• Рашид Рахимов. Просто я устал

    20.10.11

    Читайте Спорт день за днём в

    Рашид Рахимов покинул пост главного тренера «Амкара» и объяснил, почему он решил так поступить, а также опроверг все страшные слухи о себе и признался, что совершенно не боится остаться вечным безработным.

    Уйти было лучшим решением

    — Про ваш уход сказали странно: отставка главного тренера «Амкара» пойдет команде на пользу. Как понимать формулировку?
    — Это слишком узкое определение, все-таки были и другие фразы. Но вообще действительно мне лучше было уйти.

    — Почему?
    — Да у меня просто начали исчезать эмоции. Знаете, в сложившейся ситуации возможности подняться в первую восьмерку уже не было. Всегда смотришь, что еще можно было бы сделать для того, чтобы улучшить результат. А сейчас... Да что говорить! Опять повторение прошлогодней ситуации, когда надо бороться за выживание.

    — Тоже задача.
    — Но ведь одно и то же третий год подряд. В такой ситуации нужна максимальная мотивация, а ее я перестал чувствовать. В нынешнем сезоне принято разделение на восьмерки, и на заключительную часть турнира у тебя будет один план – оторваться от 15-го места. А изменения должны дать всплеск игрокам. Понимаете, все это уже в моей жизни было. Взять прошлый сезон, когда мы шли по труднейшему календарю в концовке, но сумели сохранить место в премь­ер-лиге.

    — А чего вы ждали от этого сезона, кроме борьбы за выживание? Ведь зимой не было не единого основания думать, что пермский клуб сможет бороться за первую восьмерку. Команда-то едва выжила...
    — Вот зимой еще был вызов. Просто все вокруг говорили: пермяки будут на 16-м месте. У нас были финансовые проблемы, были трудности с комплектованием. И подобные сложности мотивировали: хотелось опровергнуть прогнозы. Да и настраивать команду было легче. Я понял, что мы не станем последними, еще зимой. И мы с ребятами доказали это. Но мы-то рассчитывали, что все-таки летом укрепимся, появится конкуренция за место в составе. Однако финансовые возможности не позволили этого сделать.

    Фон не тот

    — А вам, значит, обещали подкрепление?
    — Да. Зимой-то, понятное дело, на это рассчитывать не приходилось. Президент клуба Геннадий Шилов сразу сказал, что надо потерпеть, – просто еще долги висели, надо было с ними рассчитаться. Так что я был спокоен. Смотрел за другими клубами и четко осознавал, что если мы обойдемся без травм, то как минимум будем в середине таблицы. Рассчитывал, что, как и в 2007 году, сможем какое-то время обойтись 12–13 футболистами в составе. И, признаться, даже думал о первой восьмерке.

     

    — Ого.
    — А что такого? Везения бы нам... Если сейчас разбирать результаты, станет видно, что кое-где нам не хватало совсем немного. Удачи не хватало, может быть. Один мяч, один момент – и у нас бы было больше очков. Но нельзя долго участвовать в гонке на менее качественной машине, если кругом «Мерседесы».

    — А вот у меня «Киа». И я знаю, что если буду хорошо ухаживать за машиной и ровно ехать по трассе, то до финиша доберусь впереди многих. Последним точно не буду.
    — Вот именно. И я понимал, что мы последними точно не будем. Да, вы все верно говорите, но если ваши соперники тоже будут следить за своими автомобилями и ехать грамотно, то в равной ситуации вы им уступите. Так и у нас. Когда была возможность, мы брали очки. Но прыгнуть выше определенного уровня не могли. А когда стало понятно, что первой восьмерки нам не видать, то и я стал терять интерес к гонке.

    — Но вы ведь любите сложные задачи. А они были: надо не просто сохранить место в премьер-лиге, но и не попасть в стыковые матчи с клубами первого дивизиона...
    — Если ты не стал 15-м или 16-м, то есть не вылетел напрямую, то шансов остаться гораздо больше. Стыковые игры, конечно, – штука неприятная, но к ним команду можно подготовить. Тем более что соперник все равно уступает в классе. Там вообще главное – взять под контроль мотивацию соперника. Но речь о другом. В начале сезона мысли ведь были об иного плана и смысла задачах.

    — Ну и что? Задача – всегда задача, пусть и такая.
    — В моей карьере были и более сложные. В свое время я принял «Адмиру» в Австрии, которая после 12 туров имела одну ничью и 11 поражений. И мы не просто сумели сохранить прописку в высшей лиге, но и на следующий год стали одной из самых зубастых команд в стране.

    Первый становится третьим

    — Вот еще про что хотелось спросить. Целый год мы слышали от вас: «Надо купить игроков, нет денег на усиление»... Все вам деньги подавай. А тренер-то тогда зачем? Тренируйте то, что есть.
    — Вот сразу видно, что вы никогда не тренировали. Жизненно необходимо, чтобы в твоей команде была конкуренция. Нельзя брать ребят только на перспективу. Точнее, такие люди нужны, но они должны расти рядом с футболистами, которые могут их чему-нибудь научить. Вот взять опять же мой клуб в Австрии. Нам удалось привлечь тогда очень серьезных людей. У меня был игрок сборной Польши Тамаш Иван, поигравший в «Эйндховене». Я взял 35-летнего Владимира Юговича, который к тому времени был двукратным победителем Лиги чемпионов. При них и заиграла молодежь. Там же все это сразу видно было. Выходит Югович, берет мяч – и делает с ним то, чего из рядом бегущих никто делать не умеет. Через два-три дня смотришь, молодые стараются повторять трюки. Так же и во время игры было.

    — В «Амкаре» же тоже были люди, которые могли повести за собой: Алексей Попов, Дмитрий Белоруков.
    — И они своим примером показывали, как надо работать. Но мы-то говорим о другом – об общекомандном уровне. Команде были нужны исполнители. Ничего же придумывать не надо! Все понимают, что отличает команды топ-класса от клубов среднего уровня. Есть три вещи: техническое мастерство, командный дух, тактическая обученность. Но в топ-клу­бах на первое место ставится исполнительское мастерство, далее идут дух и тактика, тогда как в средних первый пункт меняется с третьим. Надо усиленно работать над командным духом.

    — И, в конце концов, утром встаешь – и понимаешь, что не хочешь никуда идти...
    — Нет-нет, свою работу я очень люблю. Но вечером, изучая видео, анализируя пройденное, ты понимаешь, что все упирается в одно: ты не можешь поменять третий и первый пункты.

    Одна ошибка

    — Аргументы у вас понятные. Для электрика. В том смысле, что электрику надоело в ЖЭУ, он пошел в ТСЖ и получил работу. И все это в течение дня. Но вы же тренер. А конкуренция в борьбе за работу в премь­ер-лиге просто огромная. Некоторые ничего не могут найти годами, а потом хватаются за какие-то подозрительные возможности.
    — Я уверен, что работу найду.

    — Ну не знаю... За последние три года тренеру Рахимову удавалось далеко не все.
    — А что было за три года? Два спасения в «Амкаре» и седьмое место с «Локомотивом». Но я не считаю, что в московском клубе у меня не получилось. Просто так преподнесено было, будто я провалился. Но это совсем не так.

    — Провалились.
    — А какое место в турнирной таблице мы занимали, когда я ушел?

    — Низкое.
    — После шестого тура мы были на 11-м месте. После шестого тура! Одна победа – поднимались, вторая – еще выше. Но я согласен, что в «Локомотиве» были допущены серьезные ошибки.

    — Какие?
    — Серьезная – одна. До сих пор корю себя за то, что начал строить команду с атаки. Надо было как обычно, как все делают, – сначала наладить оборону. А я решил по-другому. Амбиции и эмоции перехлестнули – ведь никто никогда этого не делал! С другой стороны, в атаке многое получалось, мы за несколько матчей создали 20 с лишним голевых моментов. Но вот не забили. А «Химки» подали угловой – гол, надо догонять. Сидим у ворот «Ростова», вот-вот забьем, но допускаем грубую ошибку в обороне – и снова приходится отыгрываться.

    — Почему же тогда вы так ошиб­лись?
    — Мой путь тоже правильный, просто он длиннее, чем тот, при котором сначала строится игра от обороны. Но руководству не хватило терпения.

    — Это все очень хорошо обсуждать проблемы с формированием игры. А мне кажется, что вы не потянули в «Локомотиве» из-за мелочей. Однажды пресс-атташе клуба сказал, что для интервью с игроком надо сначала звонить вам. Да не дело это главного тренера.
    — Объясню. Едем мы на сбор, и все журналисты хотят говорить с Питером Одемвингие. Я выхожу днем в холл, Питер разговаривает с журналистами. Выхожу после обеда – снова говорит. Через пару дней – точно такая же картина. А ведь ему два раза в день тренироваться! Он же не отдыхает, а только с прессой общается. Я и сказал пресс-служ­бе, что так нельзя. Интервью не запрещаются, но должна быть какая-то норма. И неправильно, чтобы только один человек говорил. И потом, вы помните, сколько было негатива!

    — Еще бы!
    — Вот-вот. Да и потом эти интервью... Какой скандал возник после одной беседы с Питером! Это же все на команду влияло и обстановку внутри коллектива совсем не улучшало. Представляете, я на сборе ни разу не видел, чтобы ребята сидели вместе в холле. Тренировка закончилась – по номерам. Ни посидеть ни с кем, ни посмеяться. Но самое главное, что такие вещи на поле переносятся: двое разговаривают, а с остальными – никакого общения. Все это надо было прекращать.

    — Со стороны выглядело так: вы пришли в большой клуб, стали наводить пермские порядки – и не рассчитали силы.
    — Да какие порядки! Я был таким же наемным работником. Но определенные моменты надо было исправлять. В частности, меня совершенно не устраивало настроение, которое создавала пресса. Получается, у нас в команде одна звезда, а остальные – никто. Это неправильно. Но в итоге все бы наладилось, игроки бы поняли мое требование, и я бы в дела пресс-служ­бы больше не лез.

    Системы в Перми нет

    — В Валерии Чупракове разочаровались? Все-таки бывший президент клуба едва не похоронил команду...
    — Неправильное определение. У него были свои мотивы, чтобы отказаться от финансирования клуба. Я его решение не поддержал и в личном разговоре все высказал. Но в человеке не разочаровался. Все-таки он многое сделал и для футбольного клуба, и для меня.

    — При Шилове все зарплаты были сокращены. Пострадали секретари, которые и раньше-то богатыми не были.
    — А что делать? Тогда была такая ситуация. Другой вопрос: куда идет «Амкар»? Роста нет, и пермяки могут повторить судьбу других клубов, которые сначала сокращали бюджет и старались выжить. Что же будет через несколько лет? Ничего.

    — Системы в Перми никогда и не было.
    — Сегодня стало лучше, чем в 2006 году. Но все равно этого очень и очень мало. За пять лет пермяки сделали очень маленький шаг. База, детская школа – все на низком уровне, хотя и улучшения видны. Я же часто наблюдал за тренировками детских команд и видел, что тренерам надо расти. Их нужно отправлять на стажировки, проводить семинары. При этом они должны быть уверены в своем будущем. Если зарплаты будут на приличном уровне, люди не станут думать, чем кормить семьи, – они начнут больше времени отдавать работе. Это азбучные истины, но без них никуда. А ничего подобного в Перми нет.

    — Вы можете вернуться в Пермь третий раз?
    — Зарекаться не буду. Но вообще все же случайно получается. Я и второй раз не должен был оказаться в «Амкаре».

    — Да ладно. Как только под вами стало качаться кресло в «Локомотиве», вас сразу начали отправлять в «Амкар». И Чупраков не отрицал.
    — Вот все эти слухи в футбольном мире... Чаще всего они берутся ниоткуда, а процент правдивых крайне невелик. Никаких разговоров с «Амкаром» по поводу меня не было. Более того, я даже не знал, что они Димитрова убрали: после увольнения из «Локомотива» я уехал в Европу. Да и вообще у меня были вполне определенные планы, хотел поработать над собой, побывать в разных европейских командах, чтобы посмотреть, как кто работает. Так вот, вернулся в Москву, включил телефон – посыпались сообщения, что кто-то звонил. И тут же новый звонок, от Чупракова. Помню, я у него сразу спросил, как с Нальчиком сыграли, так как не в курсе был. Тогда и получил приглашение.

    Я никогда не «пилил»

    — Достали вас разные слухи, да? Вот мы недавно узнали, что у вас выгодный контракт с «Амкаром». Вы, правда, потом все опровергли.
    — Ну да, привез свой контракт и показал. Это не проблема. Гораздо хуже, когда тебя обвиняют непонятно в чем.

    — Или вот в «Терек» вас сватали. Было такое?
    — Знаете, какое предложение настоящее? Когда тебе предлагают подписать контракт. А простой интерес... Да мало ли кто может позвонить на тему «А не хотел бы ты возглавить команду?». Это не разговор.

    — Вот еще один слух. Все ваши приобретения в «Амкаре» подозрительны. Не один раз говорили, что вы «пилите» трансферы. Скажите честно: «пилите»?
    — Полная глупость. Вы вообще про какие трансферы говорите?

    — Говорят, вы игроку Блажичу платили сумасшедшие деньги, учитывая, что секретари клуба получали копейки. А те же секретари сыграли бы не хуже легионера.
    — Блажич стоил несколько десятков тысяч долларов. И его зарплата была одной из самых низких в «Амкаре». При этом парень в свое время пробился в состав «Црвены Звезды». Да и потом, как вы вообще себе все это представляете?

    — Вот так: вы договариваетесь с агентом, рекомендуете игрока руководству, клуб покупает, вы делите с агентом проценты.
    — Ох, ничего себе! Я сразу скажу, что подобная схема невозможна. Хотя бы потому, что в любой сделке задействовано слишком много народа. И если ты будешь мухлевать, про это быстро узнают. Все это глупости, которым верят те, кто ничего не понимает.

    — И все-таки давайте о Блажиче. Вот сколько матчей ни видел – все время возникало чувство недо­умения. Лучше уж в раздевалке ремонт сделать, например...
    — Бросьте вы, не все так плохо. Нормальный футболист. И потом, я же говорю, мы могли приобретать игроков, исходя из собственных возможностей. А цены... Однажды мы интересовались футболистом из второй лиги. Думали, у нас вырастет. Знаете, сколько попросили?

    — Сколько?
    — Триста пятьдесят тысяч долларов. Мы его не купили. И он до сих пор играет в своем заштатном клубе второй лиги. Лимит на иностранцев так цены поднял, что за голову хватаешься. Мы имели возможность взять только бесплатных игроков.

    — Типа Артура Валикаева, который вообще непонятно что в премь­ер-лиге делает.
    — Если он в премьер-лиге – значит, заслуживает. Но у нас была такая ситуация, что людей совсем не оказалось. Да, Валикаев бесплатный, но с условием, что снова может вернуться в «Спартак». И клубу он обходился совсем в незначительную сумму. Или вот мы хотели взять игрока сборной Эстонии Константина Васильева. Очень сильно хотели. Он же с нами на сборах был, мы уже почти обо всем договорились. Но за него просили миллион!

    — За игрока сборной Эстонии?
    — Да. Мы сразу отказались. Но потом сумели его приобрести, значительно снизив трансферную сумму.

    — Скажите, вы в «Амкаре» сделали все, что могли?
    — Да. Я не скажу, что зря потратил время в клубе. Мы сделали многое, пережили трудные моменты. Но надо двигаться дальше. Начну ездить по сильнейшим европейским клубам, следить за тем, как проходит тренировочный процесс, учиться, искать что-то новое. А работа придет. Точно могу сказать, что работать готов не с 9 до 18, а все время, которое потребуется. Но сейчас надо отдохнуть.

    1977

    В душанбинских «Трудовых резервах» объявился непослушный мальчишка Рашид Рахимов, решивший закончить с боксом, борьбой и прочим хулиганством, став настоящим футболистом. Тренер Сергей Насыров это желание одобрил, взявшись лепить из ничего хоть что-то.

    1983

    Сборная Таджикистана сенсационно выиграла крупнейший всесоюзный юношеский турнир «Переправа», обыграв всех фаворитов и пропустив в пяти матчах всего лишь один гол. Примерно к этому времени сформировалось и прозвище одного из лидеров той команды, ставшей впоследствии основой для «Памира», – Садди Сикандари. Что в очень приблизительном смысле означает «Барь­ер для Александра Македонского». Вот так, не больше и не меньше.

    1991

    Почти три сотни официальных матчей (и 24 забитых в них гола) за родной «Памир», который прописался в элите советского футбола (в том числе и в высшей лиге поиграл), стали для его лучшего, безусловно, защитника пропуском в московский «Спартак». В команду, за которую он, как выяснилось в момент перехода, мечтал играть с детства.

    1992

    В «Спартаке» у провинциала не особо получилось (всего 11 матчей за полный сезон). Зато получилось уехать в Испанию, в «Вальядолид». А уж оттуда-то, из большой футбольной Европы, в Россию можно было через год-дру­гой возвращаться уже не мальчиком, но мужем.

    1995

    «Спартак» и «Локомотив» стали для зрелого мастера трамплином для прыжка в сторону Альп. Именно в Австрии двукратный чемпион России (1992 и 1994 годы) оформился в качестве «гражданина мира», сыграв за восемь сезонов полторы сотни матчей за «Аустрию», «Адмиру» и «Рид», получив австрийское гражданство и европейскую тренерскую лицензию.

    2006

    Три года неспешной тренерской деятельности в «Адмире» («Футбол в Австрии чахнет. Там неинтересно», – считает наш герой) прошли под знаком неизбежного потенциального возвращения в Россию – туда, где интересно, где всегда бурлит. «Амкар» стал пиком карьеры молодого тренера – восьмое место, подаренное Перми в сезоне-2007, послужило поводом задуматься о Москве.

    2009

    В богатом и амбициозном «Локомотиве» у него откровенно не получилось: вместо претензий на лидерство и титулы команда полтора сезона выцарапывала победы, боролась за ничьи и мирилась с поражениями. Закончив с Москвой в апреле, в сентябре он вернулся в ставший родным и близким «Амкар».

    2011

    Два года и 25 дней – столько продлилась его повторная командировка в Пермский край. 27 сентября тренера из «Амкара» вежливо попросили. Не зря, видать, придумали древние греки поговорку про то, что не стоит входить в одну реку дважды.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №40 (19-25 октября 2011 года).

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий