• Рикко Гросс: Захожу в тупик — сразу перехожу на английский

    01.02.16 19:00

    Старший тренер мужской сборной России дал интервью «Спорту День за Днем»
    Рикко Гросс: Захожу в тупик — сразу перехожу на английский - фото

    Фото: Getty Images

    В России настороженно относятся к иностранным тренерам. Местные специалисты к ним ревнуют, а болельщики признают только после больших побед. Как, например, Гуса Хиддинка в футболе или Дэвида Блатта в баскетболе. У Рикко Гросса, будем надеяться, еще все впереди. Четырехкратный олимпийский чемпион возглавил мужскую сборную России прошлым летом. Самое время подвести первые промежуточные итоги. В эксклюзивном интервью «Спорту День за Днем» 45-летний немецкий специалист рассказал о своих успехах в русском языке и объяснил, почему принял предложение из России.

    Фуркад бегает, как заяц

    — Херр Гросс, прошел уик-энд в Антхольце. Впечатляющий результат в сочетании с отличной погодой наверняка вас порадовали?
    — Да, светило солнце, и температура воздуха была очень приятной. Мои подопечные несколько раз попали на подиуме — это просто здорово. Мы увидели, что у нас очень ровный коллектив и сильный командный дух.

    — Какую промежуточную оценку вы бы дали своей работе с российской сборной?
    — Два наших спортсмена — Антон Шипулин и Евгений Гараничев — входят в топ-6 общего зачета Кубка мира. Мы очень довольны Алексеем Слеповым и Максимом Цветковым. Помимо этого, получили опыт выступления на этапах Кубка мира наши молодые ребята — Антон Бабиков и Матвей Елисеев. А особенно мы довольны тем, что на последнем этапе в Антхольце завоевали два золота и серебро.

    — Но побед могло быть еще больше?
    — К сожалению, ребят подводили ошибки, которых было слишком много, в результате чего они финишировали на местах с третьего по шестое. В Кубке мира ведущая группа биатлонистов очень ограничена. Попасть туда очень трудно, даже если предпринимаешь соответствующие усилия.

    — В каком физическом и психологическом состоянии находится ваша команда сейчас?
    — Антон Шипулин в прекрасной форме, как и в прошлом году. Я также уверен, что все остальные ребята сильно прибавили. Этого удалось достигнуть благодаря тяжелым тренировкам.

    — Видите ли вы различия между немецкими и российскими методиками тренировок?
    — Есть определенная разница, и я считаю для себя большим преимуществом иметь возможность оценить оба пути. Но вдаваться в подробности я бы не стал, с моей стороны это было бы глупо. Поразвлекаю всех разговорами, когда завершу тренерскую карьеру (смеется).

    Не мешает ли вам то, что некоторые российские биатлонисты готовятся к сезону индивидуально?
    — Так происходит в каждой команде — лидер определенное время готовится отдельно. Я тоже так делал, когда сам выступал.

    — Знаете ли вы какую-нибудь секретную кнопку, после нажатия которой Шипулин, наконец, возьмет Кубок мира?
    — К сожалению, далеко не всегда все ключи находятся в твоих руках. С французом Мартеном Фуркадом очень сложно сражаться. Он практически не допускает ошибок — при стрельбе невероятно точен и стабилен, кроме того и бегает, как заяц.


    — Кто может бросить вызов Фуркаду?
    — Антон однозначно относится к таким биатлонистам. Но все равно справиться с французом очень сложно.

    Молодежь — это ветвь, на которой вы сидите

    — Как вы оцените, в какой форме ваша команда подошла к январским этапам Кубка мира?
    — Считаю, процесс подготовки к чемпионату мира идет в правильном направлении. Самое главное, чтобы все спортсмены были здоровы. В нашей команде есть биатлонисты мирового уровня, поэтому мы должны постоянно быть готовы бороться за медали.

    — Вы как-то сказали, что главной целью является Олимпиада-2018. Кто из ваших подопечных может стать главной звездой Игр в Пьончанге?
    — К счастью, у нас есть многообещающие таланты, которые уже понюхали пороху на Кубке IBU. Пока что мое внимание сосредоточено на костяке команды. Но к нему также относятся такие спортсмены, как Бабиков, Елисеев, Лапшин, Паршиков. Они все уже одерживали победы на Кубке IBU. Хорошо, что у нас есть широкий выбор биатлонистов, но есть и сложность — нужно сделать правильный выбор.

    — Как вы оцените систему подготовки молодых биатлонистов в России?
    — Я не настолько долго здесь работаю, чтобы высказываться на эту тему. Россия - очень большая страна, где очень много центров подготовки. После сезона я уделю значительно больше внимания вопросам подготовки кадров. Молодежь — это ветвь, на которой вы сидите. Ведь те, кому сейчас от 18 до 22 лет, уже лет через пять будут выступать в Кубке мира.

    — На ваш взгляд, биатлон сильно популярен в России?
    — Насколько я успел понять, здесь это самый популярный зимний вид спорта. За ним пристально следят. Это ощущается во время интервью или даже писем болельщиков, которые я получаю.

    С Пихлером я не советовался

    — Когда на вас вышли с предложением из России, были ли сомнения, соглашаться или нет?
    — Были определенные вещи, которые заставили взять время на раздумье, но в итоге я принял предложение. Мне было очень интересно поработать с командой столь высокого класса.

    — Говорят, министр спорта Виталий Мутко лично разговаривал с вами. Вы уже познакомились?
    — Да, мы как-то встречались в Москве. На том мероприятии было множество других спортсменов, его посетил даже Владимир Путин. Впрочем, общение вышло коротким, на подробные беседы не было времени.

    — Прежде чем подписать контракт, вы советовались с Вольфгангом Пихлером, тренировавшим женскую сборную России?
    — Нет, я хотел самостоятельно принять решение. Потом мы с ним обменивались мнениями. Он хотел узнать, как мои дела в России. Это нормально для тренеров — обмениваться информацией. Я считаю, что пока у меня все идет достаточно хорошо.

    — Вы чувствуете прессинг, в том числе и со стороны политиков?
    — Болельщики и журналисты совершенно справедливо ждут от нас высоких результатов. Тренер всегда находится под прессингом, особенно когда он работает с такой успешной и амбициозной командой. Вопрос, до какой степени человек может допускать такое давление.

    — Так как сейчас поживает ваш внутренний мир?
    — В полном порядке! Однозначно!

    — Вы уже познакомились с комментатором Дмитрием Губерниевым?
    — Конечно. Пока у меня только хорошие ощущения от этого знакомства. Он очень позитивный парень, делает много для биатлона.

    — Вольфганг Пихлер как-то сказал, что допинг был актуальной темой для сборной России, но при нем она перестала быть таковой. Как вы справляетесь с проблемой допинга?
    — Я однозначно за чистый спорт и отвергаю допинг в каком бы то ни было виде. И сразу сказал об этом команде. Мои подопечные меня поддержали — соответственно, они тоже за чистый спорт. К тому же Союз биатлонистов России признает все действующие правила ВАДА и IBU и делает все возможное, чтобы функционировала системы борьбы с допингом. Именно поэтому мы проводим большую часть подготовки в Европы, чтобы WADA могла постоянно контролировать нашу команду. Черные пятна, увы, тоже бывают, если взять, например, российскую легкую атлетику, но я уверен, что у нас все в порядке.

    — Ваши подопечные были шокированы допинговым скандалом в легкой атлетике?
    — Да, они были в шоке. Точно так же, как и подобными скандалами в футболе или теннисе. Такие события бросают тень подозрения на всех спортсменов…

    В Кавголово фантастическая инфраструктура

    — Как у вас обстоят дела с изучением русского языка?
    — Мне невероятно повезло, что у меня была школа с русским языком. Сейчас это очень сильно помогает, постоянно что-то вспоминаю. Получается в целом неплохо — хорошо понимаю, что мне говорят. Еще я кое-что могу прочесть. Мои подопечные хотели бы, чтобы я говорил на их языке. К счастью, когда я общаюсь с командой, мне прощают мои грамматические ошибки. Если я сбиваюсь и не могу продолжать речь, на помощь приходит словарь. Когда совсем захожу в тупик, переключаюсь на английский. Главное, что ребята в итоге понимают, что я хочу до них донести. Коммуникация работает.

    — Вряд ли вы все время проводите с преподавателем.
    — Тренерская работа действительно отнимает много времени. На уйму вещей его просто не остается…

    — Можно ли сказать, что вы уже постигли загадочную русскую душу?

    — В первую очередь меня все же заботит тренировочный процесс, который должен быть идеально налажен и находиться под контролем. Русская душа? О ней можно поразмышлять и позже. Я уже довольно много видел в России. Был, например, в Тюмени, Липецке, Санкт-Петербурге. В первую очередь, правда, меня интересовали условия для тренировок. Все, что я видел, оказалось на очень высоком уровне.

    — На вашей шляпе изображена эмблема одной немецкой компании. Не хотeли бы вы стать представителем какого-нибудь российского бренда?
    — Когда я подписал контракт с Союза биатлонистов России, ко мне обратились с предложением о рекламе. Я с радостью согласился, так как эта компания производит высококлассные продукты, которые также могут быть интересны для многих тренингов центров в России. Если российские компании будут заинтересованы в сотрудничестве со мной, а я смогу поддержать их на немецком рынке — я готов к переговорам.

    — Как насчет Кавголово, что находится под Петербургом?
    — Там фантастическая инфраструктура! Как раз Кавголово мне очень-очень понравилось и произвело впечатление. Например, специальный тоннель, где можно летом бегать на лыжах.

    В прошлом году вы участвовали в гонке легенд, которую проводила в Белоруссии Дарья Домрачева. Как оцениваете собственную физическую форму?
    — Для участия в Кубке мира я уже точно не гожусь , но в целом я вполне доволен состоянием своего тела (улыбается). 

    Германия



    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий