• Полузащитник «зенита» 1980-х Сергей Веденеев: В тени никогда не был

    05.08.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Сегодня одному из ведущих игроков «Зенита» восьмидесятых, чемпиону СССР 1984 года и постоянному эксперту нашей газеты Сергею Веденееву исполняется 50 лет.

    В меня поверил Садырин

    – Сергей Геннадьевич, как себя чувствуете в канун юбилея? «Итожите то, что прожили», как писал Маяковский?
    – Чувствую себя нормально, а размышлять о прожитом не успеваю. Когда работаешь, некогда этим заниматься.

    – Говорят, футболиста Сергея Веденеева долгое время считали бесперспективным.
    – Бесперспективным не был, все-таки входил в юношеские сборные Ленинграда всех возрастов, и в 17 лет был приглашен в дубль «Зенита». Другое дело, что за мной закрепился ярлык «нережимщика». До сих пор не могу понять почему – вовсе не был любителем выпить-погулять.

    – Но с первой попытки закрепиться в «основе» не удалось?
    – Тогда в «Зените» было много опытных футболистов, приглашенных из других городов. Тренировал команду Герман Семенович Зонин, молодежи он не доверял, и я быстро понял, что в дубле играть придется долго. Решил перейти в ленинградское «Динамо», тем более что подошло время служить в армии. Однако едва стал динамовцем, как Зонин отчислил из «Зенита» нескольких известных игроков. Они тоже перешли в «Динамо», и я опять оказался в глубоком запасе. А потом меня отправили служить в обычную воинскую часть на Север.

    – Не было мысли бросить футбол?
    – Нет, не было, хотя когда после армии вернулся в Ленинград, интереса у тренеров «Зенита» и «Динамо» не вызвал. Подвернулся вариант поехать поиграть в Среднюю Азию, в команду узбекского города Карши. Кроме меня туда поехали еще несколько ребят из Ленинграда, в том числе Алексей Степанов. Все же играть во второй лиге лучше, чем в чемпионате города.

    – Кто же наконец поверил в футболиста Веденеева?
    – В 1980-м вернулся в «Зенит», первую половину сезона отыграл за дубль, который тренировал Павел Федорович Садырин. Он меня и рекомендовал Юрию Андреевичу Морозову, но тот стал выпускать меня в «основе», только когда несколько человек получили травмы. На бронзовую медаль я не «наиграл», чтобы получить ее, надо было выступить в 17 матчах как минимум, но у меня столько не набралось.

    – Вам никогда не становилось обидно, что игроки вашего амплуа – полузащитники оборонительного плана – обречены быть в тени?
    – Ну что значит «быть в тени»? Да, обо мне редко писали в газетах. Болельщики, может быть, не замечали, как я отрабатываю в обороне, скажем, за Юру Желудкова, но мою игру высоко оценивали специалисты. Наконец, в футболе есть объективные данные, ведется подсчет технико-тактических действий, определяется процент брака в передачах, количество выигранных единоборств. Такие показатели у меня всегда были неплохими.

     

    Золотое время

    – Вы остались без бронзовой медали, зато в 1984-м завоевали золотую...
    – Думаю, главная заслуга в том, что мы выиграли золото, принадлежит Павлу Федоровичу. Он каждую тренировку проводил с невероятной отдачей. Все шло азартно, весело, он каждый раз придумывал что-нибудь интересное. Скажем, не так сделал что-нибудь – штрафной кувырок, промазал по воротам – партнера на плечи и бегом через все поле. И сам Садырин вместе с нами выполнял все упражнения и, так же как мы, делал кувырки и таскал кого-то на себе. Мы как будто не работали, а развлекались, футбол был в радость. В каждом матче играли раскрепощенно, верили в себя.

    – Почему же не удалось повторить этот успех?
    – Со временем праздничная атмосфера стала уходить. После чемпионства Павел Федорович занимался с нами уже без прежнего задора, все стало как-то буднично. Многие игроки перестали прибавлять в мастерстве. Затем пошли конфликты, раздоры…

    – Наверное, многие болельщики, услышав «Веденеев», в первую очередь вспомнят ваше удаление в матче Кубка чемпионов с «Куусюси» за драку с финским футболистом…
    – Этот эпизод вспоминаю спокойно: футбол – игра эмоцио­нальная и ничего особенного в той стычке не было. Но журналисты раздули из мухи слона, мол, советский футболист не мог так поступить, его надо дисквалифицировать. Меня трижды вызывали в Москву на заседания СТК (спортивно-техническая комиссия при Федерации футбола СССР. – «Спорт»), там по полчаса двадцать человек разбирали мое поведение, выясняли, осознал ли я свой проступок, раскаялся ли… Зачем это делалось – до сих пор не пойму.

    Тренер с большой буквы

    – Сейчас вы работаете в футбольной школе ДФК «Зенит-84», что базируется на стадионе «Турбостроитель», вместе со старыми товарищами и партнерами по «Зениту» Аркадием Афанасьевым и Николаем Ларионовым.
    – Занимаюсь с командой вторых юношей, ребята 1991 года рождения. Задача – выйти в выс­шую группу чемпионата города. Сейчас в чемпионате перерыв из-за каникул, мы занимаем второе место, а надо выйти на первое.

    – Есть мнение, что детский тренер и тренер профессиональной команды – это разные профессии. Вы с этим согласны?
    – Конечно. Детский тренер – это Тренер с большой буквы. В профессиональном же футболе тренерские способности уходят на второй план, работа сводится к тому, чтобы укомплектовать команду и найти общий язык с игроками. Футболистам старше 20 лет трудно дать что-то новое, да и они сами не рвутся повышать свое мастерство, считают, что все уже умеют и учиться им нечему. Детский же тренер закладывает фундамент, на котором игрок проводит всю дальнейшую карьеру. Дети искренне любят футбол, у многих в определенном возрасте это проходит, но некоторые сохраняют это отношение и став профессионалами, например Александр Кержаков.

    – У вашей школы много проблем.
    – Да, многое предстоит сделать – поля, манеж, организовать летний лагерь, и если найдутся богатые люди, которые захотят нам помочь, то будем только рады. Но вообще наша главная задача – не подготовка мастеров, а здоровье детей. Среди них немало из проблемных семей, и мы должны им помочь вырасти нормальными людьми.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий