• Особенный и особенные

    Дневник репортера

    25.04.12

    Читайте Спорт день за днём в

    Жозе Моуринью и Магдалена Нойнер, Анатолий Тимощук и «Хофбройхаус» – комментатор «НТВ-плюс» Алексей Андронов побывал с ревизией в Мюнхене и обнаружил его уже живущим финалом Лиги чемпионов.

    Аэропорт Мюнхена «Франц-Йозеф Штраус» уже украшен логотипом финала Лиги чемпионов, футбольные мячи используются в оформлении интерьера ресторанов и магазинов, а от количества футбольных кадров на стенах рябит в глазах, будто никакой не «Штраус» он, а аэропорт «Франц Беккенбауэр». Большой футбол снова приходит в Германию – шесть лет спустя после лучшего чемпионата мира в истории.

    Стремление сыграть финал на своем поле давно будоражит баварские умы. Пожалуй, именно оно во многом помешало мюнхенцам удачно выступить в чемпионате Германии: проиграв оба матча дортмундской «Боруссии», они вновь уступили ей первое место. Не зря, наверное, Бастиан Швайнштайгер во время зимних сборов ругался с журналистами, требуя отложить все вопросы о Лиге чемпионов в сторону и говоря о необходимости сконцентрироваться на чемпионате. Не вышло: «Бавария» умудрилась проиграть даже «Байеру», вскоре битому «Барселоной» с счетом 7:1.

    Последней командой, игравшей финал Кубка чемпионов на своем поле, была «Рома» в 1984‑м. Тогда в серии пенальти промахнулись Бруно Конти и Франческо Грациани, и Кубок достался «Ливерпулю». Еще два раза хозяевам удавалось побеждать – «Реалу» в 1957‑м и «Интеру» в 1965‑м. То есть очень давно (ничего удивительного, в Супербоуле, например, еще ни разу не участвовал хозяин поля). Вписать новую страницу в историю трофея «Бавария» жаждет страшно.

    Есть и еще один раздражающий мюнхенцев момент: в истории были команды, игравшие решающий матч в своей стране, но не на своем стадионе. 15 лет назад именно в Мюнхене еще на старом «Олимпиаштадионе» трофей выиграла дорт­мундская «Боруссия», и об этом в городе очень хорошо помнят.

    * * *

    Германия – удобное и популярное место для российского туризма, и ажиотаж вокруг билетов на финал велик уже сейчас. Способствуют этому и различные бонусные программы авиакомпаний, позволяющих серьезно сэкономить на билете или лететь вообще бесплатно. Именно так поступил и я, обменяв 20 000 миль на биз­нес-класс рейса «Люфтганзы». В ее бортовом журнале, кстати, тоже не обошлось без темы финала – и могло ли быть иначе? «Люфтганза» – один из партнеров «Баварии», именно ее кресла установлены на тренерских скамейках стадиона.

    Мюнхен неожиданно встретил более холодной погодой, чем установилась в Мос­кве. Плюс шесть и косой дождь – странное дело для немецкого апреля. Впрочем, и зима в Баварии в этом году удалась – несколько дней в январе столбик термометра не поднимался выше отметки минус 20. Даже удивительно, как в таких условиях стадиону удалось сохранить в целости поле (этого не смогли сделать, например, в Гельзенкирхене, где, по меткому выражению коллеги Дениса Казанского, заплатка на заплатке выглядит так, будто «кто-то играл в огромный травяной тетрис»).

     

    * * *

    Тренировка «Реала», как и любое официальное действо, – мероприятие чисто формальное. 15 минут, разрешенных к просмотру журналистами, посвящены разминке, растяжкам и откровенному дуракавалянию с мячом. Что-то действительно важное «Реал», разумеется, отрабатывал за закрытыми дверями, а скорее всего не делал этого в Мюнхене вообще, ибо журналистов с арены выгнать просто, а пройтись по всем ложам и проверить, не притаился ли там спортдиректор «Баварии» Кристан Нерлингер в роли шпиона, невозможно.

    Зато пресс-кон­фе­рен­ция Жозе Моуринью, как всегда, стала настоящим спектаклем. Португалец повадился игнорировать общение с прессой в испанской Примере, но УЕФА обязывает тренеров делать это, и даже Особенный не получает никаких привилегий. На предматчевых пресс-кон­фе­рен­ци­ях на «Альянц-Арене» я был раз пять или шесть, но не вспомню ни одной, вызвавшей такой ажиотаж. Операторы размещали камеры чуть ли не друг у друга на головах, свободных кресел почти не было, а два ящика наушников (речь Моуринью можно было слушать на четырех языках – английском, немецком, испанском и италь­янском) разлетелись, как пирожки среди голодающих.

    Жозе, понимая, что журналисты соскучились по общению, а некоторые вообще видели его живьем впервые, усердно играл роль The Special One. По ходу пресс-конференции он говорил на пяти разных языках, ставил на место итальянца, еще не забывшего войны «Стампа против Моуринью» и посмевшего назвать его Хосе, философствовал об уходе национальной идеи из футбола… Особенно удался вопрос от английского канала Sky, которого португалец, показалось, ждал. Вопрос был о том, может ли «Реал» проиграть и не критиковать потом судей. Моуринью выдал в ответ проникновенную тираду (даже привстав однажды со своего кресла) о том, что футболу нужны видеоповторы, что он согласен в этом с Венгером, что он знает, как про­игрывать, когда в твои ворота засчитывают гол-фантом, что даже на чемпионате мира было много результативных ошибок, что во всех остальных игровых (и не только) видах технологии уже стали помощниками арбитров… Вдруг заготовленная речь прервалась. Жозе изменился в лице и сказал в два раза тише: «Но я верю своему приятелю Говарду Уэббу, это хороший судья, и, надеюсь, он не ошибется».

    На послематчевой пресс-кон­фе­рен­ции Моуринью начал с того, что свой первый гол «Бавария» забила, нарушив правило офсайда. Не оценил, значит, Уэбб…

    * * *

    Вообще, следить за Жозе в эти два дня было одним удовольствием. Он почти не садился на скамейку, будто ему чем-то насолила «Люфтганза», улыбался, хватал мяч, учил резервного арбитра, куда ему смотреть. Но все это было видно и по ТВ. А вот что осталось за кадром – было самым интересным.

    На матче «Бавария» – «Реал» работали 18 компаний, имеющих права на показ Лиги чемпионов. Большинство из них (и наш «НТВ‑плюс» тоже) заказали послематчевые интервью с тренерами и игроками. В итоге выгородками с логотипами спонсоров, операторами и штативами было забито все свободное пространство возле раздевалок. Метод работы таков: специальному офицеру УЕФА (их было четверо) нужно обозначить игрока, и его приведут прямо к камере. Я не особенно волновался, называя фамилии говорящих на русском Олича и Тимощука, – ни хорватов, ни украинцев в числе конкурентов не было. Но я никак не ожидал, что всех журналистов загонят в маленький накопитель, а четыре (!) офицера УЕФА будут везде бегать за Моуринью. А с ними еще и два представителя «Реала». Жозе сообщали все: что за канал, на каком языке говорить, сколько вопросов будет задано. Никто больше официальных лиц не интересовал – про Роббена они забыли вообще, и голландское телевидение устроило совершенно неформатное для такой работы восьмиминутное интервью. Причем Арьен пришел прямо с поля и по ходу интервью счищал с себя травинки.

    Криштиану Роналду в эту зону даже не заглянул. С ним беседовали только испанские каналы, выведенные в отдельную комнату. Через микст-зону Роналду шел в лучших традициях Андрея Аршавина, не останавливаясь и не реагируя ни на кого. Он ведь тоже Special One.

    А вот кто оказался совершенно простым парнем – единственным таким в «Реале» – Икер Касильяс. Спокойно ждал, пока освободится место для интервью, о чем-то перешучивался с Гомесом…

    В общем, «галактикос» в своем репертуаре. Как говорил Глеб Жеглов: «Жаль, что я не художник, а то бы я с вас картины писал!» Особенно с Моуринью. И желательно в военной форме. Она, мне кажется, ему бы шла больше, чем Че Геваре его берет.

    Ах да. Озадаченные ублажением игроков и тренера «Реала», сотрудники УЕФА начисто забыли об игроках «Баварии». Олич убежал незамеченным, а Тимощук вернулся из ложи, в которой футболисты ужинают после матча, только когда до него удалось дозвониться. Действительно, ну какая «Бавария», когда тут Сам. Проигравший, правда, ну да это для чиновников мелочи…

    * * *

    Совершенно иная картина наблюдалась на противоположной скамейке. Когда за полчаса до начала игры мимо меня по бровке прошел Юпп Хайнкес, я не очень поверил своим глазам. Но нет, это был он, тренер, родившийся 9 мая 1945 года, прозванный в Германии Осрам, поскольку его лицо резко краснеет во время матчей. Хайнкес отправился в студию канала Ran. Не имея права показывать сам матч, этот канал берет рейтинговые высоты его обсуждениями до и после. И вот за полчаса до начала матча главный тренер «Баварии» идет и 10 минут общается с ведущими, один из которых – сам Беккенбауэр. ДО МАТЧА! И не с «Майнцем» в чемпионате, а с «Реалом» в полуфинале Лиги чемпионов. Доживем ли мы в России до этой поры счастливой?

    Еще один образец спокойствия – Джером Боатенг. Смешная прическа в стиле «хаотичные клочья», элегантные очки. Боатенг не уходит из микст-зоны после игры почти полчаса. Чуть тушуется 19‑летний Давид Алаба. Темнокожий австриец просто еще не привык, что к нему столько вопросов. Во время игры он не производил такого впечатления, а тут с расстояния в два метра понятно: он же еще совсем ребенок. Но уже играет за «Баварию» и нервирует Анхеля Ди Марию, постоянно закрывая ему фланг.

    А вот и Герд Мюллер. В тысячный, наверное, раз отвечает на вопрос – не жаль ли ему, что Месси вот-вот побьет его рекорд по количеству голов в отдельно взятом сезоне. Вот заметно постаревший, но все столь же яркий Пауль Брайтнер, посол финала Лиги. Все они абсолютно доступны, приветливы. Притом что все они – однозначные герои эпохи. Они как раз особенные для Мюнхена, в отличие от Моуринью, пока всего лишь тренера «Реала». Но они не снобы. Все же Ули Хенесс умеет создавать в коллективе правильную обстановку и расставлять приоритеты.

    * * *

    Матч, кстати, удался. «Реал» был откровенно лучше в первые 15 минут, и было даже забавно, что на выходе из этого отрезка пропустил гол. Показалось, мадридцам не хватало внимания. Причем это впечатление только усилилось от нефутбольных моментов: Серхио Рамос половину пресс-кон­фе­рен­ции Моуринью сосредоточенно зевал, зато стоило кому-то вспомнить про класико и «Барселону» – в его глазах появился огонь. «Реал» явно хотел сэкономить силы перед матчем против соперника номер один, но теперь ему обязательно надо было забивать. «Бавария» помогла – ей вообще не лучшим образом удается игра «по счету», и в начале второго тайма мюнхенцы сами себе привезли гол, оказавшийся на счету Озила. В этот момент зевнул даже Моуринью – 1:1 его полностью устраивало. И даже гол Гомеса вряд ли сильно испор­тил ему настроение, хотя «Реал» уже не в первый раз не удержал нужный счет. Точно так же было и в «Лужниках» с ЦСКА. Недостаток концентрации можно объяснить предстоящим класико, но ведь после него мадридцам может не хватить уже не внимания, а сил. А «Бавария» может устраивать какую угодно ротацию – хоть Хенесса с Румменигге на поле выпускать, – для нее чемпионат уже ничего не значит. По ходу этой игры она сумела успокоить сама себя, вышла из неудачного начала и задавила соперника в конце. Роббен и Рибери были вовсе не французом и голландцем – они-то и показали знаменитый немецкий дух, об утрате которого накануне рассуждал Жозе.

    Выдающийся матч провел Филипп Лам. Это именно он превратил Фабиу Коэнтрау в тренировочную стойку и подал в штрафную на победный гол. Капитан сыг­рал так, как и полагается. Начисто выпал из игры лишь недавно выздоровевший Швайн­штайгер, но в «Баварии» надеются, что за неделю он приведет себя в порядок. Замен, судя по всему, не ожидается, а значит, и в Мадриде Тимощук и Олич начнут на скамейке.

    * * *

    Анатолий Тимощук недавно продлил свой контракт с «Баварией» еще на сезон. Произошло это буднично – он просто набрал необходимый процент проведенных в сезоне игр, и контракт пролонгировался сам. К чести Тимощука, он совершенно не ревнует к Луису Густаво и Кроосу, занявшим места в основе. «Вот что может сделать доверие тренера, еще недавно Густаво через раз по мячу попадал, а теперь играет уверенно», – за два с половиной часа до игры Тимощук пьет черный чай в отеле «Дольче» и перешучивается с Мануэлем Нойером.

    Грусть в глазах Тимощука заметна, он, конечно, хочет играть, а не быть фигурой, позволяющей Хайнкесу ротировать состав. Но нет злости. Примерно в том же настроении пребывает и Олич. Меня, если честно, больше волновала не футбольная составляющая – Тимощук ценен для «Баварии» тем, что на него всегда можно положиться, – а жизненная. Все мы помним драму в его семье два года назад. Докладываю – у Анатолия и Надежды растут отличные дочки. Немецкая медицина – это знак качества, как и немецкий футбол. В котором Тимощук заметен, и его выход / невыход на поле обсуждается болельщиками как событие первичной важности. Два года назад «Бавария» играла финал Лиги без него, и тогда это назвал ошибкой ван Галя даже президент клуба Хенесс. Как получится сейчас?..

    * * *

    Магдалена Нойнер действительно великолепна. Еще в том самом Мадриде она приковывала к себе все внимание фотографов, позволяя Беккенбауэру и прочим спокойно травить байки. Сейчас все то же самое, только Нойнер повзрослела и похорошела, хотя, казалось бы, куда еще-то? Знаете, как девочка становится девушкой… Впрочем, мы не об этом. В созвездии, наводняющем «Аль­янц-Аре­ну», Нойнер – самая яркая. Оттмар Хитцфельд, Борис Беккер, Франц Беккенбауэр, Оливер Кан, Штефан Эффенберг – все они словно собраны в ложе, чтобы биатлонная королева была еще заметнее. Одна из телекамер следит только за Леной. Вот забил Озил, и она по-дет­ски поджала губы. А вот уже забивает Гомес – и Нойнер ликует вместе со всеми. Неужели она ушла из спорта навсегда? Мне не верится. Может, она просто хочет год перед Олимпиадой отдохнуть?

    * * *

    Какая Бавария без пива? Обсуждать его с Тимощуком бессмысленно – Анатолий не употребляет спиртного. Но нам-то можно? В компании с известным агентом Марко Трабукки и коллегой Нобелем Арустамяном мы направляемся в знаменитый «Хофбройхаус». Здесь бывали Ленин и Крупская, здесь вынашивал свои идеи Гитлер (того заведения, где он начал пивной путч, более не существует, в этом здании функционирует отель). Кто соберется на финал Лиги – имейте в виду, заказать 0,5 литра светлого пива в «Хофброе» нельзя – только литр, по-здешнему «айн масс». Пшеничное можно – потому что для него нужны специальные стаканы, а вот светлое – нет.

    Гастрономически «Хофброй­хаус» не очень интересен, сюда приходят пить пиво. Сосиски и баварский паштет «обацда» еще ладно, но вот рульку там есть не стоит. И упаси вас Бог попробовать там Leberkase, фирменное баварское блюдо, «мясной хлеб». Для этого есть другое место – работающий допоздна Zur Brezn. Именно туда после игры приходят фанаты «Баварии». И туда же приходили зенитовцы после своей игры в Мюнхене. А в «Хофброе» еще помнят фанатов «Спартака», с помощью монет и доброго слова убедивших оркестр, что именно и здесь и именно сейчас должна звучать «Катюша»…


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий