• На пути к «белым» сделкам Цена вопроса

    30.03.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Голливуд, наверное, с успехом сделал бы слезоточивую мелодраму из истории об отказе наследников продавать фабрику или завод, потому что это якобы память о дедушке, собиравшем свое дело по кирпичику. Мы бы смотрели и плакали… В реальной жизни такого не бывает. Нет бизнеса, который бы не продавался. Главное, чтобы он был ликвидным – то есть прибыльным, ведь убыточное хозяйство никому не нужно. Все это касается и такого объекта купли-продажи, как футбольные клубы.

    Кровью и потом нажитое

    Высшей формы развития футбольная индустрия достигла на родине футбола. Здесь придумали не только игру, ставшую популярной во всем мире, но и способы зарабатывать на ней. Англичане впереди планеты всей по части «выкачивания денег». Такой здешний товар, как футбольные клубы, – лакомый кусочек для представителей крупного иностранного капитала.

    «Внедриться» чужакам было непросто. Пришлось преодолевать яростное сопротивление консервативных британцев. В частности, когда в 1998-м медиамагнат Руперт Мердок попытался прибрать к рукам «Манчестер Юнайтед», по Англии прокатились демонстрации протеста. Резонанс получился настолько сильным, что вынуждены были вмешаться власти, которые заблокировали сделку под предлогом того, что она нарушает антимонопольное законодательство.

    То, что не удалось Мердоку, удалось летом 2005-го Малкому Глейзеру. Но через какие тернии пришлось пройти 77-летнему американскому миллиардеру! Фанаты манкунианцев даже грозились создать альтернативный МЮ. Во-первых, они не хотели, чтобы клуб перешел в руки одного собственника. Во-вторых, протестовали против того, что этот собственник – американец. В-третьих, из 790 миллионов фунтов стерлингов, которые Глейзер собирался заплатить за самый прибыльный в то время клуб Европы и мира, около двух третей суммы новый хозяин собирался взять в долг у американских банков. Болельщики резонно опасались, что долги и проценты за кредиты «повесят» на клуб, генерирующий многомиллионные прибыли.

    Глейзер подвергся нападению, в результате чего оказался в госпитале. Словом, достижение цели в буквальном смысле далось американцу потом и кровью. Начал он с того, что купил 28,7 процента акций у пула ирландских коннозаводчиков во главе с Джоном Маньирой и Джей Пи Макманусом, чистая прибыль которых составила $135 млн. Потом свою часть акций согласился уступить Хэрри Добсон, владевший третьим по величине пакетом. Так Глейзер в течение полутора лет обеспечивал себе абсолютный контроль над клубом.

     

    Дальнейшее известно. Вопреки предположениям, что новый хозяин приведет своих тренеров, игроков и так далее, «Манчестер» сохранил состав, и сейчас только чудо может помешать ему выиграть чемпионат Англии.  

    Янки возвращаются

    «Американизация» английского футбола продолжилась в этом году, когда Том Хикс и Джордж Жилетт приобрели «Ливерпуль». На него реально претендовал шейх княжества Дубай Рашед аль Мактум, поговаривали также об интересе российских олигархов, в частности Олега Дерипаски и структур «Русского алюминия». Неизвестно, насколько эти сведения соответствуют действительности, но цена почти в миллиард долларов отпугнула бы не только Дерипаску, но даже и Романа Абрамовича, если бы тот сейчас бродил по Европе в поисках клуба.

    Торги выиграли не россияне и не арабы, а американцы. Им достались 98,6 процента акций. Известно, что покупатели выложили за них 174 миллиона фунтов стерлингов, согласились погасить долг в 45 миллионов фунтов, а также пообещали вложить порядка 200–230 миллионов фунтов в строительство новой 60-тысячной арены «Стэнли-Парк» вместо стадиона «Энфилд Роуд». Последнее обстоятельство и стало решающим при выборе совета директоров «Ливерпуля».

    Так же как Глейзер, компаньоны имеют опыт работы в спорте. Хикс является владельцем бейсбольной команды «Рейнджерс» из Техаса и клуба НХЛ «Даллас Старз», Жилетт – хоккейной команды «Монреаль Канадианз».

    Можно ли говорить о тенденции? Наверное, да. И в этом нет ничего удивительного, ведь США – Мекка спортивного бизнеса. Это страна, где впервые была проведена платная трансляция боксерского поединка, где созданы хоккейная, бейсбольная и баскетбольная лиги, которые, несмотря на обособленность от остального мира, являются структурами, приносящими миллиардные прибыли.

    Новые хозяева «Ливерпуля» первым делом побеседовали с капитаном команды  Стивеном Джеррардом, чтобы узнать, какие у него и его партнеров есть пожелания. Тот попросил оставить у руля Рафаэля Бенитеса, потому что под началом этого авторитетного специалиста футболисты действительно учатся играть как следует, а также назвал имена нескольких футболистов, которые необходимы для решения высоких задач.

    Таким образом, «Ливерпуль» стал пятым английским клубом, принадлежащим иностранцам. Ранее в этот список попали «Манчестер Юнайтед», «Челси», «Астон Вилла» и «Вест Хэм» (в «Вест Хэм» недавно сватали делового партнера Бориса Березовского Бадри Патаркацишвили, однако в последний момент сделку перехватили ирландцы). Сейчас активно распространяются слухи о скорой продаже «Тоттенхэма». Желающие заполучить клуб с богатыми традициями выстраиваются в очередь. Почему? Ответ прост: футбол в Англии приносит большие прибыли, «отбить» вложенное можно быстро и безболезненно. Здесь даже команда, занявшая по итогам чемпионата последнее место, только от продажи прав на трансляции получает около 30 миллионов фунтов!

    «Аристократы» по дешевке

    Естественно, покупка Романом Абрамовичем «Челси» – явление несколько иного порядка. Если «Ливерпуль» и «Манчестер Юнайтед» – гранды европейского футбола, то «Челси» до прихода российского олигарха находился в плачевном состоянии. Соответственно, клуб обошелся ему гораздо дешевле – 109 миллионов фунтов стерлингов стоили акции, плюс пришлось погасить 90-миллионные долги, которые наплодил бывший владелец Кен Бейтс. Неслучайно переговорный процесс по поводу заключения сделки, по рассказам очевидцев, уложился всего в 20 минут.

    Надо отдать должное Абрамовичу: он быстро освоился в новом деле. Безусловно, важным и позитивным шагом с его стороны стало приглашение опытного менеджера Питера Кеньона, а также вовремя проведенная смена Клаудио Раньери на амбициозного и молодого Жозе Моуриньо. Когда португальский тренер «вышел из берегов» и стал требовать то одних игроков, то других, Абрамович быстро поставил его на место, объяснив, что суммарная стоимость футболистов «Челси» чуть ли не вдвое превышает суммарную стоимость «материала» основных конкурентов. Моуриньо умерил аппетиты, хотя иногда продолжает что-то бурчать в прессе.

    В сезоне-2003/2004 убытки, связанные с содержанием команды, составили 88 миллионов фунтов. Сейчас «Челси» приближается к полной рентабельности и года через два однозначно начнет приносить прибыль. В любом случае Абрамович не останется в проигрыше. Он поднял клуб из руин, сделал его одним из самых преуспевающих в Европе. И если бы Роман Аркадьевич вдруг надумал его продать, сейчас «Челси» стоил бы никак не меньше, чем знаменитый «Ливерпуль».

    В отличие от старушки Англии в остальных странах «большой футбольной пятерки» клубы переходят из рук в руки гораздо реже, и иностранный капитал сюда не проникает. Недавно, правда, чуть не состоялась продажа французского «Марселя» канадскому бизнесмену армянского происхождения Джеку Качкару.

    В Италии никто ничего не продает. Здесь сложилась феодально-бюрократическая система, при которой клубы являются собственностью кланов. «Интер» – семья Массимо Моратти. «Милан» – империя Сильвио Берлускони, де-юре покинувшего клуб, но де-факто продолжающего им управлять. Здесь, конечно же, налажен бизнес, есть тотализатор, футбольные агенты, менеджмент и так далее. Но есть и свои особенности. Например, только с сентября этого года продажей прав на теле-трансляции будет заниматься лига. До сих пор сами клубы заключали договоры.

    В Германии клубы объектом купли-продажи не являются. Здесь все жестко, четко, прозрачно, подчинено законам. Словом, как и в любой другой отрасли у немцев.

    В Испании тоже великие клубы не продаются. У испанцев очень демократичная система, при которой так называемые «сосио» имеют право выбирать президента клуба. Многие ныне ругают бывшего главу «Реала» Флорентино Переса. Возможно, той игры, которой ждали болельщики, «галактикос» не показывали. Но в плане получения прибылей Перес оставил в наследство Рамону Кальдерону совершенный механизм. «Королевский клуб» за баснословную сумму продал телеправа, майки Бекхэма, Роберто Карлоса, Рауля и других пользуются бешеным спросом в Европе, Азии и Латинской Америке. Доходы текут рекой. 

    Первая  ласточка  – предвестница весны?

    В России прибыльного футбольного бизнеса пока что не существует. Единственный способ – приобрести клуб вместе с недвижимостью, как пытался сделать Алексей Федорычев с участком земли в Петровским парке и «Динамо» в придачу. То есть он брал конфетку в красивой обертке, но так, как планировал, не получилось.

    Есть два варианта оценки стоимости предприятия. Берется чистая прибыль, умножается на согласованный продавцом и покупателем коэффициент – и получается цена. Если прибыли нет, используется метод восстановительной стоимости. То есть виртуально рядом с фабрикой или заводом выстраивается точно такое же производство. Сумма, которая уйдет на то, чтобы «с нуля» создать новый объект, идентичный старому, и является искомой величиной.

    Те, кто покупает российские клубы, не собираются жить на доходы от футбола. Они занимаются нефтяной или газовой промышленностью, энергетикой или металлургией. Для владельцев российских команд футбол – либо дорогая игрушка наподобие породистого жеребца, которым при случае можно похвастать перед друзьями, либо возможность заручиться благосклонностью властей. В условиях России это немаловажно, и в рублевом эквиваленте не измеримо.

    Первый случай перехода клуба от одного владельца к другому датируется 1997 годом, когда ЗИЛ передал «Торпедо» в собственность ЗАО «Лужники», возглавляемому Владимиром Алешиным. Команда досталась новым хозяевам практически бесплатно, потому что завод содержать ее не мог. А уже в 2003 году за то же самое «Торпедо» представлявший пул инвесторов Александр Мамут предлагал $31 млн. Сделка сорвалась по неизвестным  причинам. Ходили слухи, что стороны не пришли к консенсусу не по цене, а по форме оплаты. Дескать, Алешин не согласился получать деньги тремя траншами, ему необходима была вся сумма сразу. Однако официального подтверждения эта информация не получила.

    Когда Герман Ткаченко продавал «Крылья Советов», он оценил свой клуб, выигравший к тому времени бронзовые медали чемпионата и добравшийся до финала Кубка России, в $25 млн. К какой сумме стороны пришли в итоге, история умалчивает.

    Сколько получил за «Спартак» Андрей Червиченко, тоже неизвестно. По оценкам некоторых экспертов, структуры Лукойла и Леонид Федун заплатили за контрольный пакет акций около $70 млн. Сам Червиченко оказался в «Спартаке» в 2002 году по приглашению Олега Романцева и Юрия Заварзина, почувствовавших, что они уже не в состоянии добывать средства для команды. Новый президент на первоначальном этапе вложил в клуб около $20 млн. Опять-таки по слухам. 

    Недавно завершилась эпопея с возвращением 71 процента акций, перешедших к Федорычеву в 2004-м, ФК «Динамо» Центральному совету общества. Во что обошелся этот возврат, стороны не говорят. По моим данным, Федорычев вложил в акции и покупку игроков суммарно $120–130 млн. Сейчас он «отбил» на 20 млн меньше, но вроде бы должен получить еще 40 млн впоследствии, когда проект Петровского парка начнет приносить прибыль.

    На полную реализацию этого гигантского проекта вместе со строительством жилых кварталов, коммерческой недвижимости и генеральной реконструкцией стадиона потребуется приблизительно $900 млн. ЦС «Динамо», естественно, не справился бы без помощи, и эта помощь пришла в лице ВТБ. Полной ясности, однако, нет – за  достоверность цифр никто не может поручиться.

    Единственная в истории России цивилизованно оформленная сделка, которая совершилась «в белую», без всяких недомолвок, рассрочек и проволочек, – это покупка «Газ-промом» 51 процента акций ФК «Зенит». За них было заплачено $36 млн 247 тысяч. Это официальные данные, опубликованные Газпромбанком по Международным стандартам финансовой отчетности.

    Эксперты расходятся в том, стоит «Зенит» столько или нет. Одни говорят, что «Газпром» переплатил, другие утверждают обратное. Главное то, что в нашем футболе наконец-то наметились положительные тенденции. Остается надеяться, что процесс выхода российского футбола из тени продолжится и пример «Зенита» и «Газпрома» положит начало чистым сделкам, строительству нормальных бизнес-отношений по европейским стандартам.

     Кстати

    Эпоха строительства

    Стадионы строят не только в России. В Англии, например, всех поразил «Эмирейтс Стадион», на котором теперь проводит свои домашние матчи лондонский «Арсенал». В этом году возвращается в строй легендарный «Уэмбли», несколько лет находившийся на реконструкции.

    Через 2–3 года «Ливерпуль» собирается переехать с «Энфилд Роуд» на новую 60-тысячную арену «Стэнли-Парк». Новые хозяева клуба уже заказали проект американским архитекторам и обещают, что их стадион не будет иметь равных в мире.

    Впрочем, последнее утверждение – спорное. Как говорится, на вкус и на цвет товарища нет. В Петербурге, например, уверены, что с помощью японских товарищей лучший в мире стадион появится не в Британии, а в городе на Неве. 

    От тюрьмы да сумы…

    Даже весьма благополучные итальянские клубы время от времени разоряются. Например, Калисто Танци, возглавлявший концерн «Пармалат», поднял «Парму» до небес, но сам же ее и похоронил из-за неудачной игры на бирже. Потерпела крах компания – развалилась и команда.

    Судьбу «Фиорентины», которая потом вернулась в серию А, в свое время предопределили творческие неудачи сына знаменитого кинопродюсера Виторио Чеки Гори. Когда у него не окупились один-два фильма, он начал брать деньги из казны футбольного клуба, и стройная система финансирования рухнула.