• Как лететь с земли до звезд

    26.09.06

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Действия болгарина Веселина Топалова можно уподобить действиям футболиста, который подхватывает мяч в центре поля, искусным финтом оставляет не у дел неприятельскую полузащиту, врывается в штрафную, обыгрывает последнего защитника, выходит один на один, замахивается для удара и… не бьет. Снова замахивается для удара, ему никто не мешает, все защитники далеко отстали, и… опять не бьет. А дальше, как в детском фильме про старика Хоттабыча, мяч как бы сам собой взмывает в воздух над головами опешивших игроков и по немыслимой траектории влетает в противоположные ворота.

    Вторая партия матча Топалов-Крамник получилась невероятно, неправдоподобно красивой. Эту партию можно показывать в шахматном клубе – а можно и поставить в опере, самой настоящей, итальянской, где-нибудь в «Ла Скала», с действующими лицами и исполнителями, и зрители, прослушав трагическую арию белой пешки H, едва не ставшей ферзем, но пропавшей понапрасну, повскакали бы с мест с криками: «Belissimo! Perfecto!» И разразились бы бешеными аплодисментами.

    Ах, что это была за партия! Даже пресс-центр – сборище прожженных циников, большинство в котором к тому же (по понятной причине) составляют болельщики Крамника, – так вот, даже пресс-центр в середине партии целиком был на стороне Топалова. Будь у нас под рукой цветы, к 30-му ходу мы бы кинули их к ногам Веселина.

    А еще через 15 ходов – собрали бы все до единого и унесли обратно. Говорят, что от любви до ненависти один шаг. В таком случае от обожания до жалости – два. Шаг вперед, потом поворот кругом – и шаг назад. На прежнее место.

    Как поймать лису за хвост

    Этой партии могло не быть вовсе. Более того – ее и не должно было быть. Нет, де-юре, конечно, партия состоялась бы в любом случае. Но де-факто – ее не должно было быть.

    Напомню, что первую партию матча на первенство мира Топалов проиграл. Проиграл зло, несправедливо. Проиграл из-за собственной ошибки – одной-единственной! – но ее хватило. Этим шахматы принципиально отличаются от многих и многих видов спорта. В футболе можно пропустить гол – и забить в ответ три. В теннисе можно позволить себе время на раскачку, проиграть первый сет – и отыграться, и выиграть матч. Но в шахматах игрок обязан сохранять высочайшую концентрацию в течение всего поединка, а малейшая расслабленность тут же карается поражением.

    Топалов проиграл. В 99% из 100 это означает, что на следующий день соперники соглашаются на ничью, едва выйдя из дебюта, в течение первых 15-20 минут игры. Тем более что впереди день отдыха, и можно «подтянуть» психику, залатать душевную рану. «Поражение – маленькая смерть», – говорят шахматисты.

     

    В том, что Крамник согласится на ничью, сомнений не было. Сомнения – и большие – были в том, что Топалов ее предложит. Потому что Топалов и есть тот самый 1% из 100. Он и не предложил.

    Позже, на пресс-конференции журналисты долго терзали Топалова, каждый на свой лад. А он терпеливо объяснял, что не связывает первую партию матча и вторую, что вчера – это вчера, а сегодня – это сегодня, что он всегда играет в шахматы и приехал в Элисту, чтобы играть в шахматы, а не для того, чтобы предлагать ничьи…

    Ему не верили. А может, верили, но хотели поучить, вразумить. Один темпераментный местный журналист, пожилой уже человек, напомнил Топалову присказку: «Не за то отец сына бил, что играл, а за то, что отыгрывался». Топалов, коротко вздохнув, вновь принялся объяснять, что он-то как раз не отыгрывался, а играл!

    Топалов был достоин жалости. Но ужасно не хотел, чтобы его жалели. И от этого его было жалко еще больше.

    Как из камня сделать пар

    С психологической точки зрения план на вторую партию Крамник продумал блестяще. Ведя 1:0 и догадываясь, что соперник, скорее всего, бросится отыгрываться, он не только не стал препятствовать этому, но и – уверен, намеренно! – подраскрылся, как бы приглашая соперника. «Давай! Давай!» Так в голливудских фильмах злодей с непроницаемым лицом подталкивает жертву к самому краю пропасти. Легонько, толчок за толчком. Пока тот не полетит вниз.

    Первые ходы Крамник сделал подчеркнуто быстро. Была разыграна Славянская защита, а в ней – вариант, в котором главным экспертом считается секундант Крамника гроссмейстер Александр Мотылев. Нет сомнений, что все тонкости варианта он выложил «шефу» прямо на блюдечке.

    Крамник сознательно отдает пространство и рокирует. Атака на его короля кажется неминуемой. Уже на выходе из дебюта Топалову предоставляется возможность пожертвовать коня. Через несколько ходов эта возможность повторится. Топалов не жертвует – ни в первый раз, ни во второй.

    У шахматистов бытует присловье: «Легче всего жертвовать не свои фигуры». Это такая «шпилька» в адрес комментаторов. Те обычно предлагают эффектные ходы, но не отвечают за их последствия. Пока Веселин Топалов раздумывал – жертвовать или нет – шахматный Интернет разрывался от криков онлайн-комментаторов, на всех языках мира призывавших: жертвуй, Топи, жертвуй, Веско! Будь это любая другая партия, в любом другом месте, Топалов, вне всяких сомнений, отдал бы коня. Но здесь и сейчас – матч на первенство мира, а счет 0:1. Если жертва оправдается – хорошо, а если нет? Тогда 0:2, а это – почти катастрофа. Топалов не жертвует. Топалов уводит коня обратно. А потом… все-таки бросается в атаку!

    Крамник продолжает играть быстро. Он берет крайнюю левую пешечку – как все думают, из жадности. Но уже следующий его ход в пресс-центре не смог угадать ни один гроссмейстер. Оказывается, Владимиру нужна была не пешечка, а то поле, которое она защищала. Теперь это поле оголено, туда врывается ферзь Крамника и начинает прессинговать неприятельского ферзя. Замысел Крамника становится ясен: размен ферзей! А вместе с разменом – унылое для Топалова окончание, в котором ничья будет за счастье.

    И тут Топалов жертвует ферзя! И сразу на выбор – ладью! И начинается та самая ария белой пешки H, о которой я говорил в самом начале. Вдруг всем, абсолютно всем, от гроссмейстера до начинающего одновременно приходят в головы красивейшие варианты, которые Топалов, конечно же, давно видел и посчитал. И все начинают кричать, размахивать руками, каждый предлагает свой вариант, еще более красивый, чем у соседа. Начинается какая-то дикая эйфория, все готовы брататься и бить друг другу рожи одновременно. Я выскакиваю в фойе – там для простых болельщиков на огромной электронной доске демонстрируются ходы. Там вообще творится нечто невообразимое!

    Я захожу в компьютерную комнату. Что говорят о позиции лучшие шахматные программы? Они меняют оценку ежесекундно. У Крамника нет перевеса… нет, он даже проигрывает… нет, он делает ничью! Но для этого он должен сделать подряд несколько сложнейших ходов. Это очень трудно.

    Захожу в игровой зал. Топалов сидит ровно, как по струнке; Крамник, обхватив голову и меньше всего думая сейчас о своей осанке, лихорадочно считает варианты. Фигуры пляшут как сумасшедшие. Проходит 10 минут, 15, 20… Наконец, решение принято. Что это? Крамник ошибается первым же ходом. И теперь Топалов выигрывает буквально в два хода: шах ладьей, и затем ферзь таранит вертикаль, угрожая матом. От которого нет защиты.

    Топалов отводит руку для удара… и швыряет ферзя совсем не туда, куда нужно. Он не забивает. Не забивает! Не забивает!!!

    А дальше… дальше всё, как в первой партии. Перевес по-прежнему на стороне Топалова, возможно, даже перевес решающий. Но теперь путь к выигрышу неимоверно затруднен, и найти его Топалову не под силу. Болгарин по инерции продолжает атаковать, допускает одну неточность, другую, упускает случай форсировать ничью, наконец, проигрывает. Он сдается.

    Гениальный замысел с жертвой ферзя оборачивается пшиком. На Топалова больно смотреть.

    …Знает доктор наш Гаспар

    На пресс-конференции неожиданно для себя я прочитал четверостишие из сказки Юрия Олеши «Три толстяка»:

    Как лететь с земли до звезд,
    Как поймать лису за хвост,
    Как из камня сделать пар,
    Знает доктор наш Гаспар.

    Как-то в голове все срослось одно к одному – и фантастическое везение Крамника, сродни полету с земли до звезд, и алхимия, без которой не сделать пар из камня и не выиграть одну тяжелую и одну безнадежную позицию у Топалова, и даже имя доктора, фонетически близкое фамилии 13-го чемпиона мира… Кстати, Каспаров, когда его попросили дать прогноз на матч, ответил, что сперва должен посмотреть первые две партии.

    Посмотрел. Теперь знает?..