• Массажист миллионеров

    20.02.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    В 2006 году в «Бостоне» почти полностью сменился менеджмент. Отдав команде 11 лет, ее бессменный массажист Андрей Попандопуло вернулся к своей второй профессии – тренера по самбо и дзюдо.

    Для обстоятельной беседы Андрей пригласил корреспондента «Спорта» к себе в гости, в добротный дом в окрестностях Бостона. В просторном холле перед камином лежала шкура черного медведя с раскинутыми по сторонам лапами, с пугающими пуговками-глазами и торчащими из раскрытой пасти клыками – трофей Попандопуло из глухих канадских лесов. 

    – Какие чувства испытывает человек, массирующий миллионеров?
    – Хоккеисты-профессионалы – народ простой. Гонорары, какими бы высокими они ни были, никак не влияют на их поведение в обыденной жизни и на отношение к окружающим людям. Поверьте мне, они отрабатывают гонорары сполна. Зритель видит лишь саму игру, пусть и с жесткими, порой жестокими силовыми приемами, иногда с кулачными боями. Но вряд ли кто из зрителей знает, каким изнурительным нагрузкам подвергают себя спортсмены на тренировках. Трудно представить и боль, которую испытывают игроки, когда их на носилках уносят с площадки. Бывает так, что после долгого лечения им приходится начинать другую карьеру. Для игроков это подчас трагедия. Из всего менеджмента, включая тренерский состав, к массажисту у игроков наиболее доверительное отношение: общение происходит один на один. За время массажа можно, как говорится, отвести душу. Побеседовать о наболевшем. Массажист для игрока должен быть другом, умеющим  хранить чужие тайны.

    – Чем вам запомнилась работа в клубе?
     – Я счастлив, что, работая с 1995 года в одном из старейших клубов НХЛ, застал ледовую арену-старушку «Бостон Гарден». Среди первых моих пациентов были великие защитники Рэй Бурк и Алексей Касатонов, форвард Кен Нили. Раздевалка тогда чем-то походила на музей. Над выходом висело устрашающее чучело головы медведя – эмблема команды. В самой раздевалке еще витал дух легендарных хоккеистов, которые в разные годы приносили клубу славу. Сиденья, на которых игроки облачались в хоккейные доспехи, украшали медные таблички с именами игроков, дважды владевших  Кубком Стэнли.

    – Как вы в одиночку умудрялись отмассировать 22 игрока?
    – До начала матча я быстрыми глубоко проникающими воздействиями подготавливал мышцы игроков к работе, чтобы обезопасить их от травм. После матча проводил расслабляющий массаж. На игру хоккеисты, как правило, приезжали часа за три до начала. Я открывал кабинет задолго до этого: ведущие игроки из первых пятерок часто появлялись значительно раньше. Может быть, новый массажист работает меньше. Не в моих правилах обсуждать чужой труд. Мне же после долгой трудовой смены самому часто требовался массажист...

     

    – Главные тренеры ложились на массажный стол?
    – При мне сменилось шесть главных тренеров. Если сами они проводили тренировки на льду, то ложились.

    – Как вы оказались в Америке?
    – По приглашению друзей. 12 августа 1991 года я прилетел в Америку, а через неделю грянул путч. В тот же день я ощутил себя нелегалом с двумя парами джинсов в чемодане. Начало жизни оказалось малообещающим: ни языка, ни стабильной работы. Я развозил пиццу, подрабатывал на автозаправке. Цель была – выжить. Немного освоив язык, узнал, что баскетбольной команде НБА «Бостон Селтик» требуется второй массажист. Первую позицию там занимал выходец из Союза Володя Шульман. Мы сдружились. Он ввел меня в незнакомый мир профессионального спорта.

    – Ваши предки, судя по фамилии, выходцы из Греции?
    ­– Нет. Фамилия, которую я ношу, спасла от гибели моего деда – представителя древнейшего армянского аристократического рода Тупанянов. В 1915 году в Армении турки уничтожали армян. Родной брат деда, обладавший недюжинной силой, зарубил ворвавшихся в дом турок.  Дед с поддельным паспортом под греческой фамилией Попандопуло бежал в Россию, да так и остался «греком» до конца жизни. Моя бабушка происходила из бедной русской дворянской семьи. Я думаю, что страсть к охоте перешла ко мне от предков по линии бабушки..

    – Охотничьи рассказы всегда захватывают. Как вам удалось подстрелить медведя, шкура которого украшает ваш дом?
    – Самым трудным было ожидание. Я очень долго сидел на ветке дерева в не очень удобной позе. Вокруг полчища комаров, а ты не можешь даже пошевелиться. Стоическое долготерпение было вознаграждено. Один выстрел сразил зверя.

    – В России вам приходилось охотиться?
    – Последний мой опыт охоты в России чуть не завершился трагедией. В Новгородской области мне чудом удалось остаться в живых, хотя я и вышел победителем в поединке с бурым медведем. Он оказался около меня в двух метрах. Ружье и заряды, выданные мне в охотничьем хозяйстве, оказались некачественными. Будь у меня свое оружие, конечно, такого стресса не испытал бы.