зависимости от местных властей? Евгений Гинер в своем недавнем интервью даже сделал неутешительный прогноз: в августе у многих клубов возможен финансовый коллапс. А разговоры о том, что чемпионат, возможно, к своему концу недосчитается нескольких клубов просто потому, что они с него снимутся, все активнее муссируются в футбольных кругах...
    — Я, конечно, не в вакууме нахожусь. И знаю, что очень многие мои коллеги столкнулись уже лицом к лицу с последствиями кризиса в футболе. Правда, ситуация во всех случаях не такая критичная, как у нас. Но она имеет тенденцию к развитию. Увы, ничего в данных наших экономических условиях гарантировать нельзя, и возможны разные исходы. Никто не застрахован от самого грустного сценария. Кроме, разумеется, топ-клубов. Но это далеко не повод опускать руки. Хотя… Вы знаете, тут я понимаю, что от меня, тренера, мало что зависит.

    Может произойти трагедия

    — Именно поэтому вы заявили, что можете покинуть «Томь», если в ближайшее время финансовые дела не пойдут на поправку?
    — Хочу быть правильно понятым в мотивации своего заявления. Мне было очень больно и очень трудно прийти к нему. Морально я готов к тому, что многие в прессе могут вспомнить о крысах и тонущих кораблях, о лапках кверху и так далее. Но это заявление я уже давно сделал внутри коллектива немного в другой форме. Сказал ребятам, что мне не хочется быть «невольным лгуном». Я, как и любой другой тренер, хочу быть честным с игроками, хочу, чтобы мне не было совестно смотреть им в глаза. То же самое и с болельщиками. Если абстрагироваться от моей нынешней роли тренера, то объективно я прекрасно понимаю, что команда «Томь» банально может рухнуть в любой момент. И я понимаю, какой это станет трагедией для всего города и области. Как любят футбол в Томске, вы себе даже не представляете. Эту команду двадцать лет пестовали и оберегали. Быть причастным к тому, что сейчас эта гордость, эта честь края прекратит свое существование… Я не могу в этом участвовать. С другой стороны, понимаю, что надо использовать все возможные рычаги, чтобы этого не произошло. Возможно, моя отставка привлечет внимание руководителей области к проблеме. Если будет широко освещаема СМИ, то привлечет наверняка. И команду удастся спасти.

    — Это самый тяжелый момент в вашей профессиональной карьере?
    — Один из самых тяжелых. Могу сказать, когда было сложнее всего — во время отбора на чемпионат мира со сборной Камеруна. В третьей игре, на выезде, нам обязательно нужна была победа, иначе мы на турнир не попадали. Меня вызвал президент страны и сказал: «Не выигрываете — прямо после матча улетаете в Москву, въезд в нашу страну вам будет закрыт. А вашу супругу мы позже экстрадируем из Камеруна». Давление было сумасшедшее. Мы выиграли, все закончилось благополучно. eА могла случиться трагедия государственного масштаба. Для Камеруна непопадание на чемпионат мира к ней приравнивалось. Точно так же как для города Томска потеря команды — трагедия масштаба областного.

    — Поддержку от игроков вы сейчас получаете?
    — Да, очень благодарен ребятам за это. Звонят постоянно, сами меня успокаивают, повторяют, что все у нас будет нормально. Это на самом деле бесценное чувство.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий