• Голкипер «Финикса» Илья Брызгалов: «Солдату нужно покушать»

    12.11.09

    Читайте Спорт день за днём в

    Вратаря «Финикса» и сборной России Илью Брызгалова считаю одним из самых любимых собеседников. Знаете почему? Потому что он никогда не боится говорить то, что думает, никогда не подбирает каких-то нужных слов. Он непредсказуем, неординарен. И этим интересен особенно.

    Пионеротряд в прошлом

    — Помню, как летом вы переживали по поводу возможного переезда «Финикса» в другой город. Должно быть, рады, что ситуация разрешилась благополучно?
    — В принципе, не особо я и переживал. Переехали бы так переехали. Сейчас НХЛ ищет нового владельца — есть три, четыре кандидата. Пока же за нас в полном объеме платит сама лига. Зарплату получаем день в день. Должны полететь на какой-то очередной матч — летим. Руководители НХЛ понимают, что мы обязаны прибыть туда, где нас ждут. Представляете, если бы у «Финикса» не было денег. Клуб обанкротился бы, что ли? Нет, уж. Извините. Руководители НХЛ такого не допустили.

    — Как вы отреагировали на уход из клуба великого Гретцки?
    — Абсолютно никак. Ушел и ушел. Жизнь же на этом не заканчивается. Я точно не в курсе — отправили его в отставку или ушел сам. До конца тренинг-кемпа оставались две выставочные игры. И Гретцки сказал, что больше не будет нас тренировать. Буквально через несколько дней взяли Дэйва Типпета.

    — Мне казалось, что в «Финиксе» Уэйн играл какую-то особенную, значимую роль. Разве не так?
    — Главное, что к нам пришел новый прекрасный тренер. И мы им очень довольны. Раньше Типпет на протяжении семи лет работал в «Далласе». Хоккей знает очень хорошо.

    — Чем вам новый наставник настолько симпатичен?
    — Он привнес и тактику, и стратегию, и схему игры, по которой мы должны играть. Появилась какая-то дисциплина. Типпет знает, как должна выглядеть настоящая команда, которая должна бороться за высокие места, за попадание в плей-офф.

    — И как же должна выглядеть настоящая команда?
    — «Финикс» сейчас более сбалансирован. Состав у нас стал постарше. Практически у всех ребят есть опыт игры в НХЛ. В том же году был, можно сказать, пионеротряд.

    Теперь волк-одиночка

    — Еще в составе «Финикса» помимо вас было двое россиян. Помню ваш рассказ о том, как вы с Лисиным и Тихоновым у вас дома собирались и смотрели мультики. Без них, наверное, скучновато?
    — Конечно. Теперь я как волк-одиночка (смеется). Один, совсем один.

     

    — Думаю, проблем в общении с другими одноклубниками возникать не должно. Вы же английским языком владеете свободно…
    — Что вы! Я русский стал забывать, а английский еще не выучил. Я сейчас как неандерталец. Изъясняюсь на пальцах (улыбается).
    Конечно, важно, когда в команде есть свои ребята. Есть с кем поговорить по душам. Посмеяться, пошутить. Кто бы что ни говорил, все равно мы другие.

    — Вы никогда не отделяете себя от команды. Но все же своей игрой довольны наверняка? Становились звездой месяца…
    — Бывали и плохие матчи. Но пока вроде бы все складывается нормально. Правда, еще очень много матчей впереди.

    — Что касается вратарской позиции, вы — первый?
    — Да. Из 17 игр сыграл 14.

    — Когда вас признают лучшим, что это для вас? Как реагируете?
    — Никак. Признали и признали.

    — Неужели данный факт не дает какого-то дополнительного стимула?
    — Нет. Как говорится, не первый же и не последний раз. Стал звездой, значит, просто сыграл хорошо. Не более того.

    — Вы сейчас в какой форме — стопроцентной или пока только вкатываетесь?
    — Сложные вопросы вы мне задаете (улыбается). Скажу так — форма у меня нормальная, хоккейная.

    — Вы мне как-то поведали «по секрету», что в «Финиксе» всей команде приносят еду прямо в раздевалку. Все по-прежнему? Никаких больше новшеств нет?
    — Нет. Все по-старенькому. А больше ничего и не надо. Нам ведь, солдатам, что нужно? Чтобы форма была сухая да было что покушать (смеется). Вот и все. И тогда мы готовы к войне.

    Идет обычный сезон

    — О предстоящей Олимпиаде задумываетесь?
    — Нет. Она еще далеко. До февраля надо дожить.

    — Некоторые игроки говорят о том, что этот сезон особенный — олимпийский. Что хочется еще больше себя показать, проявить. Вы тоже так считаете?
    — Нет. А в чем он особенный-то?! Наступит февраль, и тогда эти две недели и будут особенными. Понятно, конечно, что такой турнир проводится раз в четыре года. Но не весь же год особенный! Идет та же самая рутинная работа: тренировки, матчи. Так же все бьются, чтобы пополнить копилку очками. Для меня по крайней мере ничего сверхъестественного не происходит. Конечно, если меня возьмут на Олимпиаду, это уже другой вопрос.

    — Слышали, что Хабибулин изъявил желание сыграть за сборную на Олимпиаде?
    — Меня его желание нисколько не удивило, потому что опять же Олимпиады проводятся не часто. И вообще я не хочу лезть в чужой огород. Как к такому решению пришел Хабибулин, известно только ему. Меня никоим образом не касается.

    ­— Думаю, вы входите в число, скажем так, неприкасаемых кандидатов в олимпийский состав. Смешно спрашивать про ваши шансы попадания в олимпийский состав.
    — Почему же, спрашивайте (улыбается). Но только данный вопрос лучше адресовать тренерам. Они будут решать и отбирать игроков. И у них сейчас выбор довольно большой.