• По зову сердца

    06.02.08

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Сборная Мали досрочно покинула Кубок Африки, не сумев выйти из группы. Соответственно, ее лидер нападающий Фредерик Кануте присоединился к «Севилье» раньше, чем рассчитывал. Читатели «Спорта» имеют возможность посмотреть глазами одного из лучших форвардов мира на европейский и африканский футбол, Лигу чемпионов и испанскую Примеру.

    О гражданстве

    — Фредерик, вы не только гражданин Франции, но и родились недалеко от Лиона. Что же привело вас в сборную Мали?
    — Действительно, я родился в местечке Сан-Фуа де Лион. И я не только гражданин Франции, но и ощущаю себя французом. В такой же мере, как и малийцем. Если говорить коротко, то в сборную Мали меня привело решение ФИФА о двойном гражданстве, принятое года четыре назад. По­скольку за сборную Франции я не был заигран, то смог примкнуть к национальной команде своей исторической родины. А юридически гражданство Мали я оформил в 1999 году — что называется, по зову сердца.

    — Не было желания подождать вызова в сборную Франции?
    — За Мали я стал играть в 27 лет — вовсе не юношей. Если бы ждал дальше, то не пригодился бы не только французам, но и малийцам. Африканский футбол, поверьте, не так слаб, и тренерам нашей национальной команды и без меня было, из кого выбирать.

    — Скажите, а как вас приняли в африканской сборной, ведь вы же прожили всю жизнь в бывшей метрополии?
    — Знаете, мне не очень нравится система понятий «колония — метрополия». Сам-то я не могу судить о временах, когда меня на свете не было. Являюсь носителем сразу двух культур — европейской и африканской, и они друг друга дополняют. А слово «колония» несет, на мой взгляд, определенный негатив. И 50, и 100 лет назад была одна реальность, сейчас совершенно другая. Можно даже сказать, что когда-то это была одна страна. Время идет, и теперь все иначе. Взаимопроникновение культур — одна из базовых ценностей современного мира. Так что приняли меня совершенно нормально — тем более что мы с партнерами по сборной разговариваем не только на французском языке, но и на языке футбола.

    О бедности

    — Не завидуют ли вам партнеры по сборной, ведь вы родились в Европе, жизнь у вас, наверное, благополучнее, чем у них?
    — Вы, наверное, шутите! Конечно, мы не голодали, но, что такое бедность, мне хорошо известно. А все, что я имею сейчас, я заслужил сам — постоянной работой и стремлением к самосовершенствованию. А африканцы бедны везде, не только на Черном континенте, но и в Европе, видно, такая у нас доля.

     

    — Что скажете о Кубке Африки?
    — Для нас он закончен. Я, можно сказать, в шоке. Задачи не выполнены.

    — Вы попали в «группу смерти»…
    — Дело не в этом. Я знаю, что многие простые малийцы отдали все сбережения, чтобы приехать в Гану и увидеть нашу игру. И мы были обязаны порадовать их. Не вышло. Мы обманули ожидания своих соотечественников. В причинах будем разбираться. Но в любом случае жребий — не отговорка.

    — Продолжите следить за Кубком Африки?
    — Буду переживать за сборную Кот д’Ивуара. Это самая лучшая команда Африки. Настолько сбалансированного коллектива давно не припомню. Может, разве что Камерун начала 1990-х. Они обязательно должны добиться успеха не только в Африке, но и на мировом уровне.

    Об ответственности

    — Последний матч вы провели не полностью…
    — Да, с трудом сыграл один тайм. Травма. Жаль, я не привык смотреть на футбол со стороны. Но с этим ничего не поделаешь.

    — То есть возвращаетесь в «Севилью» с травмой. А в Примере и Лиге чемпионов грядут решающие баталии…
    — К матчам Лиги буду в полном порядке. Не привык прикрываться болячками: если чувствую себя в силах — непременно выйду на поле. Не люблю подводить тех, кто на меня рассчитывает. А в клубах, кстати, должны с уважением относиться к игрокам, которые получают травмы в играх за сборные. Интересы национальной команды должны если и не стоять на первом месте, то учитываться наравне с клубными. А то, знаете, иногда в европейских командах, кроме своих целей, ничего не видят. Например, в прошлом году ФИФА потребовала вернуться из сборных в разгар официально предусмотренных сборов. Считаю, что это недопустимо, в футболе все равны, и превосходство нужно доказывать на поле, а не в кабинетах чиновников. В Европе тоже должны согласовывать календарь с интересами сборных.

    — Вы уже заканчивали сезон с травмой, хотя вам предлагали лечь на операцию…
    — Вопрос заключался в обычной ответственности и порядочности. Лечение той травмы могло быть и отложено. Поверьте, я старался избежать риска усугубить ее, иначе бы немедленно согласился на лечение. Считаю, что следить за своим здоровьем — одна из обязанностей профессионального футболиста.

    О «Севилье»

    — Что помешало «Севилье» в прошлом году выиграть чемпионат Испании?
    — В первую очередь достойные соперники. «Реал» стал чемпионом по праву. А нам надо пробовать еще и еще. Мы были настолько близки к вершине, что не каждому клубу дано подобраться.

    — В межсезонье ходили слухи, что вы хотите покинуть «Севилью»…
    — Желания покидать «Севилью» у меня не было. Мне в то же время было известно об интересе ко мне со стороны ряда клубов, а как там судьба сложится — дело не мое. Если бы меня захотели продать, без возражений бы перешел в другую команду.

    — Но вас ведь звали в Англию, где вы сделали себе имя…
    — Имя я сделал себе в «Лионе». Ведь стоят же чего-то два десятка голов! Иначе меня бы не пригласили в «Тоттенхэм», где я действительно забивал немало. Но по-настоящему я нашел себя в «Севилье».

    — Говорят, что ваш контракт меньше, чем у одноклубников?
    — Меня он устраивает. Знаете, нельзя витать в облаках — удачу не стоит отпугивать. Лучше работать — в том числе и над собой, над своими амбициями. И мысли о том, что ты стал звездой, надо гнать от себя чем дальше, тем лучше. Я очень уважаю Джорджа Веа — лучшего, на мой взгляд, футболиста Африки всех времен. Так посмотрите — он играл, как Пеле и Марадона, помогал людям и никогда не кичился своим звездным статусом. Мне кажется, что большинству европейских звезд не хватает именно скромности.

    О Кержакове

    — Если не возражаете, вернемся к «Севилье». Среди россыпи отличных форвардов есть и нападающий сборной России Александр Кержаков. Что скажете о нем?
    — Отличный игрок. Мне очень нравится с ним взаимодействовать. Прекрасно понимает игру и, как говорится, является форвардом от Бога. Умеет обострить ситуацию, пробить по воротам, может вовремя отдать пас. Мне, кстати, доводилось забивать с его передач. Кержаков по-хорошему жаден до гола, но всегда готов играть на команду.

    — А почему он остается в запасе?
    — Я не тренер. У «Севильи» есть определенная игровая схема и хороший подбор форвардов. А наставнику решать, кто больше подходит для воплощения его замыслов. Тем более, есть одна тонкость: приглашал его один тренер, а теперь руководит нами другой. В принципе, это обычное дело, вопрос психологии — играй, доказывай, что ты лучше конкурентов.

    — Во время Кубка Африки следили за делами клуба?
    — Естественно. Если вы о Кержакове, то он получил шанс играть больше. Лично я был бы только рад, если бы он забивал постоянно. Мне кажется, что сидение на лавке не для него — таким нападающим надо постоянно играть. В российском клубе он был основным форвардом и все действия в атаке команда строила через него. Может быть, ему не пошло на пользу, что в «Севилье» он стал одним из многих?

    — Слышали, что он мог сменить клуб этой зимой?
    — Нет. Но предполагаю, что его хотел видеть в своей команде Хуанде Рамос — наш бывший тренер. Не мне советовать, но, вероятно, Алексу следовало настоять на переходе. Ведь в «Севилью» его приглашал именно Рамос, а значит, видел его место на поле. Хотя, признаться, Кержакова трудно было не заприметить по матчам Кубка УЕФА с «Зенитом». Нам всем известно, что он забивал «Севилье» неоднократно. В любом случае у него огромное будущее — он живет, дышит футболом.

    — Вы несколько лет отыграли в Англии. Может быть, Кержакову больше подходит премьер-лига, куда его могли отправить во время трансферного окна?
    — Я не претендую на истину в последней инстанции, но в Англии он, и правда, мог бы расцвести. Впрочем, такие форварды в цене в любом чемпионате.

    О себе

    — О чем вы мечтаете?
    — Чтобы сборная Мали сыграла на чемпионате мира. Я реалист — попасть на мундиаль мы можем, но на мировую корону слишком много обоснованных претендентов. Так что чемпионом мира мне не стать, но помочь моей родине войти в историю я могу. Дело за малым — осуществить это на практике. И, поверьте, возможности у нашей сборной для этого есть.

    — Чем вы займетесь после завершения карьеры?
    — Думаю, что еще поиграю, а определюсь позже. Мой возраст пока по­зволяет думать о личных и командных достижениях, но с позиции действующего игрока.

    — Но в Мали вы не вернетесь?
    — Отчего же? Здесь много людей, нуждающихся в моей помощи. И я кое-что могу для них сделать.

    — То есть готовы заняться благотворительностью?
    — Я не люблю это слово — все выглядит слишком абстрактно. Ни в какой фонд деньги я отчислять не буду, если не уверен полностью в его чистоплотности. Помогать нужно конкретным людям. И чем больше я играю, тем больше начинаю понимать, кто острее нуждается в моей помощи.

    — Значит, до встречи на чемпионате мира?
    — Надеюсь. Но пока все мысли о Лиге чемпионов.

    Секонди