• Персонажи конфликта

    11.09.11 22:58

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Спустя годы, понятно, история «Веллитон – Акинфеев» забудется точно так же, как забылась, к примеру, давняя громкая история «Бодак – Тишков», страстно обсуждавшаяся в прессе.

    У каждого времени – свои истории. Сейчас на слуху эта. Тем более что она, если не забывать об обращении «Спартака» в прокуратуру, вывалилась далеко за пределы футбольного поля. Замечательный журналист Юрий Рост выразил надежду, что все стороны этого игрового конфликта возьмут ситуацию в свои руки. Некому брать.

    Рецидивист Веллитон

    Даже люди, не наблюдающие постоянно за тем, что происходит в российском футболе, моментально после нападения спартаковского форварда на вратаря ЦСКА вспомнили: о том, как он, вместо того чтобы перепрыгнуть через завладевшего уже мячом голкипера, сломал ногой лицевую кость Владимиру Габулову; о жестком нападении на Игоря Акинфеева в прошлогоднем матче; о ситуации, возникшей в матче в Грозном, когда Веллитон летел ногой в лицо Сослана Джанаева, чудом увернувшегося и удаленного с поля за то, что бразилец, мяч кончиком бутсы вперед проткнувший, упал, зацепившись за вратаря.

    О грозненском эпизоде никто и не вспоминает. Да и какой смысл вспоминать, если даже жестокость Веллитона, проявленную по отношению к Габулову, преподносят сейчас в виде «технической ошибки», совершенной тогда динамовским вратарем. Габулов, дескать, бросившись в ноги нападающему, не опустил «голову ниже собственного плеча, как бы пряча ее за ним» («Что ж ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня?» – как не вспомнить вопрос, заданный автором бессмертных «Подмосковных вечеров»), а потому и получил удар ногой по физиономии. Прав Роман Широков, заметивший по поводу суждения Антона Шунина, не считающего, что в действиях Веллитона (по отношению к Акинфееву) был злой умысел: «Вот когда ему по лицу зарядят, как его коллеге Габулову, тогда, думаю, он изменит свое мнение».

    Веллитон считается агрессивным форвардом, который всегда борется до конца и благодаря агрессивному характеру много забивает. Кто бы спорил. Одно только никак не могу уяснить. Почему этот форвард не врезается с такой агрессией, с какой он постоянно врезается в голкиперов в играх российского чемпионата, во вратарей зарубежных клубов, с которыми «Спартак» встречался в матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы? И почему он в еврокубковых матчах практически всегда остается без забитых мячей? Не в том ли причина, что Веллитон дозирует свои агрессивные выходки? Он понимает, что, во-первых, за нападения, подобные тем, какие он совершил в ситуациях с Габуловым и Акинфеевым, серьезный европейский арбитр может моментально выставить с поля. Осознает, во-вторых, что это он здесь, в России, ни от кого из соперников не получил пока должного отпора (не нашлось, к слову, никого и в ЦСКА, кто бы мог дать острастку распетушившемуся бразильцу после эпизода с Акинфеевым; многие футболисты прошлого утверждают, что произойди подобное в их времена, Веллитон матч до конца бы не доиграл, и им нельзя не поверить), а в Европе всегда можно наткнуться на условного ван Боммеля или Неманью Видича, у которых, говорят, даже лук плачет, когда они его режут. И, наконец, не забивает, потому что боится защитников европейских клубов.

     

    Испытание для Акинфеева

    Станислав Черчесов назвал случившееся с Игорем Акинфеевым «травмой по неосторожности». Осталось только понять, по чьей неосторожности? В эпизоде участвовали два человека – Акинфеев и Веллитон. В действиях вратаря ничего неосторожного обнаружить нельзя. Он просчитал ситуацию со спартаковским забросом мяча на чужую половину поля, выбежал из штрафной площадки, выпрыгнул на высоко взлетевший мяч и сыг­рал головой. Ничего неосторожного нет и в действиях Веллитона. Нападающий, увидев, что к мячу бежит не армейский защитник, а вратарь, и прекрасно понимая, что сам он сыграть в мяч никак не успевает, сгруппировался, фактически вобрал голову в плечи, выставил вперед локоть и колено, влетел в  пребывавшего в воздушном пространстве совершенно беззащитного Акинфеева и внезапной акцией устрашения посодействовал такому приземлению вратаря, какое и стало причиной травмы. Травмой не по неосторожности. Травмой после неудачного приземления Акинфеева, случившегося из-за грубого нарушения правил бразильским футболистом. Некоторые арбитры, к слову, полагают, что нарушение это вполне могло быть наказано не желтой, а красной карточкой.

    Акинфеева ждет суровое испытание: операция, реабилитационный период, возобновление тренировок, постепенное возвращение в игру. Сколь долго это про­длится, никто не знает. Как никто не знает, сколь долго организации, занимающиеся проведением чемпионата России, огромное количество комитетов, комиссий, экспертных советов будут позволять приехавшему в нашу страну на заработки бразильцу безнаказанно калечить вратарей российских клубов.

    Позиция Карпина

    Вопрос о том, как бы повел себя Валерий Карпин на пресс-кон­фе­ренции и что бы он заявил в том случае, если бы Вагнер Лав точно таким же способом, как это сделал Веллитон, выбил бы из строя Андрея Диканя, отправив его в больницу, нелеп, поскольку беда случилась не с Диканем, а с Акинфеевым. Для Карпина, давно из игроцкого возраста выбывшего, но в возраст тренерский, предусматривающий по меньшей мере адекватное восприятие событий, так и не вступившего, вратарь ЦСКА – не коллега по футболу, а враг. Врагов, как известно из постулатов революционеров, надо уничтожать. Акинфеев выбыл на полгода? «Это его проблемы», – сказал Карпин. Приятно, конечно, что генеральный директор «Спартака» не стал сожалеть о том, что всего лишь на полгода, но неприятно, признаться, другое. Карпин, человек из футбола, не нашел на пресс-конференции ни одного слова для того, чтобы выразить обеспокоенность случившимся и пожелать вратарю из команды соперников, получившему травму, скорейшего выздоровления. Попутно можно было сказать, оговорившись вполне уместным в таком случае «на мой взгляд», что Веллитон, правила нарушивший, ни в коем случае не руководствовался умыслом, он, разогнавшись, опоздал и не сумел остановиться. Это бы поняли и оценили. Но «это его проблемы» – не лезет ни в какие ворота. Как, впрочем, не лезет в них и поведение – сразу после эпизода – бразильца, не извинившегося, к Акинфееву не подошедшего и принявшегося жестами показывать травмированному вратарю, чтобы он поскорее отправлялся в подтрибунное помещение и разговаривал там.

    Заявление Бабаева

    В неменьшей степени поразила и реакция генерального директора ЦСКА Романа Бабаева, преду­предившего Веллитона о том, чтобы он теперь «по улицам ходил осторожно». «Спартак» по поводу этого заявления обратился в прокуратуру. Бабаев, правда, сослался на болельщиков ЦСКА, которые подходили и говорили о возможном возмездии, и сказал, что «мы против подобных акций», но факт остается фактом: неосторожные слова вылетели и, как и карпинские, добавили бензина в тлеющий и всегда готовый разгореться костер спартаковско-ар­мей­ского болельщицкого противостояния.

    Бабаеву, на мой взгляд, вообще не следовало останавливаться в микст-зоне (как, впрочем, и Карпину идти на пресс-конференцию после того матча: лучше, наверное, отделаться штрафом, чем про­играть репутационно). Но раз уж решил остановиться, то – правило «номер один» – необходимо было самым тщательным образом подготовить те несколько фраз, которые собирался произнести в микрофоны. В той ситуации выверенным должно было быть каждое слово. Роман Бабаев решил, судя по всему, обойтись без подготовки и, как и генеральный директор «Спартака», тоже попал в историю, которую, поскольку подано заявление, будет теперь разбирать прокуратура.


    Колонка «Расстановка сил» Александра Горбунова из еженедельника «Спорт день за днем» №34 (6-13 сентября 2011 года)


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий