• Моя прелесть

    Взгляд Татьяны Черновой

    12.04.13

    Читайте Спорт день за днём в

    Сижу и смотрю на клюшку Вити Тихонова. На ней так и написано: «В. Тихонов». Потомки, наверное, скажут, что их бабка отобрала клюшку у тренера сборной СССР Виктора Васильевича. Им ведь будет не важно, кому из династии она принадлежала.

    Честно говоря, мне никогда не доводилось просить клюшку у игрока. После прощального матча в минувшую субботу в Ледовом, в котором СКА отмечал бронзу, мне почему-то очень понадобилась клюшка. Наверное, у женщин такое бывает: «Хочу апельсинов, и все».

    Прикинув в уме, чья клюшка в СКА самая ценная, я выбрала Тихонова-младшего. «Витя — не жадный, добрый малый», — решила я. Кроме того, у него дед великий, и вообще игрок он классный. Весь сезон смотрела на него как на чудо.

    Ждала, когда же внук Тихонова наконец зазнается, перестанет давать интервью надоевшим журналюгам и, как тот мужик из офиса, у которого накипело, начнет ломать на глазах коллег принтеры и прочую офисную утварь, но Витя не зазнался. И даже не сломал ничего, кроме моего принципа «не верь, не бойся, не проси».

    Когда Витя выходил со льда, я робко произнесла: «Дай клюшку». Прозвучало неубедительно, поэтому «трофей» полетел на трибуны в протянутые руки болельщиков. «Каналья!» — сказал бы Михаил Боярский. Витя подставил мне свое ухо: «Таня, я тебя не слышу». «Вот есть у тебя совесть, Чернова, или нет?» — подумалось мне. «А, клюшку! У меня еще одна есть, сейчас вынесу», — догадался он. Витя скрылся в раздевалке и через минуту появился с ней — «моей прелестью».

    Клюшку Тихонова я полюбила сразу. Меня учили, дескать, бабе клюшки игроков трогать нельзя — примета плохая. Но мне не раз удавалось задеть задницей стройные ряды клюшек, и они с громким звуком, словно дрова, падали на пол, а я убегала как нашкодивший кот. В общем, клюшка произвела на меня впечатление, как серебряное ситечко на Эллочку-людоедку: легкая как пушинка, (не тяжелее веника), вся такая черненькая, обмотанная пахнущей лыжной мазью изолентой… «Моя прелесть», — пронеслось в голове. Сначала я ею восхищалась. Потом захотела продать (был у меня знакомый журналист, который целый бизнес так наладил), потом мне захотелось умереть с клюшкой в один день. Теперь мы живем с моей прелестью в одной комнате: я и клюшка Вити Тихонова.

     


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий