• Нападающий СКА Андрей Николишин: В Питере меня ничем не удивили

    05.02.07

    Читайте Спорт день за днём в

    Хоккей погряз в амбициях

    – Почему не играете?
    – Когда я подошел к тренеру команды и спросил, что я должен сделать, чтобы попасть в основной состав, он мне сказал, что нужно работать над своим функциональным состоянием…

    – Вы согласны, что не дотягиваете до «основы»?
    – Честно говоря, нет желания выносить сор из избы. Мне было много чего сказано за закрытыми дверями. Знаю одно: жизнь расставит все на свои места. Сказали работать над физикой, значит, будем...

    – Удачная игра СКА в последних матчах – закономерность или случайность?
    – Время покажет. Три игры ребята отыграли здорово, ничего не могу сказать. В этом огромная заслуга Максима Соколова. Он придал уверенности команде, и ребята поверили в свои силы.

    – Было на вашей памяти, чтобы игрока незаслуженно оставляли в запасе?
    – Было, и не раз. Тут уж ничего не попишешь. У каждого тренера свое видение вещей. Но хоккей – команд­ный вид спорта, и рано или поздно человек, который идет на поводу у своих эмоций и амбиций, противопоставит себя коллективу. Надо свое «я» убрать куда подальше. Взять ту же ситуацию с Максимом: если бы тренер вбил себе в голову, что Соколову места в составе нет, как бы тот ни тренировался – он бы навредил команде. Хорошо, что ситуация с ним разрешилась. Но российский хоккей в целом погряз в амбициях, многие вопросы решаются не по справедливости. 

    – Что вы имеете в виду?
    – Посмотрите последние чемпионат мира или Олимпиаду, на которые поехали далеко не все достойные игроки. Взять того же Алексея Морозова, который по праву заслужил место в олимпийской сборной, но вместо него поехал другой игрок.

    Мне дорога моя честь

    – Знаю вас как человека, способного говорить о проблемах открыто. Неужели не страшно, ведь молчать выгоднее?
    – Мне дорога моя честь. Кому-то это нравится, кто-то меня за правду ненавидит. Но переделывать я себя не собираюсь. Если моя точка зрения с чьей-то не совпадает, то я могу поспорить с этим человеком и, возможно, он убедит меня, что я не прав. Но стелиться под кого-то не собираюсь.

    – В прошлом году тренер СКА Николай Соловьев говорил, что ему не удалось создать в команде хороший микроклимат. У вас какое впечатление от СКА?
    – Конечно, у меня сложилось определенное мнение о коллективе. Есть ребята, которые искренне болеют и переживают за свое дело, хотят добиться каких-то высот и играют на команду. Есть и те, кто решает свои личные задачи. Коллектива единомышленников нет, и видно это невооруженным взглядом. Да что говорить о СКА, у нас половина команд такие.

     

    – Когда вы ехали в Питер, чего ждали?
    – Ожидал увидеть то, что увидел.

    – Сейчас ситуация изменилась? Что говорит Леонов?
    – Нет, он со мной вообще не разговаривает. Только «здрасте» и «до свидания».

    – У вас в СКА появились новые друзья или предпочитаете одиночество?
    – Общаюсь со многими ребятами, но в слово «друг» вкладываю нечто большее. Да и вообще, я такой человек – стараюсь очень близко к себе не подпускать никого.

    До пенсии еще далеко

    – В начале сезона, насколько мне известно, были предложения из НХЛ – с какими клубами велись переговоры?
    – В фарм-клуб я не поехал бы, в деньгах не нуждался. А интересовались мной «Айлендерс», «Филадельфия», «Анахайм» и «Сент-Луис», но, видимо, они нашли более достойные кандидатуры. 

    – В НХЛ игрокам, сыгравшим более 400 матчей, полагается пенсия. Вы получаете ее?
    – Пока нет, ее платят после 45 лет. Игрок сам делает вложения в определенную фирму (на выбор дается 10 фирм, куда ты можешь вложить деньги). Все это делается автоматически, деньги отчисляет команда. Нашим надо учиться у НХЛ социальному обеспечению своих игроков. У нас ребята абсолютно ни от чего не застрахованы. А там все четко: получил травму в течение сезона, заканчиваешь карьеру, и тебе оплачивается лечение.

    – Вот экс-защитник СКА Андрей Евстафьев подал в суд на свой бывший клуб. В прошлом сезоне он в игре получил серьезную травму глаза, но теперь ему не оплачивают лечение.
    – Честно говоря, я не знаю подробностей этой истории. Но если игрок получает травму во время работы и может остаться инвалидом, то ему нужно помогать.

    – Чувствуется, вы разочарованы российским хоккеем…
    – Понимаете, для меня в хоккее всегда был важен спортивный принцип. Я готов проиграть, но проиграть в равной борьбе. Когда же судьбу матча решают судьи или договорняки и откаты, то смысл во всем теряется. Каждый норовит урвать свой кусочек. Надо из этого выкарабкиваться.