• Нападающий «Химика» Павел Воробьев: В «Чикаго» меня стали душить

    09.08.06

    Читайте Спорт день за днём в

    Форвард «Чикаго» Павел Воробьев свой второй сезон в НХЛ начал очень уверенно и даже входил в тройку лучших бомбардиров среди новичков. Но затем руководство «черных ястребов» резко сократило его игровое время. Не удалось ему попасть и в составе сборной России на Олимпийские игры – помешала травма. А летом нападающий решил вернуться на родину, в подмосковный «Химик»…

    Наше руководство не любит русских 

    – Как в целом сложился для вас сезон в НХЛ?
    – Были и плюсы, и минусы, но в любом случае я заношу его себе в актив, потому что отыграл на достойном уровне. В начале чемпионата и в большинстве часто выходил, и очки зарабатывал, и на результат влиял…

    – А потом вас почему-то стали редко выпускать на площадку…
    – Не хочу ни на кого наговаривать, но меня просто стали душить. Перевели в четвертое звено, сократили время до пяти минут за игру. Даже суперзвезда в подобной ситуации не сможет проявить себя.

    – В начале сезона вы действительно были одним из лидеров «Чикаго». Что же произошло потом?
    – Когда мы потеряли все шансы на попадание в плей-офф, начался подсчет денег. Естественно, никто лишних средств не собирался отдавать. А если бы я проводил много времени на льду, то мог бы заработать кое-какие бонусы. Лишние затраты клубу невыгодны.

    – По этому поводу с тренером пытались поговорить?
    – Разговаривал, но у него бесполезно было что-то выяснять. На него давило руководство, которое не любит русских. По моим ощущениям, в «Чикаго» российских хоккеистов просто ненавидят. Раньше их там было много, а сейчас остался один Николай Хабибулин.

    – На каких условиях вы бы остались в НХЛ?
    – Если бы мне предложили односторонний контракт. Ведь при нем уже нельзя в фарм-клуб отправить. А там зарплата копеечная. 

    – А в другом клубе могли свою карьеру продолжить?
    – Нет, потому что до 27 лет принадлежу «Чикаго». А отпускать в другую команду они меня не хотят.

    – Вы же в какой-то период по результативности были наравне с Овечкиным и Кросби?
    – Да, в начале сезона действительно шел очко в очко с ними. Все складывалось отлично. Но продолжить в том же духе помешала травма голеностопа. А ведь меня заставляли играть в таком состоянии. По 10–15 минут на протяжении восьми матчей проводил на льду с таким повреждением, но что в таком состоянии можно сделать? И как вообще можно было думать об игре, действуя на одной ноге, преодолевая боль?

     

    В клубе решили, что я симулянт

    – А куда смотрели тренеры и врачи команды?
    – Просто сказали: «Выходи, ты нам нужен». Но потом наступил момент, когда боль стала невыносимой. Однажды перед домашней игрой я пришел на раскатку и сказал, что играть просто не смогу. Показал ногу доктору, он направил меня на дополнительное обследование. И выяснилось, что в ноге трещина.

    – Наверное, на вас рассчитывали, как на одного из лидеров команды?
    – Было сложно понять, чего от меня хотят. Ведь по полной программе не давали себя проявить. Как же так, молодой русский хоккеист в первых рядах. Надо же своих – канадцев, американцев продвигать. Мне вообще показалось, что руководство решило, будто я пытаюсь «закосить» и повреждение не такое серьезное.  

    – Решили продолжить карьеру в России, когда возникли такие проблемы?
    – Сперва не терял надежды получить односторонний контракт и остаться в «Чикаго». Но ближе к лету уже стал подумывать о возвращении на родину.

    – За тем, что происходило в суперлиге, следили?
    – Постоянно, через интернет. Ведь многих ребят в российской лиге знаю. Естественно, следил за «Локо», откуда уезжал. 

    – «Железнодорожники» хотели видеть вас в своих рядах. А кто еще?
    – Выходили на связь «Локомотив», «Динамо», «Северсталь». Но без конкретики. Самое серьезное предложение поступило от подмосковного «Химика». 

    – Наверное, немаловажную роль сыграло и то, что с Петром Ильичoм Воробьевым вы еще в Ярославле вместе работали…
    – Да. Приятно, что сам Петр Ильич позвонил и поинтересовался моими планами. 

    – Как ощущаете себя в новом клубе?
    – Классный коллектив, тренерский штаб, руководство. Есть все предпосылки, чтобы ставить серьезные задачи на сезон. И считаю, что мы способны их выполнить.

    Мастер буллитов

    – Как вам кажется, не рано ли уехали в НХЛ?
    – Мне все-таки на тот момент исполнился 21 год. Чувствовал себя готовым для НХЛ и психологически, и физически. 

    – Но проявить себя удалось далеко не сразу…
    – Да, провел совсем немного времени в первой команде, а потом меня отправили в фарм. Пришлось непросто. Но польза от игры в АХЛ все же есть. Да, хоккей другой – прямолинейный, более жесткий, грязный. Но если будешь постоянно над собой работать, то не пропадешь. 

    – А это правда, что в «Чикаго» вас считали мастером буллитов?
    – Да, мне доверяли, я всегда буллиты забивал.

    – Дар с рождения?
    – Никогда об этом не задумывался. Всегда действую по ситуации, смотрю, как вратарь себя ведет. А фирменные финты никогда не использовал.

    – Какой матч этого сезона запомнился вам больше всего?
    – Вторая игра чемпионата, когда мы выиграли у «Сан-Хосе» со счетом 6:2. Тогда мне удалось забить два гола и отдать результативную передачу. Казалось, в тот вечер получалось на льду абсолютно все. Кстати, перед тем матчем числился в четвертом звене, играл немного. И вдруг у одного из наших основных хоккеистов заболела спина, и меня отправили в ударную тройку. Именно после этой игры у меня началась результативная серия.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий