• Исследование «Спорта День за Днем». Откуда в России дефицит левых защитников?

    В молодежную и юношескую сборные России уже вызывают немцев, итальянцев и киприотов

    08.02.22 09:36

    Исследование «Спорта День за Днем». Откуда в России дефицит левых защитников? - фото

    Фото: РФС

    Читайте Спорт день за днём в

    Когда на чемпионат мира 2014 года основным левым защитником сборной России поехал Дмитрий Комбаров, утверждали, что у нас дефицит игроков в этой позиции. Прошло восемь лет, но ситуация практически не изменилась. И вряд ли изменится в ближайшем будущем.

    Дело в том, что в России не вырастают качественные игроки в амплуа левого защитника. Это ярко бросается в глаза, глядя на составы молодежной и юношеской сборных России. В «молодежку» вызывается Леон Классен (перешел в «Спартак»), который хотя и имеет русские корни, но вырос и родился в Германии. За сборную U18 играют родившийся и выросший в Италии Андреа Пеламатти («Интер») и родившийся и выросший на Кипре Сергиос Фенеридис (АПОЭЛ). То есть даже на Кипре нашего парня подготовили лучше, чем по этому году есть в России.

    Андреа Пеламанти (номер 15) в составе сборной России

    На этой почве «Спорт День за Днем» и начал свое расследование: куда исчезают левые защитники? За помощью корреспондент Тимур Валеев обратился к специалистам, проведшим много лет в детско-юношеском футболе, из чьих мнений и собрался этот материал.

    В России существует дефицит игроков по всем позициям. Но с левыми защитниками все еще сложнее. Если коротко, то: 1) это специфическая позиция в современном футболе; 2) левшей в нашем футболе – единицы. Но коротко все это не так уж и понятно, поэтому давайте разбираться.

    Во-первых, в современном футболе у крайнего защитника (неважно какого фланга) очень широкий функционал. Это уже не тот игрок, который был даже пять лет назад, от которого требовались ограниченные скиллы – прием, проход и подача.

    Например, Трент Александр-Арнольд в «Ливерпуле» вырос в полноценного плеймекера, играющего не только на позиции правого защитника, но и центрального полузащитника. В АПЛ по голевым передачам в топе крайние защитники – тот же Трент и Энди Робертсон.

    Евро-2020 вообще показывает, что крайние защитники не только начинают атаки, но еще и завершают их. Смотрим на авторов голов (забили всего 12) – Йоахим Меле (Дания, 2 гола), Дензел Дамфрис (Голландия, 2), Штефан Лайнер (Австрия, 1), Тома Менье (Бельгия, 1), Люк Шоу (Англия, 1), Робин Госенс (Германия, 1), Аттила Фиола (Венгрия, 1), Эжан Алиоски (Северная Македония, 1), Рафаэль Геррейру (Португалия, 1), Александр Зинченко (Украина, 1, забил, играя левого защитника).

     

    Постепенно мы видим, что роль крайних защитников становится все более и более важной, хотя еще пару десятков лет назад на эту позиции футболистов определяли практически по остаточному принципу, когда еще не понимали, что они могут принимать участие в атаках тоже. Важно, чтобы подготовка игроков в школах и академиях соответствовала современным тенденциям. В противном случае школы будут готовить игроков, которые не подойдут нынешнему футболу. Это вопрос к методологии, которая обновляется недостаточно быстро, опираясь не столько на достижения в современном футболе, сколько на достижения прошлых лет в российском футболе. В нашем случае много внимания уделяется, например, работе Валерия Газзаева в ЦСКА, который завоевал Кубок УЕФА. Но даже за эти 17 лет футбол прилично изменился.

    Кроме того, в российских школах и академиях существует ранняя специализация, которая определяет позицию игрока на все его будущее. И это тоже может стать проблемой. В нашем детско-юношеском футболе узкоспециализированное обучение, которое предполагает много ограничивающих факторов. Например, не обыгрывать, а подавать. Не атаковать в глубину, а оставаться в балансе. Но если крайний защитник будет привязан только к бровке, тогда он не будет понимать, как работать на пространстве.

    Марсело Бьелса

    Имеет смысл до 14-15 лет работать по периодизации Марсело Бьелсы, когда футболист играет минимум на трех смежных позициях. В «Аяксе», например, существует специальная система мониторинга, сколько игрок отыграл на той или иной позиции и как себя проявил. Это позволяет лучше узнать футболиста и, возможно, скорректировать его позицию не в раннем возрасте, а по ходу его взросления. Кроме того, для игрока попробовать себя на другой позиции пойдет только на пользу. На тему того, чтобы дать на детско-юношеском уровне футболисту как можно больше разнообразного опыта, подробно рассказывал в интервью «Спорту День за Днем» тренер академии «Зенит» Константин Коноплев.

    Конечно, многое упирается в то, какой тренер работает с футболистом. В России есть лишь определенный пул тренеров и школ, где прививают менталитет атаки и смелых решений, но все это до возраста 13-14 лет. Дальше игроки уходят в клубные академии, где их развитие могут нарушить разного рода ограничениями. Например, академия может взять талантливого игрока к себе за его яркие атакующие качества, а у себя будет учить упрощать и сохранять мячи. Потом в академии удивляются, что произошло с пацаном. И списывают, потому что «не боец». Это особенно относится к левшам, которые как правило более творческие.

    Если футболист хорошо развит и ментально силен, то сможет сохранить свои лучшие качества до профессионального контракта. Но в каждой команде таких лидеров всего один-два футболиста. Вполне возможно, что в России чаще всего только они и выходят во взрослый футбол.

    До 12 лет детям главное не мешать. Если обучишь чему-то – хорошо, а если не умеешь, то лучше не мешай. В этом возрасте без ограничений он и сам может выйти на какой-то уровень. Самое важное, чтобы дети играли в футбол. На соревнованиях часто происходит, что команда, старающаяся играть в пас и продвижение мяча, проигрывает той, что играет в длинную передачу вперед. Ее дети за весь матч делают условно одно-два касания мяча против 25 касаний игроков другой команды. Логично, что в этом случае больше перспективы для развития имеют футболисты, чья команда не получила медаль.

    Но о проблеме условий, в которых работают детские тренеры, о системе, которая сама требует от них побеждать любой ценой на соревнованиях, к счастью, уже всем известно. РФС начал работу в этом направлении. Следующим шагом будет разобраться в том, как именно тренеры работают с игроками, и почему во взрослом футболе мы получаем такой дефицит футболистов по всем позициям, а особенно с левыми защитниками.

    Спасибо за помощь в подготовке материала открытым для общения российским тренерам.

    Фото: «Чемпионат», EPA/VOSTOK-Photo


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий