• Голкипер «Веннсюсселя» Марк Рютин: На Фарерах каждый любит футбол

    20.08.15 23:25

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Петербург богат футбольными талантами, которые разбросаны по всему миру. Можно найти наших воспитанников, отправившихся покорять США, Португалию, Англию, Испанию, Германию. Есть и один питомец петербургского футбола, освоившийся на Фарерских островах, — голкипер Марк Рютин. Недавно он сделал шаг вперед и перебрался в датский «Веннсюссель». В интервью для «Спорта день за Днем» Рютин рассказал, как пробивался в профессиональный футбол и оказался на «краю света».

    В Петербурге не удалось найти команду

    — Вы начинали карьеру в «Цар­ском Селе» и «Московской заставе». Вспоминаете те годы и специалистов, под чьим руководством тренировались?
    — Да, конечно. В Пушкине работал с Виктором Владимировичем Фарулевым. В «Московской заставе» играл под руководством Дмитрия Юрьевича Степанникова — сегодня одного из тренеров СДЮСШОР «Зенит». Конечно, даже по городским меркам эти клубы трудно было назвать топовыми. «Московская застава», наверное, занимала четвертое-пятое место на уровне Петербурга.

    — Как получилось, что отправились из родного города в молдавскую «Олимпию», в Бельцы?
    — К сожалению, здесь не получилось найти команду после выпуска из школы. Я ведь еще потренировался в СДЮСШОР «Зенит», но на более высокий уровень подняться не удалось. И знакомые тренеры, агенты не смогли мне помочь. Пытался трудоустроиться в Белоруссии, но и там не сошлось. Я все равно верил в себя, решил поискать варианты за границей — ездил в Германию, самостоятельно устроился на стажировку в «Санкт-Паули». Так же было с Израилем, вот только опять закрепиться не удалось. Однако один из агентов, с которым мы познакомились в этой стране, помог найти вариант с «Олимпией». Так и уехал в Молдавию.

    — Какие впечатления от молдавского футбола?
    — Честно говоря, после Израиля удивился общему уровню организации. У меня не было даже теплых вещей, начались трудности в быту. Мы жили всемером в одной квартире, да еще и с главным тренером. Поля тоже поначалу разочаровали. Но мне настолько хотелось играть, что такие вещи меня не останавливали. В целом остались положительные впечатления, ведь я играл, и это были первые шаги во взрослом футболе. Я стал другим человеком за три месяца. Как в бытовом плане, так и в игровом — приходилось выступать бок о бок с футболистам, игравшими в еврокубках.

    — Не было трудностей с лимитом на легионеров?
    — Как такового лимита в Молдавии нет. Там разрешается выпускать на поле семь-восемь иностранцев. За легионера необходимо только внести взнос, что сделали при подписании контракта со мной. У меня был контракт на два года, но я послушал одного недобросовестного агента, поверил ему. Отправился в немецкий «Санкт-Паули», где меня никто не ждал. Хотя мне пообещали, что я смогу выступать за дублирующий состав, но в итоге этого не произошло. Говорят, все к лучшему, хотя я принял не совсем логичное решение.

     

    — Затем вы играли в клубе «Гагаузия». Ощущали дополнительную поддержку от болельщиков как россиянин?
    — Мы не могли играть в самой Гагаузии, где реконструировали стадион, так что даже домашние игры проводили в Кишиневе. Там же и жили. Поэтому болельщиков из Гагаузии было на наших матчах не так много. Но готов подтвердить, что они гораздо лучше относятся к россиянам, а большинство не знает румынского языка, говорят только на своем и на русском.

    На Фарерах все поля искусственные

    — С Германией не срослось, но вы оказались в достаточно известном датском клубе «Ольборг»…
    — Все получилось так же, как и раньше, — я поехал сам по себе, никого в стране не зная. Стучался во все двери. Пришел на тренировку, мне разрешили поработать с командой. Но в «Ольборге» было два достаточно сильных голкипера, тягаться с которыми оказалось тяжеловато. Да и я был им не особо нужен, только для тренировочного процесса. Вдобавок я еще и иностранец. Кент Нильсен, работавший с командой, не очень любил легионеров. Ему привычнее было общаться с местными ребятами, доносить свои мысли до соотечественников.

    — У датчан ваша фамилия Рютин не ассоциируется с фамилией Путин?
    — Пара шуток в команде была (смеется). Но футбольное поле не место для политических разговоров. Болельщики на эту тему ничего не кричали.

    — Вы уехали на край света — на Фарерские острова. Играя в «Царском Селе», думали, что судьба повернется таким образом?
    — Меня-то жизнь побросала по разным странам, поэтому мне казалось, что могу оказаться где угодно. Но чтобы до такой степени… Это вообще ни в какие фантазии не укладывалось. Хотя, когда я играл в Дании, стал больше узнавать про чемпионат Фарер, поскольку у меня были знакомые, которые там играли.

    — Сравнивать футбол в Молдавии и на Фарерских островах корректно?
    — Конечно, в Молдавии футбол лучше и качественнее. Там есть очень хорошие команды, такие как «Шериф» или «Зимбру». У них хорошие базы, сильные игроки. Однако в Европе и на Фарерах сама организация процесса выше — нет проблем с экипировкой, с инфраструктурой, с финансами.

    — В деревне Скала население не превышает тысячи человек. Болельщики приходили на игры?
    — Приходили, однако наша коман­да «Скала» выступала недостаточно хорошо. Но на другие команды народ приходил. Там любят футбол, это факт. Люди любого возраста имеют свою любимую команду, как из местного чемпионата, так и из сильнейших европейских.

    — Проблем с полями на Фарерских островах нет?
    — На всех стадионах положены только искусственные газоны. Но они новейшие, последнего поколения. Мне, честно говоря, играть на синтетике было привычно — у нас в России ее достаточно.

    Задаюсь вопросом, правильно ли продлил контракт

    — Как восприняли приезд русского легионера на Фарерские острова? Наверное, сразу же стали вспоминать победу своей молодежной сборной над нашей в 2009 году?
    — Да, и не только. Я встречал людей, которые играли в «Лужниках» в 2001 году против россий­ской сборной. Но, конечно, та победа памятна всей стране.

    — Возвращение в Данию после чемпионата Фарерских островов — это был вновь ваш самостоятельный визит в страну?
    — Я еще до отъезда на Фареры был на просмотре в своем нынешнем клубе «Веннсюссель». Как только им понадобился голкипер, мы решили возобновить сотрудничество.

    — Второй по силе дивизион Дании — насколько это серьезно?
    — Это аналог нашей ФНЛ. Намного серьезнее, чем чемпионат Фарерских островов. Уровень не слишком высокий, но достаточно хороший. У нас в команде есть люди, выступавшие в еврокубках и за сборную.

    — Например, основной голкипер 37-летний Йестер Кристиансен…
    — Да, именно он. И то, что я не играю, — моя большая проблема.

    — Но вы переподписали контракт на два года. Зачем это сделали?
    — Верно. Я и сам задаюсь вопросом, правильное ли это решение. Мне не вытеснить Кристиансена из ворот на сегодняшний день. Он масштабная фигура, ездил дважды на чемпионат мира, четырежды выигрывал чемпионат Дании. У меня пока шансов нет. Ради игровой практики с ра­достью ушел бы в аренду. Мне 27 лет, сидеть на скамейке совершенно не хочется.

    — Нет ли желания приехать в Россию?
    — Желание, конечно, есть, но вариантов пока нет. Сейчас я восстанавливаюсь после операции на локте, так что думать о будущем буду чуть позже.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий