• Команда-призрак Штрихи к портрету казанского «Рубина» и его главного тренера

    26.04.06

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Москва, Казанский вокзал. Фирменный поезд «Татарстан» по маршруту Москва–Казань отправляется в очередной рейс. Большинство пассажиров в вагоне – жители столицы Татарии, едущие домой.

    – Второй период? Счет какой? Мы ведем? – раздается из соседнего купе. – Мы ведем!

    Радостные возгласы раздаются по всему вагону – еще бы, в Казани в те минуты «Ак Барс» делал второй шаг к чемпионству, вкуса которого не помнил с 1995 года.

    – Не вовремя вы едете к нам писать репортаж о «Рубине», – откровенничает со мной сосед по купе, мужчина средних лет. – Сейчас всем не до футбола, за хоккеистов наших вся Казань переживает.

    Со «Спартаком», говорите, «Рубин» играть будет? Любопытно.

    В тени «Ак Барса»

    Да, пожалуй, именно любопытно. Но не более того. Никаких патриотичных возгласов типа «’’Рубин’’ всех порвет!». Ничего такого, что можно увидеть и услышать в Санкт-Петербурге, едва затронув с местными тему «Зенита»… Хотя, признаюсь, казанско-питерскую параллель провести страшно хотелось. Два города, стоящие особняком на фоне остальной страны, две самобытные команды, реально конкурирующие со столичными и не дающие сложиться московской гегемонии в российском футболе. Но, однако, какие все же разные. На невских берегах «Зенит» – это религия, культ, в Казани «Рубин» – всего лишь  футбольная команда, за которую хоть и болеют всем городом, но объекта поклонения из нее не делают.

    – Несколько лет назад, когда у нас еще был другой мэр, футбол здесь был спортом номер один, потому что наш градоначальник его очень любил и болел за «Рубин», – рассказывает один из местных жителей. – Тогда, пожалуй, «Рубин» и сделал самый большой скачок наверх. А теперь мэр сменился, и о футболе стали как-то забывать. На первое место вновь вернулся хоккей.

    Казань. Два часа до матча «Рубин» – «Спартак». Центральные улицы города заполнены людьми в красно-белой атрибутике – это болельщики столичной команды приехали поддержать свой клуб. Все более-менее приличные кафе и рестораны оккупированы именно москвичами. И только в маленькой кофейне на улице Чернышевского трое мужчин плюс персонал прильнули к небольшому телевизору в ожидании начала трансляции из Омска.

    – Казань действительно отличается от любого другого города в плане боления за тот же футбол или хоккей, – узнав о цели моего приезда, говорит один из посетителей. – Сегодня «Ак Барс» играет в финале – все болеем  за него. Завтра Уникс проведет решающий матч – всем городом поддержим баскетболистов. Послезавтра у «Рубина» важная игра – забьем до отказа Центральный стадион. А что касается стиля поддержки, то у нас он как бы так сказать… театральный, что ли. Вот в том же Питере болеют по-английски, шумно, показушно. Москвичи сегодня шоу в центре города устраивали. У нас все по-другому: людей в клубной атрибутике на улице вы не увидите.

     

    Не говорите глупостей

    Может ли футбольная команда влиять на то, каким образом за нее болеют? Возможно, не всегда, но в случае с Казанью – однозначно. «Рубин», он именно такой – непоказушный, себе на уме, но умеющий взять свое в любой ситуации. С жестким и уверенным в себе руководителем – Курбаном Бердыевым, который довольно нестандартным путем создал очень крепкий коллектив – окутал его завесой тайны, разгадать которую уже не первый год пытаются все приезжающие в Казань команды.

    – Честно говоря, вокруг этого ведется слишком много лишних разговоров, про какое-то колдовство и мистику плетут, – возмущается один из приближенных к клубу людей. – На самом деле смешно слушать все это. Да, Бердыев человек непростой, скрытный. Но это не повод говорить про команду глупые вещи. Например, история с дохлой крысой, которую наши соперники нашли в раздевалке, возмутила нас до глубины души.

    Может, дело, конечно, и не в крысе, но тот факт, что, приезжая в Казань, любая команда перестает даже отдаленно напоминать саму себя, оспорить сложно. Москвичи не могут выиграть в столице Татарстана уже четыре (!) года, Питер в последний раз увез оттуда три очка в далеком 2003-м. Лишь только венский «Рапид» нашел ключик к волшебной дверце, разгадав это уравнение со всеми неизвестными.

    Так какой же он на самом деле, этот казанский «Рубин»? Минувшей зимой,  путешествуя по южному побережью Испании, где проводили предсезонные сборы «Спартак», «Локомотив» и «Зенит», я решила заглянуть и в лагерь казанского клуба тоже. Впрочем, все оказалось далеко не так просто. Даже предварительные договоренности с пресс-службой клуба растворились в теплом испанском воздухе, когда я набрала номер администратора команды. О том, что со мной поговорит сам Бердыев, речи вообще не было – Курбан Бекиевич дает интервью только один раз в год для предсезонной клубной программки, в остальные же дни просто не показывается на глаза журналистам.

    Табу на журналистов

    Вот и в Испании «Рубин» забрался так далеко от посторонних глаз, что искать место их дислокации на карте было делом нелегким, да и бесполезным. Во встрече мне было отказано – так решил главный. Что ж, подождем до лучших времен, а вдруг передумает Курбан? Тренер-призрак – так можно было бы охарактеризовать Бердыева, не показывай его «Рубин» на протяжении трех последних сезонов стабильный результат. И даже та осечка команды в Кубке УЕФА, когда практически не проигрывающий дома «Рубин» оглушительно провалился, получив 0:3 от венского «Рапида» после уверенной гостевой победы, сделала команду Бердыева еще крепче и еще опаснее.

    Даже новички на удивление быстро приспосабливаются к новому, «закрытому» образу жизни, ведь там, внутри «тридевятого бердыевского царства», все отлажено очень профессионально и грамотно. Прекрасная клубная база, обустроенный быт команды. Легионеры, приезжающие в команду, начинают чувствовать там себя как дома чуть ли не с первых минут. В Казани к новобранцам-иностранцам уже привыкли: принимают их как своих, старые помогают новым. Процесс адаптации не вызывает никаких проблем – жили же в Казани хоккеисты-миллиардеры. Все в «Рубине» сделано для комфортной жизни. Может, потому и с журналистами игроки команды или не говорят вовсе, уподобляясь своему наставнику, или говорят лишь с разрешения Бердыева, получить которое непросто.

    Насколько сложно жить в условиях такого жесткого табу на общение  с прессой? Одним комфортно –  Георгий Кинкладзе, например, не общается с журналистами принципиально. И не просто так. Как рассказали мне люди из клуба, однажды накануне важной игры Кинкладзе дал интервью, а в том матче не забил решающий пенальти. Потеря двух очков существенно повлияла на итоговое место «Рубина» в таблице… Но есть в «Рубине» и менее принципиальные игроки, общительные по жизни ребята, которые откровенно признаются, что все время молчать – сложно. Но Бердыев, как тонкий психолог, понимает это и позволяет своим игрокам высказываться в прессе. Правда, перед разговором футболисты обязательно спросят, дал ли наставник разрешение, а Курбан Бекиевич через администратора уточнит для себя, что за журналист интересуется его командой.

    – Так было не всегда, – рассказывали мне в клубе. – Раньше  Бердыев не был таким закрытым. Просто несколько раз случалось так, что в газетах перевирали его слова до неузнаваемости. И он перестал вообще общаться с прессой.

    Да, собственно, такая скромность – действительно жизненная позиция человека, а не попытка специально выделиться чем-то на фоне других тренеров. Бердыеву, в силу его природных качеств, этого просто не нужно. По признанию игроков команды, он и с ними, футболистами, держит себя подчеркнуто сдержанно, хотя все свои мысли доносит до футболистов весьма успешно. Ведь если бы не понимали игроки своего тренера,  не было бы и успешных выступлений команды, не было бы этого самобытного «Рубина», к которому невозможно относиться равнодушно – или люби его, или ненавидь. И не было бы перспектив, которые, безусловно, у этой команды есть…

    Казань – Санкт-Петербург