• Претендент на титул WBO Исмаил Силлах: «Ковалев — суровый челябинский мужик»

    30.11.13

    Читайте Спорт день за днём в

    (Фото: РИА «Новости»)

    Сегодня чемпион мира мира в полутяжелом весе (до 79,4 кг) по версии Всемирной боксерской организации (WBO) россиянин Сергей Ковалев в канадском Квебеке проведет свою первую свободную защиту титула против украинца Исмаила Силлаха. Накануне боя с украинцем побеседовал корреспондент «Спорта День за Днем».

    Дрался бы и за доллар

    — Исмаил, после подписания контракта Ковалев сказал: «Исмаилушка, губы подзакатай маленечко. Не видать тебе титулов в полутяжелом весе, пока я жив». Не обиделись на такое высказывание Сергея?
    — Было бы удивительно, если бы Серега сказал, что принесет мне чемпионский пояс на большом блюдечке с голубой каемочкой. Мне предстоит бой с самым серьезным соперником в моей профессиональной боксерской карьере. Но я провел отличную подготовку к поединку. Упор сделал на развитие выносливости. Уверен в своих силах.

    — За этот бой вы получите рекордный в своей профессиональной боксерской карьере гонорар?
    — Скажу честно, я бы дрался с Ковалевым и за один доллар. Потому что бой транслирует американский телеканал НВО, а на кону поединка стоит пояс чемпиона мира. От таких поединков не отказываются — гонорар здесь не стоит на первом месте. Кстати, в контракте на бой включен пункт о матче-реванше в случае моей победы. Так что придется драться с Сергеем дважды.

    — Не спешите, ведь в вашей карьере было немало поражений от россиян. Такая статистика не настораживает?
    — На профессиональном ринге у меня было всего одно поражение, которое мне нанес Денис Грачев. Я уверенно выигрывал тот поединок, но пропустил удар, который и привел к баранке. Из того фиаско я сделал соответствующие выводы. Не зря есть такая русская поговорка: «За одного битого двух небитых дают». Тем более что падали на настил ринга практически все великие чемпионы: и Владимир Кличко, и Майк Тайсон, и Леннокс Льюис, и Мохаммед Али.

    На любительском ринге у меня было немало встреч с россиянами. Кому-то я уступал, у кого-то выигрывал. Мы обменялись победами с Артуром Бетербиевым. В финале чемпионата мира — 2005 я уступил Матвею Коробову, который уже давно выступает в профессионалах. Проигрывал Гайдарбеку Гайдарбекову, Егору Мехонцеву, выигрывал у Дмитрия Чудинова. Но это все совсем другая история, которая к нынешнему бою никакого отношения не имеет.

    — Еще одна тирада Ковалева в ваш адрес: «Он и так себя вознес на небеса! Вот я его и приземлю на землю!» Не обижаетесь на такие высказывания?
    — Нет. Ковалев— суровый челябинский мужик. Но меня это не пугает. Я сделаю все, чтобы после боя судья поднял мне руку. Шанс оспорить чемпионский титул выпадает нечасто. Я намерен его использовать. Сейчас у Украины только два чемпиона мира — братья Кличко. Пора увеличивать количественный состав украинских чемпионов мира по профессиональному боксу.

     

    — Почему, кстати, братья Кличко, в отличие от, например, филиппинца Мэнни Пакьяо, не смогли завоевать американский рынок?
    — Не стоит недооценивать их популярность за океаном. Последний бой Владимира с Александром Поветкиным вошел в топ-10 самых рейтинговых боксерских трансляций на американском телеканале НВО. Это при том что поединок проходил в не самое комфортное для США время. Впрочем, мегазвездами в США они действительно не стали. Потому что американцы — ярые патриоты. И кому понравится, что какие-то братья из далекой и непонятной для граждан США страны перебили на ринге всех их перспективных соотечественников. Только появится очередная «последняя надежда Америки», дойдет с идеальным послужным списком до чемпионского боя — и уже там попадает под каток Кличко. Я был на бое Виталия с Крисом Арреолой, который проходил в сентябре 2009 года. Кличко-старший прилетел в Лос-Анджелес и начистил там лицо Кристобалю. После боя, давая интервью НВО, Арреола просто плакал, растирая руками на своем окровавленном лице скупые мужские слезы. А украинцу рукоплескали сидящие в первом ряду Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне, Том Круз, Микки Рурк, Майк Тайсон, Дольф Лундгрен, Кобби Брайант и целый ряд других знаменитостей. За свою профессиональную карьеру братья Кличко побили, наверное, не менее полусотни янки.

    С крестом на груди

    — Раньше у вас был рингнэйм Black Russian. Вы себя считаете русским или украинцем?
    — Жена у меня русская. Но я, конечно же, украинец. Просто американцы — народ, который очень слабо разбирается в географии. Я им сто раз сказал, что я с Украины. Но они никак не могут понять этого простого факта. Я четко объяснил, что Черный Русский никогда не будет моим рингнэймом. Сейчас меня уже перестали так называть.

    — И как же вас теперь величают?
    — Было несколько предложений— Черная Жемчужина, Черный Бриллиант. Но мне еще предстоит оправдать столь громкое прозвище на ринге. Побью Ковалева — буду достоин любого из этих рингнэймов.

    — У вас на груди висит крест. Но, насколько я знаю, при рождении вы были мусульманином. В чем здесь дело?
    — Не самая приятная жизненная история. Моего биологического отца зовут Мохаммед, с мамой он познакомился в Запорожье. Поженились, один за одним родились трое сыновей. А когда мне исполнилось пять лет, отец уехал в Лондон. Как он говорил, на заработки. Сначала он действительно присылал нам деньги, а затем перестал. Выяснилось, что завел там себе еще одну семью. Мать осталась одна с тремя малолетними сыновьями. Чтобы прокормить детей, мама переехала к родителям в Мариуполь.

    Что же касается вероисповедания, то по рождению я считался мусульманином. Отец даже настоял на том, чтобы мне сделали обрезание. Но в пять лет меня перекрестили на православного.

    Бои из-за цвета кожи

    — В России сейчас не раз поднималась проблема расизма. Вы в детстве и юности с ней не сталкивались?
    — И я, и мои братья Аджик и Стефан столкнулись с этим позорным явлением. Еще с детства пришлось защищать свою честь. Регулярные насмешки прекратились лишь после того, как я стал чемпионом мира среди юниоров. Да и то время от времени приходилось ставить на место людей с ущербной внутренней культурой. Правда, последний раз инцидент приключился, наверное, лет семь назад. Сижу как-то в ночном клубе Мариуполя. Друзья на минутку отошли. Вижу, на меня чудак пристально смотрит и улыбается. Я парень жизнерадостный, тоже в ответ ему улыбнулся и даже рукой помахал. Подумал, что это мой персональный болельщик — в Мариуполе ведь про меня ребята даже песню сочинили. Он же начал на меня пальцем показывать и громко смеяться. Как будто что-то диковинное увидел. Я такого юмора не оценил. Спросил его, в чем дело. Чудак в ответ окрысился: «Ты что думаешь, раз ты негр, то крутой?» Я неприятно удивился. Говорю наглецу: «Я что-то не понимаю, ты почему так дерзко себя ведешь?» Он меня в ответ матом посылать начал. Тут уже я не выдержал. Сказал: «Пойдем поговорим».

    — Разговор был короткий?
    — Я не хотел применять силу. Сперва в двух словах обрисовал его ближайшие перспективы— что с ним будет через 20 секунд, если он не угомонится. Чудак, к своему несчастью, мне не поверил. Пришлось ударить его чуть повыше челюсти. Через несколько недель встретил его в городе. Вижу, у него заметное рассечение осталось. Он меня сразу узнал. Нормально с ним поговорили, теперь он мой персональный болельщик.

    — Правда, что еще только по приезде в Лос-Анджелес вы попали в пикантную аварию — вас подрезала 90-летняя американка?
    — Да, смешно получилось. Ехал на пятисотом «мерседесе» на тренировку, вижу, по встречной мне кто-то едва ли не наперерез мчится. За рулем бабушка древняя сидит. В Америке вообще очень много пожилых людей машины водят. Врезалась в меня эта старушка, не справилась с управлением. Сразу полицию и страховые компании вызвали. Я беру страховое свидетельство бабули, смотрю на дату ее рождения и никак не могу сообразить. А старушке уже, оказывается, 90 лет. Видит плохо, слышит неважно. Но за руль садится. Я после этого случая за то, чтобы людям, достигшим 80 лет, каждые два года проводили переаттестацию — позволяет ли им здоровье водить машину.