• «Ох и потрепалась ты, Кузнецова!»

    17.10.11

    Читайте Спорт день за днём в

    Теннисисты, в числе которых Вера Звонарева, Надя Петрова, оба Игоря — Андреев и Куницын, не раз признавались в любви к Кубку Кремля. Мол, в стенах «Олимпийского» они чувствуют себя как дома, да и команда поддержки в Москве более внушительная, чем за рубежом.

    «Здесь нереально сложно выиграть!»

    Но есть и обратная сторона медали. «Здесь нереально сложно выиграть!» — в шутку признается отец Евгения Донского. Действительно — постоянные встречи, разговоры. Невозможно полметра пройти, чтобы не поздороваться с кем-то. Общение не прекращается ни на минуту. Довольно сложно в такой атмосфере быть сконцентрированным только на теннисе.

    Вот и мы вместе с Донским-старшим, сидя на одном из квалификационных матчей, не можем наговориться. «Только сегодня Женя дал четыре интервью! — продолжает он. — После того как Тарпищев предоставил сыну wild card в основную сетку, ему не дают прохода!»

    «Кстати, Шамиль Анвярович отметил, что Донской — единст­венный из молодых теннисистов, кто готов принимать участие в матчах Кубка Дэвиса. Выходит, поедете в Австрию в следующем году уже в составе команды?» — интересуюсь я. «Ой, нет, что вы. Ни я, ни сын не занимаемся составлением турнирного графика. Все это на плечах Марата Сафина, помогающего Жене во всем, и его тренера. Кстати, Женя хотел играть первенство России, но ему посоветовали выступить здесь, в Москве. Сын, хоть и имеет свое мнение по всем вопросам, понимает, чего хочет в теннисе, прислушивается к Марату как к более опытному», — рассказывает Донской-старший.

    С утречка для бодрячка

    Встречаю Александра Румянцева, игравшего оба своих квалификационных матча утром. «Высыпаетесь?» — интересуюсь я. «Да! Лучше утром отыграть, а то вечером, шатаясь по «Олимпийскому» в ожидании матча, можно весь настрой сбить». Жаль, но во втором круге отборочного турнира Саше все-таки не удалось до конца настроиться на свой матч. Выиграв первую партию у Константина Кравчука, потенциальный игрок сборной следующие два сета отдал из-за своих ошибок. «Сложно выступать дома, слишком хочется выиграть, продемонстрировать свой лучший теннис, порой это желание мешает разобраться в ошибках», — резюмировал Саша.

    Шифровка Турсунова

    Как оказалось, по принципу скрытности теннисисты стараются жить и в дни, когда они свободны от официальных матчей. «Дмитрий, можно с вами пообщаться?» — интересуется корреспондент одного из спортивных интернет-порталов у Турсунова. «Да, конечно, после тренировки!» — соглашается Митя. «Когда у вас будет тренировка?» — следует уточняющий вопрос. «Ой, не знаю!» — отвечает россиянин. «А может, знаете хотя бы, на каком корте?» — допытывается журналист. «Без понятия!» — Турсунов заканчивает короткую беседу. «Ну что за человек! — возмущается коллега. — Даже не знает, где и когда он тренируется!» — «Не удивляйся, это у теннисистов тактика такая, чтобы в покое оставили и дали нормально потренироваться. Им тоже хочется немного спокойствия и тишины», — раскрываю глаза коллеге.

     

    «Жереби» правильно!

    Есть и те, кто не желает шифроваться. Пока. Так, Света Кузнецова в компании Ларисы Савченко и Анастасии Мыскиной наблюдала за поединком Дениса Истомина и Евгения Кириллова.

    Позже встречаю Кузнецову на теннисной аллее «Олимпийского». Выглядит Света потрясающе: стильная укладка, красный лак на ногтях, черная блузка с воланами и накладными плечами. Правда, одна из деталей гардероба (а именно рваные джинсы) успела, как это всегда бывает, послужить поводом для добрых шуток. «Ох и потрепалась ты, Света!» — уколол теннисистку отец Нади Петровой Виктор. Было не похоже, что россиянка направлялась на тренировку. Может, все потому, что соперница Кузнецовой по первому кругу — представительница квалификации и Свете не о чем беспокоиться? Помнится, еще во время жеребьевки Кузнецова грозила наманикюренным пальчиком Янко Типсаревичу, чтобы тот «жеребил» правильно: «Янко, я здесь!» Позже, когда выяснилось, что Свете играть с «квалифаем», вздохнули с облегчением. «Ты в безопасности! — радовался за россиянку Типсаревич. — И я тоже!»

    Москва