• Новая метла

    16.08.06

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Гус Хиддинк объявил, что новым капитаном сборной России избран Евгений Алдонин. Правда, непонятно, как долго он будет носить повязку – до тех пор пока будет залечивать травму Алексей Смертин или в течение ближайших лет. Интересно, что когда Алдонин только начинал карьеру, его называли человеком, похожим на Смертина...

    На этот раз в «Бор» меня подбросил Александр Бородюк. Он рулил, возвращая должок за Германию, где роль водителя в нашей комментаторской паре выпала мне, и слушал пересказ свежих спортивных газет. Шел обычный разговор: матчи прошлого тура, их отголоски – в виде скандалов, реплик, стоящих и на второй день перед глазами моментов. Недоумевали, как пропустил с тридцати метров Макаров, поражались экспансивному рывку Адвоката на поле томского «Труда». Потом, когда уже съехали с трассы, замолчали – каждый начал настраиваться на предстоящий день, прокручивать в голове стоящие перед ним задачи.

    Девушки-портье сказали, что в отеле пока находится только Макаров. Игроки, приезжающие в «Бор» из немосковских клубов, обычно оказываются там раньше жителей столицы, но сразу после размещения обычно укладываются спать – благо, что атмосфера «Бора» располагает к несуетливой жизни. По крайней мере питерцы всегда поступают именно так.

    Но Александр то ли слишком волновался, то ли отлично выспался накануне – поэтому, поднявшись на второй этаж базы, мы сразу услышали, как дебютант разговаривает с менеджером сборной. Виктор Вотоловский выдавал вратарю амуницию, заодно вводя в курс дела. Макаров кивал и переспрашивал, словно примерный ученик на важном уроке. Волнение, куда от него деться... Поговорку про новую метлу никто нигде никогда не отменял.

    К полудню подъехал Хиддинк. Вместе с Корнеевым, Йопом Албердой и еще одним голландцем – Францем. Франц оказался давним знакомым Хиддинка, журналистом, пишущим о своем прославленном соотечественнике книгу. Причем в жестких условиях: в октябре надо сдавать рукопись в печать, чтобы будущий бестселлер увидел свет ко дню рождения Хиддинка. То есть к ноябрю. Франц спросил, возможен ли интерес к его книге

    в России, я ответил, что не только возможен – более того, гарантирован ажиотаж.

    Хиддинк захотел увидеть комнату для пресс-конференций, и когда мы начали подниматься по лестнице, вдруг хлопнул меня по плечу.

    – Relax! (Расслабься!)
    – O key, I’ll try. (Ладно, постараюсь.)

    Было бы неплохо расслабиться, но не получалось. День открытых дверей – всегда суета. Помноженная на многолетнюю привычку журналистов подниматься в номера к игрокам для заранее обговоренного интервью, бродить по коридорам базы. Хиддинк же с самого начала обозначил свои новые условия игры: на второй этаж – только по приглашению, все разговоры с командой – лишь в заданный временной промежуток, общение после тренировки – в режиме блиц.

     

    Телефон звонил ежеминутно. Приятели обижались, когда просьба об эксклюзивном интервью или фотосъемке натыкалась на отказ. Скороговорка – «сборная открыта для прессы, но в заранее установленных рамках» – слетала с губ сама собой.

    Беседа Хиддинка с игроками получилась недолгой, но обстоятельной. Разговор за закрытыми дверями шел об обычных вещах. Первое знакомство, первые впечатления – команда присматривалась к тренеру, он тоже мотал что-то на уже несуществующий ус. Шутил, сказав, что в роли переводчиков могут в случае чего выступить братья Березуцкие, пусть партнеры к ним при случае обращаются. Те позже, за чаем перед тренировкой, отшучивались: мол, идите к Игнашевичу, он английский начал учить, он и переведет. Мутко объявил размер премиальных – это тоже вопросов не вызвало, разве что главный тренер сказал: все на европейском уровне.

    Потом пресс-конференция. Потом тренировка. Потом короткие беседы. И Хиддинк в свои 59 был бодр и весел. Держался молодцом. Как и Бородюк, сразу после занятия первой сборной проведший тренировку с «молодежкой». Как и Корнеев, отпахавший так, что закрадывалась мысль: выпусти его, он и сейчас сыграет.

    Первый день на новом месте, говорят, самый тяжелый. Место прежнее, только обстановка новая. Но недовольных вроде бы не было.

    Смертин, приезжавший на полдня пообщаться с тренерами и игроками, подбросил до Москвы. Сидели на открытой веранде ресторанчика в Останкине, пили чай под вечерним небом. И разговор с ним казался продолжением утренней беседы с Бородюком. Счастье, когда есть время поговорить о футболе с хорошим человеком. Да еще и после суетливого дня.