• Призер Олимпийских Игр Борис Миронов: «Жалею только о неудаче в Нагано»

    16.06.09

    Читайте Спорт день за днём в

    Команду серебряных призеров Олимпиады в Нагано называли братской. Об атмосфере в той сборной до сих пор ходят легенды. Постепенно в легенд превращаются и ее игроки. Завершили с хоккеем братья Буре — Валерий и Павел. Повесил коньки на гвоздь защитник Дмитрий Миронов. Подходит очередь и 37-летнего Бориса Миронова, игравшего еще в прошлом сезоне играющим тренером за клуб высшей лиги «Рысь».

    Нахожусь в творческом поиске

    — Борис, это правда, что вы заканчиваете?
    — Окончательного решения еще не принял. Есть предложения из Высшей лиги. Думаю… В прошлом сезоне был играющим тренером в «Рыси». Договорились с Алексеем Касатоновым (главным тренером ХК «Рысь», ныне наставником МХК «Крылья Советов». — «Спорт»), что помогу настроить молодых ребят на победный лад. Хотя еще тогда задумывался перейти на тренерскую.

    ­— После прошлого результативного сезона в «Рыси» в КХЛ не звали?
    — Ничего не было, врать не буду.

    — Одним из возможных вариантов продолжения вашей карьеры называют МХК «Крылья Советов», которые возглавил Касатонов…
    — Разговор был, но пока никакой конкретики. С той стороны тишина. Я сейчас рассматриваю все варианты. В творческом, так сказать, поиске.

    — Как вообще работалось под управлением тренера Касатонова?
    — Великолепно. В начале сезона «Рысь» серьезно не воспринимали, а команда до наступления всех этих финансовых неурядиц шла в лидерах. Была правильно выстроена система, игроки направлены в нужное русло.

    — В «Виннипеге» вы оказались в 1993 году. Не страдали от нехватка информации о НХЛ?
    — Железный занавес к тому времени пал. Информация стала доступна. Я поехал со своим агентом в Монреаль, где проходил драфт. Ждал, когда назовут фамилию. Честно говоря, как и любой нормальный игрок, просто очень хотел испытать себя. Остальное в голову не брал. Раз выпал шанс, им надо пользоваться.

    — Первый выход на лед в НХЛ — это особые ощущения?
    — Естественно. Моим первым партнером по обороне стал Рэнди Карлайл, нынешний тренер «Анахайма». Он играл без шлема, я все удивлялся: как так?

    — Драки в НХЛ действительно настолько жесткие, какими видятся по телевизору?
    — Бои там намного эффектнее наших. Тафгаи — полупрофессиональные боксеры, которые так зарабатывают на жизнь. Летом они нанимают тренеров, с которыми работают в зале. Хотя подраться могут все. Был случай во время встречи «Баффало» — «Хартфорд» — сцепились братья Примо: Кейт и Уэйд. Мы с Димой тоже как-то «нашли друг друга». До рукопашной не дошло, но потолкаться успели. Для НХЛ это нормальное явление.

     

    Всегда буду помнить матч с чехами

    — Тяжело пережили расставание с «Эдмонтоном», где порой набирали по 50 очков за сезон?
    ­— Шесть лет в «Ойлерз» — мои лучшие годы. В Эдмонтоне родился мой сын. По сей день люблю этот город. Но закончился контракт, а денег, что я просил, мне дать не могли, и я оказался в «Чикаго». Таков профессиональный спорт…

    — Американцы от канадцев отличаются?
    — Мы их называли братьями. Что происходит в Америке, через 5–7 лет случается в Канаде.

    — Зато в «Рейнджерс» вы попали, что называется, к своим: сплошь чехи и россияне…
    — Общение с земляками важно всегда. Сколько бы ты там ни жил — у американцев и канадцев другой менталитет.

    — Сильно с российским разнится?
    — Многие мои русские друзья, которые женились на американках, вместе прожили год, от силы — два. Их менталитет — полная противоположность нашему. Самый яркий пример — фильм «Интердевочка».

    — За океаном до сих пор кричат о «чуде на льду», когда сборная американских студентов обыграла в финале команду СССР с Третьяком, Михайловым, Фетисовым… О великих успехах «Красной машины» у нас вспоминают реже. Справедливо?
    — Да, пожалуй, американцы уделили бы побольше времени (смеется). Наш хоккей всегда поддерживался на высоком уровне. А то, что произошло в Лейк-Плэсиде… Не должно было этого быть ни при каких раскладах. Специалисты это прекрасно понимают.

    — Обидная неудача с вашим участием, Нагано-1998, наверное, до сих пор душу скребет…
    — Всю жизнь буду помнить этот матч с чехами! Впервые на Олимпиаду пустили энхаэловцев. Были в одном шаге от золота. Юрзинов, Воробьев, Касатонов смогли сплотить ребят, настроить, вселить победный дух. Мастерства у нас хватало. Но… Чуть-чуть не хватило фарта. В раздевалке было тихо, как на похоронах…

    Племянник стал форвардом

    — Общаетесь с бывшими партнерами?
    — Во время сезона было сложно отыскать время. А так — созваниваемся с Дарюсом Каспарайтисом, Александром Королюком, с ребятами из США.

    — Как дела у олимпийского чемпиона Дмитрия Миронова?
    — Занимается бизнесом в Канаде. От хоккея отошел.

    — Егор Миронов продолжает славные традиции братьев Мироновых?
    — С одной лишь разницей — мой племянник играет нападающего в университетской команде за «Ниагара Фоллс».

    — Болельщики привыкли переживать сразу за нескольких Мироновых…
    — Придется ограничиться одним. Мой сын ударился в учебу.

    — В позапрошлом году спустя 13 лет вы вернулись в Россию. Что в первую очередь бросилось в глаза?
    — Сильно изменилась Москва: здания разрослись и ввысь и вширь, город стал краше. А хоккей стал моложе. Когда я уезжал, основная масса была постарше.

    — Что-то не сбылось из задуманного?
    — Я доволен своей жизнью в спорте. Желаю всем пройти ту же школу. Жалеть мне не о чем. Вот только Нагано…

    — А о чем мечтаете?
    — О спокойной, уютной жизни. Чтобы люди улыбались, здоровались, дарили хорошее настроение. Чтобы никого не постигали никакие проблемы и кризисы.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий