• Новые русские?

    04.07.08

    Читайте Спорт день за днём в

    Неизбежные параллели между завершившимся европейским чемпионатом и возобновляющимся российским приводят к странному, на первый взгляд, выводу. Точнее, к непривычному.

    Юра, учи английский!

    «В тактическом отношении чемпионат Европы (мира) не преподнес никаких сюрпризов» — эта фраза, звучащая из уст профессионалов тренерского дела, стала в последнее время едва ли не обязательной. Оно и верно: все, что можно, в футболе давно уже придумано, и лишь нюансы, связанные, как правило, с возможностями отдельно взятых исполнителей, время от времени украшают тактическую палитру. Так вот, одним из открытий — возможно, что и главным — чемпионата Европы 2008 года стала основанная на фантастической активности крайних защитников (что само по себе интересно) атакующая манера игры сборной России. Европе и неведомо, что Юрий Жирков (ЦСКА) и Александр Анюков («Зенит») в клубах показывают такой футбол уже не первый сезон; просто так уж вышло, что в июне они успешно продемонстрировали свои козыри широкой публике.

    Обратил внимание на один из комментариев Жиркова, который попал в символические сборные Евро-2008 по многим версиям. Обычно не балующий прессу откровениями Юра вдруг признался, что предпочел бы занять в этих самых сборных позицию левого полузащитника, потому что (цитата) «это амплуа мне гораздо ближе».

    Уверен, такое высказывание (в проекции на скромного Жиркова оно выглядит чуть ли не демаршем) нельзя оставлять без внимания. При всем уважении к интересам клуба и сборной, очевидно: атакующий потенциал Жиркова, по воле тренеров занимающего позицию в глубине поля, ощутимо микшируется. Человек хочет и может больше, чем ему дают, и к деньгам эта формулировка имеет самое косвенное отношение. Юра, похоже, просто устал молчать и пахать сначала за того парня, а потом уже и за себя. Он, думается мне, и в самом деле мечтает вырваться из выстроенного вокруг него каркаса, с нетерпением ожидая той минуты, когда Роман Абрамович даст в конце концов отмашку Евгению Гинеру (три года назад, после триумфальной победы ЦСКА в Кубке УЕФА, Абрамович, заглянув в армейскую раздевалку, первым делом подошел к Жиркову и сказал ровно два слова: «Учи английский»).

    Юрий явно перерос нынешний уровень ЦСКА. Его переход в сильный европейский клуб (разговоры о «Челси» в этом плане вполне уместны) совершенно точно назрел. В связи с этим, любопытно, как у него с английским?

    Дым Отечества

    Перестраиваясь с европейской волны на российскую, хочется пройти эту процедуру по возможности безболезненно. Понимаю, что не стоит идеализировать наше настоящее и будущее, но, в конце-то концов, твари мы дрожащие или право имеем? Раз уж заявили о себе, в сущности, как о новых русских — новых в правильном, позитивном смысле слова — в футбольной Европе, может, пришла пора и об Отечестве родимом задуматься?

     

    Перестать, например, злобно, беспричинно и каждодневно казнить судей (с трибун, на поле, в медиапространстве, в коридорах власти), которые в редких, очень редких случаях ошибаются, скажем так, умышленно, а большей частью страдают чуть ли не безвинно. Научиться прощать кумирам (если речь идет о кумирах, конечно, а не о временных симпатиях) неожиданные поражения и текущие проблемы. Провожать их, проигравших, с поля аплодисментами, а не угрозами.

    Попробовать сопереживать любимой команде без пьяных драк и оскорбительных баннеров. Сделать так, чтобы на стадион можно было наконец-то прийти с детьми, не опасаясь того, что подрастающее поколение испытает реальный ужас от говорящего на непонятном языке дикого мира, в котором, оказывается, зачем-то существуют их отцы.

    Я не воззвания и не лозунги тут сочиняю, честное слово, а просто пытаюсь понять: когда же стронется наше самосознание с дурацкой, чисто российского безбашенного происхождения точки замерзания? Понятно ведь, что можем куда больше, чем привыкли думать и делать, — только что в самом центре Европы мы ей, старушке, наглядно это доказали. И сборная России, и те, кто за нее так страстно болел.