• Полузащитник «Зенита» Владислав Радимов: Чувствую себя в команде чужим

    06.02.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Пока Владислав Радимов находился в Петербурге, его распорядок дня был расписан буквально по минутам. Корреспонденту «Спорта» удалось договориться с теперь уже экс-капитаном «Зенита» об интервью буквально накануне отлета в Марбелью. Несмотря на цейтнот, наш разговор получился продолжительным и интересным. Что же на самом деле произошло у Радимова с Фернандо Риксеном в матче с «Малагой»? Почему Александра Кержакова не отпускали в «Севилью»? Чем Адвокат отличается от Петржелы? Вопросов накопилось много.

    Разговор за завтраком

    – Влад, ситуация с возможным уходом из «Зенита» возникла действительно из-за драки с Риксеном? Или она зрела с момента прихода Адвоката?
    – Нет, при Адвокате я всегда чувствовал себя в команде комфортно. И все так называемые специалисты, утверждавшие, что при новом тренере Радимов сядет на лавку и не будет играть, были, наверное, слегка разочарованы. Более того, я сыграл в прошлом чемпионате 27 матчей. И при Петржеле, когда все считали меня его любимчиком, выходил на поле, и при Адвокате, когда говорили, что я могу из состава вылететь.

    – Что все-таки сказал вам тренер в раздевалке после матча с «Малагой»?
    – Сначала было собрание, на котором Адвокат заявил, что оба мы выставлены на трансфер и будем оштрафованы. Но потом к голландцу пошли ребята – могу даже их перечислить – Малафеев, Крижанац, Хаген, Аршавин, Горшков и Чонтофальски. Они поговорили с Адвокатом, тренер, видимо, думал над проблемой. Утром он собрал нас за завтраком за одним столом – меня, Риксена, Кора Пота и переводчика – и вынес решение, что капитаном команды теперь будет Аршавин, а мы оба оштрафованы, но в команде остаемся. Вроде бы ситуация разрешилась. Но парадокс: сидя с ними за одним столом, я почувствовал себя настолько чужим… Не исключаю, что это были просто эмоции. Люди разговаривают между собой на английском, а я понимаю только через переводчика, не различая при этом ни интонаций, ничего. Уехал со сбора с ощущением, что в команде я теперь чужой. А что будет дальше – посмотрим. Кстати, хотел бы поблагодарить всех тех, кто позвонил мне и поддержал в трудную минуту. Телефон просто разрывался от звонков.

    Я не был любимчиком Петржелы

    – А с Риксеном-то вы общались после этого инцидента?
    – Да, мы с ним поговорили, даже обнялись. Мне показалось, что Фернандо очень сильно расстроен случившимся.

    – Вы успели изучить характер Риксена за то время, что он в команде? Какой он человек?
    – Знаете, я с ним особо не общаюсь, на уровне «привет–привет, пока–пока». Но мне кажется, что в жизни он очень приятный, общительный парень.

     

    – Ваши отношения внутри команды – это спор двух лидеров?
    – Не думаю. К тому же я никогда не держался за эту капитанскую повязку, думаю, он должен это понимать.

    – Нет ли ощущения, что Риксен – любимчик Адвоката, все-таки они соотечественники, давно знают друг друга...
    – Слово «любимчик» к Риксену не подходит. Другое дело, что если бы я, допустим, играл сейчас у Петржелы в «Сигме», то со мной он, наверное, общался бы больше, чем с другими игроками. Точно так же и Адвокат с Риксеном. Мне кажется, это нормальное явление.

    – Адвокат выделяет кого-то из игроков?
    – Нет. Перед тренером все равны.

    – А Петржела выделял?
    – У Петржелы было так: кто был сильнее на данный момент, тот и выходил на поле. И я не думаю, что я был его любимчиком. Хотя Власта ко мне очень хорошо относился. И если сравнивать, то у Адвоката в этом плане все более ровно, но я не знаю – хорошо это или плохо. Кстати, я слышал, что Петржела высказался в мою поддержку после этого инцидента, – хотел бы передать ему огромную благодарность.

    – «Зенит» вообще сильно изменился с приходом нового тренера?
    – При Петржеле в 2003-м был очень хороший микроклимат – у нас была большая дружная семья, потом становилось хуже. А когда в прошлом году у Петржелы случился конфликт с руководством клуба, команда стала неуправляемой. С приходом Адвоката ситуация нормализовалась, надо отдать должное мистеру Дику. Сейчас в команде много легионеров, поэтому чаще все-таки звучит иностранная речь. И в этом плане нам, российским футболистам, стало чуть сложнее.

    – Интересно узнать ваше мнение о помощнике Адвоката. Что за человек Корнелиус Пот? Есть ли у него что-то общее с правой рукой Петржелы – Владимиром Боровичкой?
    – Боровичка гораздо чаще проводил тренировки, сейчас же их проводит только главный тренер. Боровичка был одним из нас, Пот меньше общается с игроками. Но я опять же не знаю – это плохо или хорошо. Каждый тренер по-своему строит отношения.

    Домингес общается только со мной

    – Заоблачные газпромовские деньги, о которых сейчас столько говорят, накладывают ответственность на игроков «Зенита»?
    – Если из «команды звезд», как сейчас называют «Зенит», или «команды миллионеров», как пишут о «Зените» журналисты (хотя нам действительно грех жаловаться на условия, которые созданы), не получится «команда-звезда», то грош нам всем цена.

    – Сколько времени вы отпускаете на это перевоплощение?
    – На мой взгляд, меньше месяца с начала чемпионата. Каждый должен понимать, что не он звезда в этой команде, а именно «Зенит» должен стать звездой. Вне зависимости от того, что Аршавин – лучший игрок России, Домингес – второй. Все должны подчинить свое «я» достижению общей цели. «Зенит» – это не Радимов, не Аршавин, не Риксен, не Адвокат и не «Газпром». «Зенит» – это Питер, а город давно заждался громких побед.

    – Золотые медали, Кубок УЕФА, Лига чемпионов… Такие цели перед вами ставятся?
    – Конкретная цель – победа в каждом матче. И когда каждый, включая меня, поймет, что надо биться за город, а не просто получать в кассе деньги, тогда мы добьемся долгожданных побед.

    – Вы сами для себя решили, когда завершите карьеру?
    – Я каждый день задаю себе этот вопрос и не нахожу ответа. Для меня каждый матч может оказаться последним. Все зависит от обстоятельств, к тому же я себя не вижу в другой команде. Я слишком много поскитался по миру, понял, что здесь мой дом…

    – В «Зените» есть группа возрастных игроков – вы, Александр Спивак, Александр Горшков. Вы много общаетесь между собой. А существуют ли другие группировки?
    – Каждый общается по своим интересам. Русская молодежь между собой, иностранцы между собой, мы – кого вы назвали плюс Слава Малафеев – между собой. Домингес пока ни с кем не общается, только со мной по-испански, с остальными языковой барьер мешает. Но я считаю, что это нормально, – не могут же все быть друзьями.

    За «КДК – дебилы» мне не стыдно

    – Вас лишили капитанской повязки. Кого вы видите капитаном «Зенита»?
    – Я считаю, что капитаном должен быть российский футболист. Кандидатура Аршавина – более чем достойная. И у меня с ним по многим вопросам схожее мнение. Правда, я не совсем согласен с тем, что капитана назначает тренер, все-таки его должна выбирать команда. Но я не стал противиться, все же Адвокат – новый человек, у него свои порядки.

    – Согласитесь ли быть вице-капитаном?
    – Это исключено. Я больше никогда не выйду на поле с капитанской повязкой.

    – Затаили обиду?
    – Нет, просто время прошло. Я был полтора года капитаном в «Крыльях», и меня в Самаре всегда тепло встречают. Если взять «Зенит», то за все желтые и красные карточки, за все конфликты с арбитром Егоровым и с болельщиками, когда я был недоволен их поведением, мне не стыдно. Мне не стыдно даже за известное всем «КДК – дебилы». По существу, сказал правильно, но по форме, может, не совсем корректно. Надо было драться – я дрался, следовало молчать – молчал. Короче, я был самим собой, поэтому мне не стыдно.

    – Неужели, если возникнет на поле спорная ситуация, вы не пойдете и не «впишетесь» в нее?
    – «Вписываться» не буду. А вот если произойдет на поле что-то серьезное, – я за себя не ручаюсь (смеется). Одним словом, поживем – увидим.

    Для Кержакова не нашлось нужных слов

    – Кстати, о болельщиках… Как вы реагируете на их критику в Интернете?
    – У каждого есть свое мнение. Единственное, что мне не нравится, – это когда интернет-болельщики прикрываются своими «никами», псевдонимами, прозвищами. Взять хотя бы пример Кержакова, когда у него не клеилась игра. Никто не вспоминал, что он пять лет отыграл за команду, забил столько голов. Его же «пинали» на чем свет стоит. А сейчас, когда Саша забил за «Севилью», заговорили совсем по-другому. Вот это мне не нравится. Хотя в гостевых книгах пишут и адекватные люди, которых приятно и интересно читать.

    – Вы вспомнили о Кержакове. Общаетесь с ним?
    – Я пытался ему позвонить, но не дозвонился. Хотел просто пожелать ему удачи.

    – А перед его отъездом в Испанию разговаривали?
    – Да, один раз мы разговаривали о том, каков испанский футбол изнутри. Я ему говорил, какие основные фразы нужно выучить, рассказывал о своей жизни на Пиренеях.

    – Как вы относитесь к тому, что Кержакова долгое время не отпускали в «Севилью»?
    – На месте президента «Зенита» Сергея Фурсенко или главы «Газпрома» Алексея Миллера я бы сказал: как можно отпускать лучшего нападающего, тем более в такой сложный для команды момент! Думаю, и Кержаков это понимал. Другое дело, что психологическое состояние у него было не из лучших, а никто не нашел нужных слов. Саша и матчи проводил без эмоционального запала, а ведь забей он три-четыре мяча в конце сезона, – мы бы были с медалями.

    История повязки

    Итак, скорее всего, новым капитаном «Зенита» будет Андрей Аршавин. По подсчетам «Спорта», он станет восьмым обладателем заветной повязки за время выступлений питерской команды в элитном дивизионе российского чемпионата.

    1992. Михаил Левин

    В первом чемпионате России «Зенит» участвовал едва ли не молодежной командой. Самому опытному игроку Михаилу Левину было только 23 года. Именно ему – москвичу, воспитаннику футбольной школы ЦСКА – пришлось выводить «юную» команду на поле.

    1996. Владимир Кулик

    К моменту возвращения «Зенита» в «вышку» Кулик был любимцем Питера, наколотив в низших дивизионах к своим 24 годам почти сотню голов. Поэтому вполне логично, что повязка досталась Владимиру. Вот только после того сезона вслед за уволенным тренером Павлом Садыриным капитан тоже проследовал в Москву.

    1997. Олег Дмитриев

    Короткое время в «Зените» капитанствовал еще один из молодых да ранних. Хотя было очевидно, что Дмитриеву лидерство в команде элиты не потянуть. Появившийся на тренерском мостике Анатолий Бышовец усадил Олега на скамейку запасных…

    1998–1999. Юрий Вернидуб

    А повязка перешла к малоизвестному доселе украинцу Юрию Вернидубу. Объективности ради, на тот момент он был идеальной фигурой на роль капитана – авторитет на поле и за его пределами. К слову, Вернидуб поднял над головой Кубок России – первый зенитовский трофей после долгих сезонов забвенья.

    2000. Андрей Кобелев

    Серьезная травма на предсезонном сборе заставила Вернидуба завершить карьеру. В роли вице-капитана сезон начал Роман Березовский, а затем, когда вратарь потерял место в «основе», наставник «Зенита» Юрий Морозов передал повязку опытному Андрею Кобелеву – еще одному капитану-москвичу.

    2001–2003. Алексей Игонин

    25-летний Игонин на тот момент был одним из старожилов «Зенита», и выбор был вполне оправдан. Правда, из-за травм частенько его обязанности исполнял вице-капитан Александр Спивак.

    2003–2006. Владислав Радимов

    Собственно, Владислав уже капитанствовал (опять же на правах вице-капитана) в 2003-м, а в следующем сезоне команда выбрала его своим вожаком, а болельщики развернули баннер: «Влад – наш капитан». Несмотря на многочисленные дисквалификации, капитанская повязка Радимова не подвергалась сомнению.

    2007. Андрей Аршавин

    Более идеальной фигуры капитана «Зенита» сложно предложить Дику Адвокату. Аршавин в команде восьмой год. Интересно, что еще когда мальчишкой Андрей играл в СДЮШОР «Смена», специалисты говорили: «Вот он – будущий капитан “Зенита”».