• Хиддинку не до смеха

    06.02.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    За окном кричат чайки – точно так же, как у нас в России. Окна отеля «Хуис Тер Дюйн» выходят на Северное море. Пейзаж февральского Ноордвейка практически ничем не отличается от зимнего испанского, турецкого или кипрского.

    Пытка для Гришанова

    Разве что чуть прохладнее, но это вечером, когда заходит солнце. Днем тепло. Иногда даже жарко. К тому же на тренировке Гус Хиддинк собирается «погонять» футболистов. Йоп Алберда, координатор сборной, объясняет кому-то из российских журналистов, почему это нужно сделать:

    – ЦСКА – два дня отдыха. «Спартак» – два дня отдыха. «Локомотив»… (пауза) – тоже выпали из тренировочного процесса.

    Тренировка как тренировка. Вроде бы у Хиддинка есть три варианта состава. Семь игроков «основы» угадываются моментально: Акинфеев; Березуцкие, Колодин; Семшов, Жирков, Аршавин. Дальше – вариативность. Есть Билялетдинов. Есть Быстров и Анюков – на одну, правую бровку. Есть Сычев. Есть набравший приличную форму Саенко. Павлюченко, резко прибавивший за зиму. Погребняк, которому не доведется сыграть в марте в Таллине из-за двух желтых карточек. Титов и Алдонин – те, кто выводил при голландце сборную с капитанской повязкой.

    Павлюченко первое занятие до конца не отрабатывает. Обычный стык обернулся ударом в самую болезненную область – надкостницу. Ушел с поля, слегка прихрамывая, но самостоятельно. Журналисты мгновенно активизировались, рванули к врачу команды. Все пытали Гришанова, насколько серьезная травма. Других-то новостей вообще не было. Андрей Викентьевич, философ по жизни, отвечал спокойно и уклончиво. Точно персонаж Леонида Броневого в «Формуле любви». Зная его скептическое отношение к окружающему миру, стало ясно: травма пустяковая.

    Динамовские нравы

    Сразу же после тренировки по расписанию у команды была сауна. Сотрудник спортивного центра отеля показал парную и сауну, потом предупредил: посетители должны перемещаться по гостинице так, чтобы никого не смущать своим внешним видом. Стоило выйти в коридор, как тут же вдалеке показалась гвардия – те, кто под метр девяносто. Погребняк, Павлюченко, Березуцкие. Все как один – в белоснежных халатах на голое тело. Бородина удалось перехватить на полпути и отправить переодеваться, остальные пообещали соблюсти этикет в следующий раз. После красноречивого примера.

    – Вась, ну ладно бы Колодин! Но ведь ты же не динамовец!

    – При чем тут «Динамо»?
    – Был у них несколько лет назад один тренер. Ему в Казани халат понравился в отеле, он его с собой прихватил, а горничная обнаружила пропажу и тревогу забила. Его охрана поймала, потом узнали и говорят: «Ну что же вы никому ничего не сказали? Мы бы вам его подарили!» Он оправдываться начал. Говорит, что взял на стадион, потому что без зонта приехал. Если бы дождь пошел, тогда бы сверху надел… А тут, Вася, гостиница, ну откуда тут осадки?

     

    Вася сразу не поверил. Потом долго удивлялся динамовским нравам.

    Ужин, долгие разговоры в номерах – чем еще заниматься на сборе. Вроде видишься с людьми, а общения все равно не хватает. Быстров даже покинул свой одноместный номер, перебравшись к Аршавину. Вдвоем веселее…

    Деревня и курорт

    Завтрак, быстрая прогулка по тихому, сонному Ноордвейку. Дайва, женщина, работающая в Голландской федерации футбола и прикрепленная к сборной России, говорит: «Это деревня». Приходится уточнять: «Может быть, курорт?» – «Да, курорт, но деревня тоже».

    Сюда обычно приезжают на выходные. Вдоль побережья вытянулась цепь отелей. Рядом с «Хуис Тер Дюйн» – «Александр Хотел». Возвращаясь с тренировки, персонал шутит, обращаясь к Алберде: а, мол, где твой отель? Должен ведь быть, раз есть гостиницы в честь Бородюка и Гуса. Алберда смеется, шутит в ответ. Ему приходится сейчас веселиться за двоих: у Хиддинка во вторник очередная явка в суд, ему не до смеха. Иногда он даже чуть-чуть срывается, чего раньше за ним не замечалось. Досталось даже одному из репортеров, постоянно интервьюирующих голландца. Хиддинк знает, как зовут его собеседника, дал ему не один десяток интервью и даже прозвище – Коломбо, в честь персонажа одноименного сериала. Детектива, постоянно говорящего: а теперь – еще один вопрос. Эмоции достигают максимума, когда звучит естественный вопрос: почему Хиддинк не поехал в Израиль на Кубок Первого канала? Вопрос задан чуть иначе – про то, допустил ли ошибку молодой Хомич, когда в финале забивался третий мяч в его ворота? Хиддинк срывается на шум, и становится ясным, что с настроением у главного тренера не все в порядке.