• Нападающий сборной России Александр Радулов: «Болею за Анюкова»

    22.06.08

    Читайте Спорт день за днём в

    Александр Радулов настоящий непоседа. Как на льду, так и по жизни поймать его — все равно что схватить за хвост комету. Нет, он вовсе не пытается улизнуть от журналистов. Просто Александр постоянно в движении: вроде только что был в кафе и болтал с друзьями, а вот уже мчится с мячом по футбольному полю. Мы встретились возле метро, где живут родители игрока. Дверь черного джипа отворилась, и передо мной возникло улыбающееся лицо папы хоккеиста — Валерия. Мы немного поболтали, и он, смеясь, произнес: «Садитесь на мое место, а я пойду постою возле машины, посмотрю, чтобы Сашка от вас куда-нибудь не убежал». И он не убежал.

    Знаю питерских ребят

    — Давайте начнем с футбола, это сейчас актуально. Чемпионат Европы смотрите? — обращаюсь к Саше.
    — Смотрю. И сам играю в футбол, вот с друзьями, например, в Колпино собираемся съездить поиграть.

    — Болеть будете не только за сборную, но и персонально за своего друга Александра Анюкова?
    — Разумеется, только что созванивались с ним. Пожелал ему удачи. Он меня звал на Евро, но у меня не получилось приехать, скажем так, по техническим причинам.

    — Какие шансы у наших?
    — Мы заслуженно попали в финальную часть турнира. Вышли из группы. Хотя это было не так просто. В хоккее можно рубиться, допустим, до четырех побед. Здесь все может решить одна игра. Наглядный пример с теми же греками. До этого вообще никто не знал, кто они такие, а потом раз — и стали чемпионами Европы. Что касается нашей команды, то она очень перспективная: много молодых талант­ливых ребят.

    — Общаетесь только с Анюковым?
    — Знаю еще Андрюху Аршавина, немного с Вовой Быстровым знаком. В общем, с питерскими парнями.

    Кто-то плакал, кто-то кричал

    — Май был урожайным для российского спорта. Вначале Кубок УЕФА взяли футболисты «Зенита», затем хоккеисты завоевали золото чемпионата мира… Как считаете, чья победа была важнее для нашей страны?
    — Для меня важнее, конечно, чемпионат мира по хоккею (смеется). Ну а за зенитовцев очень рад. Победа в Кубке УЕФА — подарок и Питеру, и России… Впрочем, отметить их успех не смог: нужно было концентрироваться на своем турнире.

    — Посмотреть матч хоть удалось? Вы ведь были в это время в Канаде.
    — Игра проходила как раз в тот день, когда мы играли четвертьфинал чемпионата мира со швейцарцами, в котором я не принимал участия. Никто из наших матча не видел, так что после игры пришлось рассказывать им подробности. Кстати, после матча сразу набрал Сашин (Анюкова. — «Спорт») телефон и поздравил с победой. Но надолго отвлекать не стал. Сам знаю, когда победишь, телефон от звонков разрывается. Тебе вроде приятно, но ты хочешь в этот момент побыть в раздевалке со своими одноклубниками, насладиться победой.

     

    — Сейчас эмоции от победы на чемпионате мира поутихли?
    — Конечно. Хотя, помню, первые минуты три после гола Ковальчука в овертайме сам не понимал, что со мной происходит. Это непередаваемые эмоции, и сравнить их с чем-либо трудно. Все воспринимали эту победу по-разному: кто-то плакал, кто-то кричал, кому-то словно сдавило горло и он не мог ничего сказать.

    — Потом были многочисленные приемы, поздравления…
    — Было очень приятно, когда в аэро­порту нас встречали болельщики. Запомнились и слова Быкова: «Ребята, мы это сделали. Мы долго шли к победе и одержали ее».

    — Как думаете, в Ванкувере на Олимпиаде будет сложнее?
    — Не люблю загодя что-то говорить. Время покажет, что нас ждет впереди.

    Люди дерут за тебя глотки

    — Фанаты из Твери, Нижнего Тагила, Квебека просто боготворят вас. Интересно, как вам это удается?
    — Не знаю. Наверное, лучше у них спросить. Может, им нравится, что я эмоционально реагирую на победы, стараюсь отдавать эту энергию болельщикам?

    — Не раздражало, что во время чемпионата мира вас постоянно дергали мест­ные жители: просили автограф или хотели сфотографироваться?
    — Нисколько! Эти люди дерут за тебя глотки, когда выходишь на лед. Почему должен им отказывать? Для меня не трудно задержаться на десять минут возле автобуса. Это дело чести для любого — мы же для них играли.

    — Где-то читала, что, когда вы были еще мальчишкой, вашим кумиром был Сергей Федоров. Теперь вы смогли узнать его поближе…
    — В свое время плакатами Федорова и Могильного у меня дома были оклеены все стены. Естественно, в жизни он меня не разочаровал: классный парень, очень приятно с ним общаться и просто слушать, что он говорит. Он многое прошел, умный, веселый...

    — Он в курсе, что вы его давний по­клонник?
    — Да, как-то сказал ему об этом — и Сергей тут же застеснялся. В общем, моя мечта сыграть с ним в одной команде сбылась.

    Побороться за Кубок Стэнли

    — Прошлым летом вы проходили предсезонную подготовку в Петербурге с другими энхаэловцами, среди которых игроки «Питтсбурга» Малкин и Гончар. За них болели в Кубке Стэнли?
    — Не угадали, за «Детройт». В «Крыльях» играет Паша Дацюк, которого хорошо знаю. Он из Екатеринбурга, а это в полутора часах езды от Нижнего Тагила. К тому же его команда обыграла нас в плей-офф…

    — Довольны сезоном в «Нэшвилле»?
    — В следующем сезоне постараюсь выступить еще лучше. Надеюсь, мы наконец сможем пройти первый раунд плей-офф.

    — Провела опрос своих знакомых и подруг, и все в один голос утверждают, что Саша Радулов — один из самых привлекательных игроков в сборной…
    — (Стесняясь.) Кто сказал? Повышенного внимания к себе как-то не ощущал. Есть у меня одна девочка, которую люблю, и все. Но никто о ней никогда не узнает. Вообще, мне нравятся красивые женщины, но главное, чтобы человек был хороший.

    — Так можно на всю жизнь холостяком остаться…
    — В какой-то момент все начинают задумываться о семье. Одному хорошо, но когда тебя кто-то дома ждет, это тоже неплохо. Так что всему свое время: будут и жена, и дети.

    — Если бы в НХЛ что-то не получилось, вы смогли бы вернуться в Россию или цеплялись бы до последнего за ту лигу?
    — Честно сказать, не знаю. Не скрою, у меня и сейчас есть предложения от клубов суперлиги. Мне кажется, сюда вернуться всегда успею: здесь как-никак мой дом. Но пока мне бы хотелось побороться за Кубок Стэнли.