• Поворчали и хватит

    06.02.08

    Читайте Спорт день за днём в

    Сборная России проводит первый сбор. Сбор, на котором наивно говорить о выводе игроков на пик формы. Рано. Сбор, на котором не запланировано ни одной контрольной встречи. Рано. Сбор, на котором между тем (а как иначе?) — достаточное количество журналистов. Все-таки это ж наша национальная команда. Потому известий из Турции — числом достаточно. Но большинство этих известий можно подать не текстом, а фотографиями. Свадьба Жиркова. Фотогеничный Билялетдинов. Аршавин, вспомнить про двухматчевую дисквалификацию которого вновь настало время. Обычное дело. Втягивающий сбор для игроков и тренеров. Ровно такой же — для болельщиков и журналистов. И вдруг — раз! Вкусненькое! Конфликтненькое! Станислав Черчесов против того, чтобы игроки «Спартака» прибывали в Турцию до 4 февраля! Вот оно, живое, веселое обсуждалово! Кто прав? Кто неправ? Кто хороший, кто плохой? Закипело интернет-пространство, забурлило. Мне, например, за два дня с четырех радиостанций по этому поводу позвонили. Две из которых — не сказать чтоб к спорту отношение имели…

    Любите ли вы маму?

    На самом-то деле — ничего нового.

    Роман Павлюченко говорит в интервью, каково ему месяц без семьи — и тут же в заголовок выводится, может и сказанное, но явно вытащенное из игрока:

    «Я на стороне Черчесова».

    А парень на самом деле говорит, что «месяц без семьи тяжело». Гус Хиддинк — поопытнее. Заявил еще в одном интервью, мол, Федуну, решившему вопрос, спасибо, а Черчесова не понимаю, и если уж кто-то против чего-то — надо заранее, на берегу, договариваться.

    Стоп, Гус! Как это — заранее? Когда? Не в смысле — когда договариваться? А в смысле — когда это у нас было? Или, может, это первый случай?

    И Валерий Георгиевич не вопрошал совсем недавно:

    «Чем это они в сборной занимаются, что после сбора в клубы мертвые возвращаются?»

    Еще примеры? Да сколько угодно. Подумать минут с пяток — пальцы загибать устанешь…

    Вот тренер Станислав Черчесов. Впервые проводящий предсезонку в качестве главного тренера самого популярного (на минуточку!) в России клуба. В котором он, Черчесов, получает немаленькую (на секундочку!) зарплату. В котором от него хозяин (Леонид Федун) потребует, вне зависимости от того, насколько подготовка, тренером спланированная, отклонится от графика, нешутейных результатов. От которых зависит его, Черчесова, карьера…

    «Я все понимаю, дорогая, надо к маме съездить, но у меня — работа, понимаешь? Работа!»

     

    Что, от подобного диалога в семейной жизни кому-то удалось уклониться? И в момент, когда вы говорите подобные вещи, вы разве не уверены в собственной правоте? И следует ли из этого, что вы маму не любите?

    То есть по-человечески понятно все. И с точки зрения Хиддинка — понятно и логично. Решение штаба сборной (и РФС, если кому мало) было озвучено. Как ему не подчиниться? Почему, если надо бузить, то в самый последний момент?

    А потому. Потому что я не могу себе представить, чтобы тренеры наших базовых клубов собрались после чемпионата или на предсезонке, чтобы «принять к сведению решения РФС по срокам». Я времени для этого не вижу. Да и в принципе подобную возможность представляю с трудом. Есть факсы, интернеты — и все равно лично мне верится слабо…

    «Своя рубашка ближе к телу» — это не всегда обвинение в стяжательстве. Это часто банальное свидетельство того, что она, рубашка, просто ближе к телу.

    Нет идеи

    Случаи, когда вызываемые на сбор национальной команды игроки (в те годы, когда никакой Евро не улыбался) вдруг оказывались травмированными, а потом, через три дня, выходили как новенькие в матче российского чемпионата — это тоже новость? Тоже открытие Америки? Нет ведь?

    Год особенный — кто спорит? Но даже при абсолютной убежденности автора, что страна у нас «вертикальная», что президентская власть близка к королевской, все равно наивно полагать, будто «сборная России — наша национальная идея» — с социологической точки зрения. Хорошо бы, конечно. И надеюсь, что когда-нибудь это случится. И Гус надеется. Но пока еще — не случилось. Поэтому «польский вариант» (это когда Лео Беенхакеру разрешают собрать команду поперек всех сроков ФИФА в конце марта, чтобы на игроков из польского чемпионата в матче с Эстонией посмотреть) для нас пока невозможен. И «украинский», когда во время матчей сборной народ получал возможность уходить с работы после обеда и смотреть футбол — тоже. Нет, с работы-то мы, если надо, уйдем. Но — не госуказом…

    Вот и Черчесов не может «пойти погулять». По-человечески понятно. Едешь, скажем, с набережной — бац, Новый Арбат перекрыт. А ты опаздываешь, встреча важная, многое зависит. К вечеру, конечно, поймешь, что саммит, что надо было договориться на берегу и выехать с тем расчетом, чтобы… Но разве, стоя в пробке, костеря весь белый свет, ты думаешь о делах государственной важности?

    Так что, признавая (только сам для себя, к соседям скандалить по этому поводу не пойду) главенство вектора национальной команды, все-таки скажу, что не буду искать правых и виноватых. Я за Гуса. Но и в Черчесова камень не брошу. Воспринимаю случившееся на уровне бытового ворчания. А если кому-то охота развести спорщиков «по полюсам», напирая на государственные интересы, то я скажу так (опять же никого не желая обидеть): подобные вещи будут продолжаться, потому что большие задачи и большие деньги нынче у нас в клубах. И требовать, чтобы «вся страна всем миром» можно, только если это происходит не раз в четыре года, вплотную перед Евро, а всегда.

    Вы уверены, что это возможно прямо завтра? Я — нет.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий