• Надежды юношей

    04.09.06

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Вчера в Томске стартовала высшая лига очередного, 59-го чемпионата России по шахматам, в которой более полусотни гроссмейстеров и мастеров борются за семь путевок в суперфинал и за призовой фонд $100 тысяч.

    После неудачного выступления на Всемирной шахматной олимпиаде в Турине и «разбора полетов», выявившего, что во всем, как всегда, виноват пресловутый человеческий фактор, хочется посмотреть, правда ли, будто от подрастающего поколения до сильнейших игроков – огромная пропасть. А может быть, эта дистанция не столь велика?

    В Томске не будут играть призеры предыдущего чемпионата – С. Рублевский, Д. Яковенко и А. Морозевич. Они имеют право играть в суперфинале. От высшей лиги освободили и классического чемпиона мира Владимира Крамника – его ждет матч с Веселином Топаловым. П. Свидлера, А. Грищука и Е. Бареева в Томске нет: для двух рейтинговых «семисотников» играть в отборе – не царское дело, а третий в этом списке, наверное, просто устал от попыток сделать из него козла отпущения за промахи других.

    В Томске сыграют четыре чемпиона России прошлых лет – А. Халифман, С. Волков, А. Мотылев и А. Ластин. Из других известных игроков выделю А. Дреева и В. Звягинцева, Е. Наера и В. Малахова. Но особое внимание советую обратить на другую четверку: Н. Витюгова, Я. Непомнящего, Е. Томашевского и И. Хайруллина. Каждый из них пребывает в юниорском возрасте, каждый одарен, и, скорее всего, кто-то из них «выстрелит» в Томске.

    Весной на супертурнире в Софии 19-летний Никита Витюгов работал шахматным обозревателем нашей газеты. С тех пор он выполнил норматив гроссмейстера и уже в качестве участника, а не журналиста отправился на высшую лигу 59-го первенства России по шахматам. Так мы остались без корреспондента. Зато не скрываем, за кого будем болеть.

    – Никита, тяжело было переходить из детских шахмат во взрослые?
    – Для многих шахматистов переход из подающих надежды во взрослые шахматы заканчивается печально. Это неудивительно: многие годы шло поступательное движение, все давалось легко, на рейтинг порядка 2450–2500 вышел без особых усилий, пока играешь и выигрываешь – все в порядке, а дальше каждый шажок достигается с огромным трудом. Задаешься вопросами: как же так, может, исчерпал возможности, может, это не твое дело? А тут как раз и школу заканчиваешь, и в вуз поступаешь, и родители твердят, что надо браться за ум… Но когда в 17 лет я попал в среду шахматных профессионалов – гроссмейстеров, на многие вещи у меня открылись глаза, многие комплексы пропали. Я понял, чем гроссмейстеры отличаются от любителей, что нужно делать и как нужно работать, чтобы выйти на их уровень. Наконец, понял, что «светским обществом» не отторгаюсь. Вернулся с турнира и приступил к работе.

     

    – Как формируется стиль шахматиста?
    – Основы стиля закладываются первым тренером во время занятий. Кроме того, у каждого есть качества, заложенные природой и обстоятельствами (это черты характера, среда обитания и общения, достаток и многое другое). Стиль моей игры в последнее время претерпел изменения. Раньше я часто соглашался на ничью в неопределившихся позициях. Это происходило не из-за чрезмерного уважения к соперникам. Скорее из-за боязни испортить позицию и проиграть. Сейчас другой перекос – бескомпромиссность, переходящая в наглость. Это, конечно, связано и с тем, что стал больше работать над шахматами, появилось больше типов знакомых позиций, но на самом деле основную роль в этом играют события, к шахматам имеющие весьма отдаленное отношение. Надеюсь, что преображение из трусоватого шахматиста в нагловатого с приходом класса приведет к тому, что все встанет на свои места.

    – Есть ли у тебя кумиры?
    – До четырнадцати лет восхищался партиями Таля. Потом его место занял Топалов, теперь, пожалуй, Левон Аронян. Мне важен не только неординарный стиль тех, кому хочется следовать, но и неполная  реализованность их лучших шахматных качеств в спортивных результатах. Иначе говоря, за болгарина я болел, пока он не стал чемпионом мира, теперь очередь за Левоном. Глупо было болеть за Каспарова, когда он играл сильнее всех. Чемпион – кумир тысяч людей, за него переживать странно, и в моей поддержке, собственно, он нуждаться не может. Пожалуй, выделю еще одного гроссмейстера – Корчного. Виктор Львович многие годы демонстрирует миру, что шахматы и шахматисты заслуживают уважения. Жаль, что иные шахматисты своим отношением к делу формируют противоположное мнение.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий