• Президент ФХР Владислав Третьяк: «Я сам себе не принадлежу»

    29.05.10

    Читайте Спорт день за днём в

    Владислав Третьяк — человек очень занятой. Встает в восемь утра и ложится в час ночи. И каждый день у него расписан буквально по минутам. Удивительно, как ему удается совмещать сразу несколько должностей. Он и президент Федерации хоккея России, и тренер вратарей, и генеральный менеджер сборной. Плюс ко всему депутат Государственной думы.

    Но несмотря на свои многочисленные титулы, Владислав Александрович — человек открытый и простой. И очень позитивный. Разговаривать с ним всегда одно удовольствие.

    Ребята бились до последнего

    — Поделитесь секретом, как вам удается никогда не опускать руки, трезво оценивать ту или иную ситуацию? Как и сейчас, после того как сборная России в Германии завоевала на чемпионате мира серебро.
    — Конечно, а как же иначе? Вся страна расстроена тем, что наша команда стала второй. Но разве это трагично? Безусловно, хотели большего, стремились к тому, чтобы в третий раз привезти золотые медали. Но сезон на сезон не приходится. Соперник россиян в финале — сборная Чехии — не попадала в четвертьфинал с 2005 года! А мы снова дошли до финала и сыграли достойно. Так что отчаиваться не стоит.

    — Просто все привыкли к тому, что в последнее время российские хоккеисты первые...
    — Мы же по-прежнему в мировом рейтинге занимаем первое место. И, между прочим, в Кельне сборная России побила все рекорды посещаемости. Собиралось по 18 тысяч зрителей, а в финале аж 19! Ни одна команда конкуренцию в этом смысле ей не составила. И по продаже сувенирной продукции, кстати, тоже. Представьте себе: майки Овечкина, Малкина, Ковальчука раскупили в первый же день! Я еще раз хотел бы сказать спасибо всем ребятам за то, что приехали и бились до последнего. Знаете, я уже забыл, что такое «отказники». Ведь каждый игрок может найти причину для отмазки. Вы же понимаете, можно было отговориться, сказать, что где-то что-то болит или семейные проблемы не позволяют. В таких случаях никак не возразишь. А здесь как только кто-то из ребят заканчивал свое выступление в плей-офф, сразу же прилетал к нам — Варламов, Овечкин, Семин, Дацюк, Малкин, Гончар. А по окончании чемпионата мира президент ИИХФ Рене Фазель поблагодарил за то, что наша сборная стала украшением турнира. Это еще раз говорит о том, что тренеры и федерация смогли создать настолько дружескую атмосферу.

    — Как-то читала высказывание великого Тарасова. «В чем сила русских? — спросили у него. — Почему они побеждают и в войне, и в хоккее?» Он ответил вопросом: «А вы можете выпить бутылку водки?» В ответ — тишина. «Так вот, я вам отвечу, — продолжил Анатолий Владимирович. Русские могут не только выпить, но и без закуски». Как вы считаете, в чем то поколение хоккеистов отличается от нынешнего?
    — Думаю, сейчас хоккеисты столько водки не пьют, сколько раньше (улыбается). А если серьезно, в наше время мы трудились в совершенно других условиях. В году жили девять месяцев на сборах. Невозможно было выпить, если бы даже захотел. Все под контролем. Сейчас игроки более профессионально относятся к своему роду деятельности. Сами себе принадлежат. Каждый понимает, что его подготовка зависит только от него. А мы даже не думали! За нас это делал тренер.

     

    В НХЛ хоккеисты без тормозов

    — Сейчас вы совмещаете сразу несколько должностей. И вас снова переизбрали на должность президента ФХР. Как все успеваете? Где черпаете силы и энергию?
    — Ведь я занимаюсь любимым делом! Отсюда и силы. Хоккей, как вы знаете, моя жизнь. Здесь все ясно. И в Думе у меня очень много дел. Мы проводим благотворительные акции, покупаем аппаратуру для ожоговых центров, делаем пластические операции. Ведем шефство над детьми-инвалидами, детьми, которые лишены семей. В том числе и в выборе профессии. Иногда вывозим их на экскурсии, на какие-то культурные мероприятия. И все это абсолютно бесплатно. У меня есть специальная программа. Также снабжаем всем необходимым родильные и детские дома. В общем, помогаем чем можем. Еще существует продуктовая программа. Есть специальные магазины, в которые малоимущие люди могут прийти и получить еду, отправляем ее и в дома престарелых. Что же касается спорта, то я стараюсь делать все для того, чтобы в нашей стране было как можно больше открытых хоккейных коробок. Уже построено восемь. Два стадиона на стадии строительства. Помимо дел в Москве, приходится очень много ездить по регионам, встречаться с президентами различных федераций.

    — В своей жизни вы много раз воочию видели матчи НХЛ. Можете сопоставить их с уровнем хоккея в России? Все говорят, что в связи с созданием КХЛ он заметно вырос…
    — За океаном хоккей совсем другой. Интереснее. Из-за количества созданных на льду моментов.
    Не открою Америку, если скажу, что причиной тому — площадки. Там игра более направлена на ворота, больше бросков, эмоций. Нужно намного быстрее принимать решения. А у нас можно «зайти в углы» и там постоять. Есть пространство. В НХЛ сделать такого не дадут. Хоккеисты катаются практически без тормозов. Все на скорости. Надо уметь останавливать шайбу на лету. Очень много столкновений, потому что хоккеисты друг другу, скажем так, мешают. Болельщикам это нравится. Огромные дворцы всегда битком. Например, в Чикаго аж по 22 тысячи зрителей собирается, и билет купить невозможно. И даже если команда идет на последнем месте, как было с «Торонто», все равно свободных мест на трибунах нет.

    — А что касается условий, созданных для хоккеистов вне льда?
    — Здесь приближаемся. Все становится на профессиональные рельсы. Почти как в НХЛ. В каждой команде есть специальные люди, которые за все это отвечают и деньги получают.
    Мы же в свое время, представляете, до Дворцов спорта добирались общественным транспортом. Сейчас у нас все летают. Чартер стал уже привычным делом. Это очень важно. График напряженный, и игрокам надо отдыхать. Помню, когда мы приезжали на стадион, горячая вода из крана не текла. И не было ни мыла, ни шампуня, ни полотенца. Раньше самый молодой игрок, прежде чем идти домой, должен был сначала форму всей команды развесить для сушки. И сами мы ее по необходимости подшивали.

    В моем гардеробе 50 костюмов

    — Вы всегда выглядите на все сто. Уделяете большое внимание своему внешнему виду?
    — Стараюсь (улыбается). Предпочитаю носить то, что, с одной стороны, красиво, с другой — удобно. Хочется носить модельную обувь. Но, к сожалению, ноги не позволяют. Но все же, когда необходимо такую обувь надеть, как говорится, потому что надо, — приходится мучиться. Наверное, так же как женщинам, которые целый день ходят на высоких шпильках.

    — А какой стиль в одежде вам наиболее близок?
    — Раньше был спортивный. Сейчас — более классический, официальный. Практически каждый день хожу в костюме и галстуке. Ведь я депутат Государственной думы. Статус обязывает.

    — Гардероб у вас, наверное, немалый?
    — Угадали. Одних костюмов, наверное, штук 50. А то и больше. Галстуков вообще не сосчитать. Больше раза в два-три.

    — Моды придерживаетесь? Может, есть какие-то любимые бренды?
    — Я не сторонник того, чтобы у меня все было, допустим, от «Версаче». Если что-то нравится, не смотрю на ярлык — беру и покупаю.

    — Делать шопинг помогает супруга или полагаетесь лишь на свой вкус?
    — Сейчас это легло на плечи супруги. Я хожу только в магазины за продуктами. Но ничего потом не готовлю. Все делает Танюша.

    — Какой кухне отдаете предпочтение?
    — Мне по вкусу и китайская, и японская. Но одни суши, конечно, тоже надоедают. Так что стараюсь чередовать. Из того, что готовит жена, люблю все. Особенно ее борщ. А из напитков предпочитаю белое вино.

    — Человек вы очень популярный. Жизнь у вас бурная, насыщенная. Не устаете?
    — Принимаю это как должное. Ведь сам себе не принадлежу. Я часть системы. Просто понимаю, что это необходимо для людей, которые желают знать, с кем ты общаешься, чем дышишь. Хотят во всем подражать: в походке, в одежке и во взглядах. Вообще мне кажется, что каждому знаменитому человеку нравится, когда его приглашают на те же съемки. Он этим живет. Хотя, бесспорно, быть популярным непросто.

    — С таким плотным графиком свободное время — на вес золота?
    — Это точно. Когда я его все же выкрадываю, люблю бывать на даче: гуляю, отсыпаюсь, хожу в лес по грибы. Обожаю рыбалку! Она меня успокаивает. Самое же главное — как можно дольше находиться в кругу семьи.

    Жену сломил напором

    — Вас почти всегда и везде сопровождает супруга Татьяна, которая, насколько я знаю, помогает вам во всем. Любопытно было бы узнать, где вы свою половинку нашли?
    — Произошло это благодаря военной подруге моей мамы. Она увидела Таню и подметила, что девушка очень красива. И после Олимпиады в 1972 году нас и познакомили. Я позвонил, мы стали встречаться. А предложение руки и сердца я сделал уже через пять дней. Представляете, каково мне было, когда она отказала. Но потом я все-таки сломил ее своим напором.

    — Татьяна, наверное, испугалась, что предложение от вас поступило настолько быстро?
    — Наверное (улыбается). Помню, она мне призналась, что на тот момент у нее было очень много женихов, но никто так быстро не мог ею овладеть.

    — Выходит, вы влюбились с первого взгляда?
    — Я-то да. А Татьяна, получается, нет. Но у меня не было времени для раздумий. Как говорится, пан или пропал. Раньше про любовь с первого взгляда я только в книгах читал. Потом почувствовал ее на себе. Она все же есть. А вместе мы уже с 1972 года.

    — Что вас прежде всего в будущей супруге зацепило? Какие человеческие качества?
    — Я как-то сразу для себя отметил, что у моей избранницы красивая душа. Татьяна ответственная, порядочная, добрая. Все отдаст нуждающимся людям. Таких женщин сейчас очень мало. Если бы было больше, наверное, и жизнь была бы иной. И еще моя жена сильно дорожит семьей. Сейчас с огромным удовольствием воспитывает внуков.

    — Кстати, как поживает Максим Третьяк? Ведь он пошел по вратарским стопам своего прославленного дедушки.
    — В прошлом году внук играл за «Серебряных акул» с ребятами, которые были старше его на год. Времени на льду проводил немало, но нас не устраивала вторая лига. И мы перешли в ЦСКА. Здесь, конечно, конкуренция выше. Так что ребята занимают место в «рамке» по очереди. Это и понятно. Совершенно другой уровень! На данный момент основная задача у Максима одна — закрепиться в составе и стараться добиться того, чтобы стать вратарем номером один.

    — А удается хоть иногда преподать своему внуку уроки мастерства?
    — Раньше — до депутатской работы — я, конечно, мог заниматься с ним чаще — и в Москве, и в Канаде в моей школе. Она же существует больше двадцати лет. Через нее прошли такие вратари, как Бродер, Теодор, Белфор. Из наших — Набоков, Еремеев, Тарасов, Брызгалов. Они приезжали на сборы. Сейчас времени и на это нет. Но я все равно школу не забрасываю, периодически туда езжу. Чтобы не забывали (улыбается). И потом, чтобы Максим пообщался с канадскими вратарями. Не более того, ведь надо торопиться обратно домой. Причем когда депутаты уходят в отпуска, у меня только начинается пора хоккейных заявок.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий