• Несостоявшаяся революция. Как «Зенит» живет без идей Сарсании

    Расследование «Спорта День за Днем»

    07.03.18 10:31

    Несостоявшаяся революция. Как «Зенит» живет без идей Сарсании - фото

    Фото: «Спорт день за днем»

    Читайте Спорт день за днём в

    Сегодня исполняется пять месяцев со дня смерти бывшего спортивного директора «Зенита» Константина Сарсании. «Спорт День за Днем» через воспоминания его коллег рассказывает, какие идеи хотел реализовать менеджер, что изменилось после его смерти, с чего начал работу в клубе Вячеслав Малафеев и как спортивный департамент функционирует сейчас.

    Вместо Казани — в Петербург

    Иван Стрельцов — один из лучших друзей Сарсании. Селекционер работал вместе с ним много лет: создавал ФК «Спортакадемклуб» в начале 2000-х, помогал, когда Константин Сергеевич впервые пришел в «Зенит» в 2006 году. И, разумеется, был приглашен в Петербург летом прошлого года. Проработал недолго — в конце декабря 2017-го сотрудничество было прекращено. Вместе с ним ушел и руководитель селекционного отдела Александр Бокий. Стрельцов практически не общается с прессой. Но для «Спорта День за Днем» сделал исключение.

    — Костя звал меня еще в «Атлантас», — говорит Иван Дмитриевич, который вернулся домой, в Тамбовскую область. — Но я отказывался. Это он мог себе позволить постоянные переезды, у меня же здесь внуки, жена. Да и зарплата в Литве предлагалась смешная — 60 тысяч рублей. Поэтому до лета прошлого года работал в «Локомотиве». Вы ведь знаете, Костя сначала собирался в «Рубин», а потом в течение 5-6 дней все изменилось. Он мне перезвонил: «Дмитриевич, собирайся. Вместо Казани едем в Петербург». Он ведь не думал в Питере больше работать, но вот так удачно получилось. На самом деле Костя мог вернуться еще раньше, однако все зависело от бывшего генерального директора «Зенита» Максима Митрофанова . При нем Сарсания не очень хотел идти в клуб. Сергеевич планировал поставить меня руководителем селекционно-аналитического отдела, но я не согласился. Это рутинная работа, нужно сидеть в клубе. А я люблю ездить, смотреть футболистов, работать «в поле».

    С момента прихода в «Зенит» Сарсании клуб начал значительно обновлять состав. 19 игроков покинули клуб летом, пришло чуть меньше — 17. Стрельцов опровергает сведения, что зарубежным рынком и приглашением аргентинских легионеров занимался его заместитель Оресте Чинквини. По его словам, все трансферы замыкались только на Константине Сергеевиче.

    — Когда Костя был жив, вся селекционная работа велась им лично. По любому футболисту. У Константина Сарсании есть хороший друг — один из самых влиятельных аргентинских агентов. Поэтому в «Зените» и оказались все эти игроки. Их хотел Манчини, Костя договаривался, — сказал Стрельцов. — Не все получалось, как задумывалось. Например, Сарсания уже согласовал переход защитника Костаса Маноласа, много работы провел, а в последний момент определенные люди помешали трансферу… Костя очень переживал, затратил столько сил. К сожалению, руководство его в тот момент не поддержало.

     


    Знаете, пока нас не было, в селекционный отдел клуба пришли молодые ребята, которые никогда в футбол не играли, — продолжает Стрельцов. — И итог получился соответствующий. Таких, как Новосельцев, в этот период в «Зените» оказалось много… Сергеевич потом немного распихал по клубам. Некоторые и сейчас не играют.

    Фурсенко дал добро на реформы академии

    На академию «Зенита» у Сарсания времени не хватило. Хотя там он планировал настоящую революцию. Это подтвердил и нынешний советник генерального директора «Динамо» Алексей Стрепетов.

    — Когда мы говорили последний раз, Костя занимался селекцией главной команды. Потом хотел усилить «Зенит»-2 и «молодежку», в том числе их тренерский состав. После этого планировал все силы бросить на академию. Он хотел, чтобы «Зенит» сам растил игроков, а не брал их из разных клубов. Никаких глобальных изменений в итоге не произошло: весь штаб академии остался. Думаю, если бы Константин Сергеевич успел до нее добраться, и там были бы перестановки. Сейчас туда пришел Максим Митрофанов, у него богатый опыт. Думаю, он определится и по старшему тренеру академии, и по остальным. Слышал, что сейчас перед тренерами академии стоят довольно высокие задачи — они должны учиться, получать категорию. Но нужен результат.

    Стрельцов подтверждает обширные планы Сарсании. По его словам, менеджер уже даже распределил задачи между специалистами.

    Сергей Фурсенко: Хватит ставить опыты над российским футболом!

    — Мы много с Сарсанией общались на тему академии. Сергей Фурсенко дал добро реформировать всю академию. Выстраивать, как в лучших клубах Европы — английских, французских, испанских. Он уже дал мне задание искать скаутов в каждом регионе. Чтобы эта служба охватывала всю Россию. Такая система работает в Европе. Потом эта информация должна была поступать в спортивный отдел клуба. Лучших бы просматривали на месте, тех, кто подходит идеально, забирали бы в академию. Идея была прекрасной, такого в России еще не было, но реализовать ее не получилось.


    Костя говорил, что нужно делать команду из молодых игроков 1999–2000 годов под Лигу чемпионов. Ведь для молодежных команд есть Юношеская лига УЕФА. Он попросил меня составить список самых перспективных игроков… В итоге перед своим уходом я отдал его Анатолию Давыдову. Уже с половиной ребят я договорился, например с Георгием Челидзе из «Динамо». Они были готовы переходить в «Зенит». Но смерть Кости многое изменила. Максим Митрофанов за то время, что проработал в «Зените», многому научился. Но вокруг вьются люди, далекие от футбола.

    Анатолий Давыдов: Если не будет «Зенита»-2, куда девать ребят? На завод?

    Я хорошо дружу с Анатолием Давыдовым. На мой взгляд, он прирожденный тренер. Лучше бы его «молодежку» поставили тренировать. Но он не менеджер. Расскажу пример. Ко мне привезли Соломона Кверквелию — парень сырой, но данные сумасшедшие. Предложил отдать его Давыдову, и за полгода Викторович сделал из него человека. Поэтому Сарсания и поставил Давыдова в «Зенит»-2 — хотели постепенно этих ребят к «основе» подключать. Но Давыдов и сам виноват, взял слабенького помощника…

    По информации, имеющейся у «Спорта День за Днем», Сарсания хотел привезти в Петербург трех французских специалистов, которые заняли бы ведущие посты в академии клуба. Речь шла чуть ли не о бессменном тренере «Осера» Ги Ру, который мог бы выступить в качестве консультанта. Двое уже практически согласились на переезд, однако после смерти Сарсании все переговоры были приостановлены.

    — Сейчас старший тренер академии — Иван Шабаров, хороший специалист. Но, на мой взгляд, эту должность стоит отдать более авторитетному человеку. Ведь старший тренер определяет стратегию развития академии, у него должна быть связь с молодежной командой, с «Зенитом»-2, да и с самим Манчини. Он должен чувствовать этот мостик. На этом месте я вижу, к примеру, Дмитрия Радченко, — говорит Алексей Стрепетов.

    «Звонит сын Кости и плачет…»

    Говорить о смерти Сарсании Стрельцову тяжело. Это понятно по меняющемуся голосу. Тем не менее он в деталях рассказывает, как узнал о случившемся.

    «Он был сильнейшим менеджером России». Константин Сарсания в воспоминаниях бывших функционеров «Зенита»

    — У «Зенита» была игра в Краснодаре. Костя мне звонит и говорит: «Дмитриевич, можешь договориться о рыбалке в Азовском море? Мы с Фурсенко хотим съездить отдохнуть». А у меня много хороших знакомых в этом деле. Потом он перезванивает, говорит, что все откладывается до перерыва сборных. Я в этот момент возвращался из Воронежа и предложил Сергеевичу сначала приехать ко мне в Тамбовскую область, а потом мы вместе поехали бы. Звоню — трубку не берет. Подумал, куда-то улетел по заданию Фурсенко. Он ведь всегда был в дороге. Прошло немного времени, и звонит Денис, сын Кости. Плачет. Говорит: «Папы не стало». — «Как так не стало, Денис? Я его на рыбалку жду. Мы же собирались», — отвечаю. В трубке молчание, а потом: «Он умер у меня на руках». Я сразу начал всем звонить, потому что не поверил. Звоню его бате, он тоже плачет. Тогда я все понял.

    Где-то за две недели до случившегося я на него по-дружески наехал. Сказал: «Костя, почему ты не следишь за собой?» Ногу тащит, бок и спина болят. У Кости были камни в почках. Потом он все-таки сходил к доктору, выписали ему таблетки. Может, они как-то повлияли? Оказались слишком сильные?

    Костю жалко по-человечески. У него были огромные планы. Менеджерство — это его. Ему Господь это дал. Не тренировать эти чертовы «Атлантас», «Факел» и прочие, он — менеджер! Я ему всегда говорил правду! Хорошо знаю Германа Ткаченко, Пашу Андреева, Олега Артемова, Алексея Сафонова… Но им всем далеко до Кости.

    В итоге в конце декабря мы покинули «Зенит». Но я для себя все решил еще раньше. Работать без Кости у меня не было никакого желания, хоть руководство клуба и говорило, что линия Сарсании будет продолжена. Его сын Денис сейчас работает в агентстве Олега Артемова, думаю, у него серьезные перспективы. Надеюсь, откроет свое дело.

    В воротах — Малафеев!

    Вероятно, именно на матче «Зенит» — «Тосно» (5:0) 19 ноября окончательно была утверждена кандидатура Вячеслава Малафеева на должности заместителя спортивного директора. Не без согласования с «патроном» клуба Алексеем Миллером, который присутствовал на игре и лично переговорил с Вячеславом в присутствии Сергея Фурсенко. Спустя 9 дней официальный сайт клуба сообщил о назначении.

    Как утверждает источник «Спорта День за Днем», в первую очередь бывший голкипер сборной решил расстаться со старой командой. Разговор получился недолгим. Малафееву оказался не нужен спортивный отдел, он посчитал правильным решать все вопросы напрямую с агентами. После этого разговора клуб покинули Стрельцов и Бокий. Остались Сергей Ломакин и Никита Колесников, которые сейчас отвечают за молодежный футбол.


    Но полномочия Малафеева пока не так широки, как могли бы быть. После смерти Сарсании заметную роль стал играть Оресте Чинквини. Итальянец курирует ключевые вопросы главной команды, по-прежнему находясь в ранге заместителя. Хоть и во взаимодействии с Малафеевым. К примеру, в переговорах «Зенита» и «Краснодара» по переходу Олега Шатова и возможному трансферу Федора Смолова участвовал непосредственно Малафеев. Он же работал по вопросу Юрия Жиркова, который также мог покинуть «Зенит» этой зимой. Параллельно Вячеслав пытается уделить внимание «Зениту»-2 и «молодежке». По этим вопросам ему активно помогают Александр Кержаков и Владислав Радимов.

    После смерти Сарсании более заметную роль играет и Элизабет Бартоше — бывший матч-агент ФИФА, которая теперь выступает на трансферных совещаниях клуба. Репутация в кругах бывших коллег у полячки не самая однозначная. Она сотрудничала с РФС, когда сборную возглавлял Фабио Капелло, участвовала в приглашении Роберто Розетти руководить российскими судьями, теперь же добралась до трансферных дел.

    — У Малафеева значительная роль. Думаю, он скоро все заберет под себя, — считает один из источников «Спорта День за Днем». — Плюс он старается привлекать к работе Александра Кержакова.

    Интересно, что два бывших игрока — Кержаков и Малафеев — были зарегистрированы в РФС как клиенты Константина Сарсании. Других игроков на него оформлено не было.

    — Славе будет сложно без опытных помощников, — считает Стрепетов. — Ведь от него сейчас многое зависит. Кержаков бы ему пригодился. Тем более он учится на категорию А и мог бы легко войти в селекционный отдел. На мой взгляд, селекционный отдел должен быть четко структурирован: итальянец отвечает за главную команду, но у него должны быть два помощника по Европе. Наших футболистов из РФПЛ тоже надо отсматривать, держать на карандаше всех лучших — штаб минимум из трех человек должен отвечать за все матчи. На ФНЛ нужно минимум два человека. За ПФЛ тоже должен быть закрепленный сотрудник. В академии есть Сергей Гордеев, который прекрасно работает — он отвечает за город. Вот вам штаб Малафеева в идеальном формате, — подытожил Стрепетов.

    Система «Зенита» еще не пережила смерть Константина Сарсании. Слишком много в ней зависело от одного человека. Теперь клуб пытается воплотить новые идеи уже других менеджеров. Которые, вероятно, слабо соотносятся с теми, которые хотел реализовать бывший спортивный директор.

    На эту должность официально, кстати, никто так и не был назначен.

    Кстати

    Как Сарсания купил Скопинцева

    Иван Стрельцов рассказал «Спорту День за Днем», как экс защитник «Зенита» Дмитрий Скопинцев покидал Воронеж.

    — Диму Скопинцева Костя вообще купил за 136 тысяч рублей у тренера воронежской ДЮСШ 15. Забавно, что я договорился за 150 тысяч, но таких денег не оказалось. Костя достал из кармана кошелек, протянул мне 136 тысяч и сказал — больше нет. Я подхожу к тренеру, объясняю ситуацию… Напряженный момент. Хорошо, что тот согласился. В итоге повезли его в «Динамо», а после Дима оказался в «Зените». Думаю, из него что-то вырастет. Его «Зенит» продал за 1,8 млн евро в Лейпциг. Потом парень стал никому не нужен. Но сейчас, надеюсь, заиграет в «Ростове».




    Эксклюзив: трехкратный чемпион России, лучший боксер 2021 года Всеволод Шумков в программе «Первая перчатка»