• Мне доводилось бить Фетисова

    27.03.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Пол Стюарт – единственный из американских рефери, кто провел 1000 матчей в НХЛ. Чтобы добиться такого результата, ему понадобилось 28 лет безупречного служения хоккею.

    Мой дед вошел в историю

    – В музее бостонской команды вам, вашему отцу и деду посвящен от­дель­ный стенд...
    – Отец и дед были и сильными хоккеистами, и авторитетными тренерами. Дед навсегда вписал свое имя в историю НХЛ. В 1938 году он привел «Чикаго» к победе в Кубке Стэнли. Я встал на коньки и взял в руки клюшку, когда был еще ребенком. В 1975 году был выбран на драфте «Квебеком» и отправился в фарм-клуб команды. В первой же игре я трижды подрался. Опыт тафгая, приобретенный в фарм-клубе, пригодился мне в «Рейнджерс», «Эдмонтоне» и других клубах НХЛ. Если ты играешь в хоккей, то должен уметь постоять за себя и свою команду. И совсем не обязательно решать возникшие на льду конфликты с помощью кулаков. Нужно доказывать свое мастерство в умении остро атаковать и смело защищаться, используя, конечно, силовые приемы. В 1978 году мы встречались со сборной СССР. Я прервал атаку Фетисова, «припечатав» его к борту. Лицо Славы исказилось от боли. Когда он уже играл за «Нью-Джерси», мне довелось судить матч его команды. Я попросил его поставить автограф на фотографии, на которой был запечатлен тот неприятный для него момент. Он расписался, и мы по-мужски крепко пожали друг другу руки.

    – Почему генеральные менеджеры команд НХЛ хотят изменить «правило тафгаев», поощрив их меньшим наказанием за драки?
    – С каждым годом все труднее становится привлекать людей на трибуны, а кулачные битвы на льду помогут, по их мнению, увеличить привлекательность игры. Если этого не будет, то зритель выберет что-нибудь другое. Однако хочу заметить, что инициатива исходит в основном от недавних игроков, ныне ставших менеджерами. Гретцки на льду был часто в числе «неприкасаемых». Теперь он смотрит хоккей из-за бортика, а игроков его команды бьют – что он должен испытывать? И еще: есть игроки, которых тренеры выпускают на площадку с единственной целью – затеять драку и постараться выбить на время или до конца игры лидеров соперника, снизить темп игры. Однако бюджет команд ныне лимитирован, и платить миллионы долларов только за бойцов накладно. Как бывший тафгай и рефери с почти тридцатилетним стажем, я хорошо знаю, к чему приводят последствия ледовых сражений на кулаках. Будь моя воля, я бы голосовал против.

     

    Судей назначают канадцы

    – Как готовятся к сезону судьи?
    – Накануне сезона лига проводит двухнедельный тренировочный сбор в канадской провинции Онтарио. Если судья подтверждает свои физические кондиции, знания правил, с ним заключается годовой контракт. Сумма контракта для рефери – $250 тысяч, для лайнсменов – вдвое меньше.

    – Как происходит назначение судей?
    – Бразды правления судейским корпусом принадлежат канадцам, поэтому количественное соотношение арбитров в НХЛ – 9:1 в их пользу. Назначения производит единолично супервайзер. Справедливее было бы уравнять число арбитров и проводить жеребьевку. Но это несбыточная мечта. Среди канад­ских рефери есть свой рекордсмен с большим, чем у меня, количеством проведенных матчей.

    – Как же вам удалось пробить «канадский щит»?
    – За счет безупречной спортивной формы. К тому же я старался постоянно развивать периферийное зрение. Оно необходимо, чтобы следить и оценивать стремительно меняющуюся ситуацию на всей площадке, а не только в той ее части, где идет борьба за шайбу. Мне удавалось уверенно и жестко держать игру в руках, невзирая на авторитеты игроков и престижность клубов. Всегда быть справедливым и беспристрастным. В 1987 году я судил Кубок Канады. В матче сборных Канады и СССР первыми, кому я указал на скамью штрафников, кстати под жуткий свист трибун, были звезды – Мессье и Гарднер. Они на меня посмотрели так, как смотрят только на врага. Я был решителен и тверд: нарушили – отдохните. Дайте сопернику фору.

    Изучал российско-американские отношения

    – Вспомните какие-нибудь курьезные случаи из вашей судейской практики.
    – «Сан Хосе» – «Торонто», овертайм, ничья. Я назначаю буллиты. В воротах Артур Ирбе. Я занял привычную позицию слева от них. Матс Сундин разбегается по дуге и, сбивая меня с ног, резким щелчком посылает шайбу в ворота. Я, лежа на льду, не могу визуально зафиксировать гол. Выручила видеозапись. Или, например, Марио Лемье получает пять минут штрафа. Подъезжает ко мне и грубит: «Зритель пришел смотреть на меня, а не на тебя». Я предлагаю ему отправиться в душ. Если он так хочет, то пусть зритель смотрит на него там. Марио тихо и безропотно затворяет за собой дверцу скамейки штрафников.

    – С кем из российских судей вам приходилось судить международные матчи?
    – В турнире на Кубок Канады моим партнером в судейской бригаде был Михаил Галиновский из Петербурга. Приятный человек, опытный, надежный судья. Я слышал, что он, как и я, повесил коньки на гвоздь. Теперь работает скаутом-разведчиком – ведет поиск талантливых игроков для российской суперлиги. Пользуясь случаем, через вашу газету передаю ему привет и наилучшие пожелания.

    – В вашей семье растут два будущих хоккеиста?
    – Кем бы они ни стали в жизни, я всегда буду уважать их собственный выбор. Главное, чтобы выросли настоящими мужчинами. Я продолжил традицию нашей семьи и вместе с тем окончил исторический факультет университета в Пенсильвании. Изучал историю развития взаимоотношений США сначала с Российской империей, затем с СССР, особенно в период Второй мировой войны.

    – Вам удалось побывать в России?
    – К сожалению, до сих пор не смог этого сделать. В апреле я отправлюсь в Москву как посланец американ­ского спорта. Буду рад увидеть своих друзей: Третьяка, Фетисова, Ларионова и, может быть, Галиновского.

    Бостон